Данный материал публикуется в рамках акции 'Переводы читателей ИноСМИ.Ru'. Эту статью обнаружила и перевела наш читатель Italia, за что мы ей крайне признательны

__________________________________________________

Завтрак у 'Тиффани' - случай, который нельзя упустить. То же самое название, что и у ювелирного магазина в Нью-Йорке, но в Приштине это всего лишь ресторан, где вместо Одри Хепберн можно часто встретить Рамуша Харадиная. Совершенно разная притягательность у нитевидной голливудской актрисы и массивного косовара из сельской местности Печа, даже если Рамуш считает себя красивым мужчиной. Пусть даже не совсем красивым, но, несомненно, важным. Достаточно пролистать его биографию. Сорок лет - 3 июля. Бывший командир первых вооруженных албанских банд под названием "UCK" (Национальная освободительная армия - ОАК), бывший премьер-министр, бывший обвиняемый в военных преступлениях международным Гаагским судом, бывший заключенный в голландской тюрьме в Схевенингене (Scheveningen), бывший обвиняемый, сегодня оправданный, но Гаагский суд подал апелляцию. Бывший прокурор в Гааге Карла дель Понте назвала его впоследствии "гангстером в форме", ее книга воспоминаний обвиняет бывшего главу миссии UNMIK Янсена Серенсена в том, что он всегда поддерживал и защищал безнаказанность Харадиная, являясь его другом и сотоварищем. Сейчас Рамуш Харадинай член парламента - он был кандидатом, несмотря на обвинение в резне гражданских сербов и цыган - и будущий главный политический герой независимого албанского Косово.

Наша встреча в "Тиффани" случайная и совсем не романтическая. Ресторан находится в центральной зоне, наводненной международными организациям, рядом со старинным офисом партии Ибрагима Руговы, прежнего лидера косоварского движения ненасилия, который оставался на этом посту до самой смерти благодаря насилию молодчиков типа Харадиная. Рамуш, по моим впечатлениям, даже симпатичный. Он уселся с двумя друзьями определенного вида в двух столиках от нас. Естественно, в гражданской одежде, без пиджака. Мы посмотрели друг на друга, и я его, конечно, узнал. Он, надеюсь, нет, но я в этом не уверен.

Мы уже пересекались с ним в мрачные годы Милошевича, когда он был полевым командиром, а я - репортером на передовой линии. Помню, как в тот период, в конце 1998 года, к официальным погибшим от покушений и противопартизанских операций прибавлялось большое число "десапаресидос" (пропавших без вести - прим. перев.). Пропал журналист "Радио Приштина", серб, и его жена с двумя детьми пришла плакать к нам, иностранцам. Она и ее муж были беженцами из Сараево. Беженцы высокого ранга, но все равно несчастные люди. Чтобы доказать, что и у журналистов есть душа, я пошел к Адему Демаки, старому албанскому оппозиционеру славянского господства, тридцать лет в югославских тюрьмах, и тогда бывшему "пресс-атташе" воюющей и подпольной UCK. Я попросил его сделать все возможное для того коллеги. Назвал зону исчезновения, и он мне сказал: "Спрошу у людей Рамуша". Неделю спустя он мне дал понять, что тот журналист уже никогда не вернется домой.

Официально я встретил Харадиная в феврале 2005 года, во время тех 100 дней, в течение которых он был премьер-министром регионального косоварского правительства. Пять лет после бомбежек НАТО, когда о Косово все еще рассказывалось как о мультиэтнической сказке в Диснейленде добрых намерений. Государственный визит тогдашнего министра иностранных дел Италии Фини (второе правительство Берлускони). Во время прощального приветствия вежливое пожатие рук и для всей министерской очереди, включая Ремондино. А через несколько недель - его официальное обвинение, отставка и заключение в тюрьму.

Даже ни для того, чтобы плохо говорить о Харадинае, никогда не опущусь до того, но чтобы хорошо отозваться о бывшем гаагском прокуроре Карле дель Понте. Конечно, бывший швейцарский судья в своей книге, которая самовосхваляет свою работу охотницы за балканскими преступниками, о Рамуше Харадинае чего только не рассказывает. Кажется, что все свидетели против него имели ужасное здоровье. Повальный мор, иногда от воспаления легких от свинца, и неизбежный окончательный оправдательный приговор. Подана апелляция, но в это время Рамуш уже дома, как никогда сильный и честолюбивый.

Среди немногих, кто не празднует возвращение героя (а он таков для большинства албанского Косово), конечно, и действующий премьер Хашим Тачи. Оба молодые и амбициозные, оба из бывшего UCK, боец Рамуш, политический комиссар Хашим. Давняя неприязнь, шепчут, и, конечно, прямое соперничество на следующих электоральных соревнованиях. Да, потому что первую политическую победу Харадинай уже завоевал: выборы через девять месяцев, как предусмотрено планом Ахтисаари, даже если интерпретация была спорной. Новые выборы после девяти месяцев со дня принятия Конституции и почти через год со дня провозглашения независимости, когда дым национального триумфа испарится, сметенный безработицей, коррупцией, отсутствием электроэнергии и обычной беспросветной рутиной выживания. Рамуш вместо Хашима, может и случиться, так как бывшая партия Руговы, "Демократическая лига", уже почти развалилась, и продается по кускам.

Потом, говорят, что в Косово не происходит ничего интересного. Может быть, в редакциях газет, но мы, обыкновенные журналисты, предпочитаем прокуренные бары и скрытые трактиры. Официозная и немного пьяная дипломатия в "Пассаторе", итальянском ресторане Антонеллы. Здесь говорят на английском, посылают на национальном. Тема: "переконфигурация" международной миссии в Косово, согласно решению Генерального секретаря Объединенных Наций Пан Ги Муна, принятому несколько дней назад. "Именно сейчас таиландец должен был показать силу", - жалуется один из анонимных сотрапезников, явно придерживающийся стороны ЕС. "И что сейчас будет с бедным Питером Фейтом (Pieter Feith) и его IСО' ("Internazional Civilian Office") (Международный гражданский офис Евросоюза - прим. перев.). "А с EULEX что будет? Бедный французский генерал Ив де Кемарбон (Yves de Kemarbon), кем он, черт побери, будет командовать?". "Рюкер (бывший губернатор, отправленный в отставку), мне говорят, будет бороться за место мэра в своей деревне в Нижней Баварии". В общем, все тут "переконфигурируют": личные карьеры и роли в землетрясении иерархий и хорошо оплачиваемых постов, которые Пан Ги Мун готовит на ближайшее будущее "международных представителей" в Косово.

Во время встречи с албанским высшим руководством уже упомянутый выше глава ICO голландской национальности и американской ориентации потокал тому, чтобы мягкий Сейдиу и осторожный Тачи (президент и премьер) послали к дьяволу бедного Пан Ги Муна, в то время как дипломатия подсказывала осторожность и умеренность. "Белград делает вид, что злится. Брюссель делает вид, что доволен. Вы проглатываете обиду частичной автономии сербских зон, так как получили формальную независимость". На днях, как бы то ни было, узнаем, что решило американское посольство.

А для Италии в то время все идет как нельзя лучше. Прибывает новый посол, высочайшего уровня, собирать урожай темной работы трудных времен. И еще больше, почти несомненное назначение Ламберто Занньер (Lamberto Zannier) "специальным представителем" Генерального секретаря ООН. Новый супер-губернатор, который должен будет держать разделенными и под контролем албанцев и сербов, и, прежде всего, UNMIK и EULEX. "Если не будет вето со стороны русских", - комментируют злые языки, стараясь сглазить. Другой момент итальянской гордости - командование всей миссией НАТО - KFOR для генерала Джузеппе Гаи (Giuseppe Gai), сотрудники которого уже готовы бороться до последнего против щекотливой американизации его фамилии.

Финальное замечание в качестве предупреждения на будущее. Чтобы никто больше не настаивал на предполагаемом партийном разделе RAI (Итальянское гостелерадио - прим. перев.) или на "Manuale Cencelli" для министров и помощников секретарей правительства. (Намек на известное, хотя никогда открыто не опубликованное "Руководство Ченчелли", в котором в 1967 г. христианский демократ Ченчелли предложил алгебраически-детерминистическую формулу распределения мест министров, помощников секретарей и пр. в зависимости от текущей политической ситуации - прим. перев.). Пусть все молчат до тех пор, пока не будут, наконец, раскрыты "Ченчелли ЕС", "Ченчелли ООН" и "Ченчелли НАТО". Чтобы все узнали, наконец, что важнее: высшее руководство UNMIK или высшее руководство ICO, полицейский EULEX или карабинер MSU (Multinational Specialized Unit, полк карабинеров под командованием НАТО - прим. перев.), командование в Косово или командование в Афганистане.

Международных кризисов у нас много, всем хватит.

_______________________________________

Автор перевода читатель ИноСМИ.Ru - Italia

Примечание: редакция ИноСМИ.Ru не несет ответственности за качество переводов наших уважаемых читателей

_______________________________________

Война Европы против самой себя ("Киевский ТелеграфЪ", Украина)

"Разделение" Косово ("Il Manifesto", Италия)

Игры вокруг Косово ("Newsweek", США)

Карла дель Понте подожгла фитиль ("Telegraf", Латвия)