В конце мая на Украине и за ее пределами отметили 70-ю годовщину трагической гибели полковника Евгения Коновальца, под непосредственным руководством которого в 1929 году была создана Организация украинских националистов. Благодаря его энергии и смелости ОУН уже в середине 30-х стала наиболее авторитетной националистической организацией как в среде украинской эмиграции, так и на украинских землях в составе СССР.

Активная деятельность ОУН, которая провозгласила своей целью обретение Украиной самостоятельности и соборности, не могла не привлечь внимание тогдашнего главного врага украинской государственности - руководящей верхушки СССР. Кремль раздражало то, что организация своей информационной работой доводила до ведома мировой общественности правду о Голодоморе 1932 - 1933 годов на советской Украине. С целью обезглавить украинские силы и спровоцировать в них внутреннее противостояние и раcкол накануне войны СССР с Германией, было решено убить Евгения Коновальца. В связи с этим в 1937 году Народному комиссариату внутренних дел СССР во главе с Николаем Ежовым было поручено разработать многоходовую операцию, которая фактически началась еще за несколько лет до того, когда советские спецслужбы начали активно действовать против ОУН.

Ее этапы и хронология событий такие. ГПУ советской Украины в 1933 году внедрило в среду ОУН за границей своего агента Василия Лебедя. Родом из Галичины, Лебедь в Первую мировую войну служил в подразделениях Украинских сечевых стрельцов Австро-венгерской армии. Попал в русский плен в 1915 году и к 1918 г. отсидел в лагере военнопленных под Царицыным, где тогда же находился в плену Евгений Коновалец. Достовернее всего, там они и познакомились, а потом - в годы национально-освободительных движений на Украине - вместе воевали против войск Красной армии и других врагов УНР. После отступления отрядов Е.Коновальца к Польше, Лебедь остался на Украине. Когда именно он был привлечен к сотрудничеству с ВЧК - неизвестно; по всей вероятности, в 1921 - 1922 годах.

В начале августа 1933 года Лебедь под фамилией Хомяк оказался в одном из портов Бельгии. Имел легенду, по которой он был руководителем националистического подполья на Украине, работал финансистом в строительном тресте Харькова в начале 30-х. Когда на Украине начались аресты, исчез из города и некоторое время скрывался, а потом с помощью фальшивых документов устроился к знакомым морякам на советский грузовой корабль, на котором и прибыл в Бельгию. Здесь он встретился с Евгением Коновальцем и другими руководителями ОУН. С их помощью легализировался и пребывал за границей больше года. В октябре 1934 года через Финляндию вернулся на Украину и доложил своему руководству, что Е.Коновалец считает его 'своим человеком'. Этим и решили воспользоваться в Москве, чтобы при содействии Лебедя-Хомяка внедрить в ОУН кадрового сотрудника центрального аппарата НКВД. Выбор пал на 28-летнего, но уже опытного и амбициозного Павла Судоплатова, который был родом из Мелитополя и прожил на Украине до 1933 года, а поэтому хорошо владел украинским языком.

В июне 1935 года Лебедь-Хомяк вместе с Судоплатовым, которого он называл Павлом Грищенко, прибыли в Финляндию, где незадолго до этого в НКВД появился еще один агент, внедренный в ОУН. Это - Кондрат Полуведько, 1895 года рождения, украинец, родом из Винничины, который в период 1918 - 1920 годов был украинским эсером и входил в круг сторонников УНР, но впоследствии отошел от активной политической деятельности, устроившись на работу в систему наркомобразования Украины. В начале 30-х украинское ГПУ привлекло его к негласному сотрудничеству и разработало легенду, согласно которой он входил в одну из националистических групп, ликвидированных ГПУ, был осужден, но смог убежать из Соловков в Финляндию.

Таким образом, в период 1933 - 1935 гг. в ОУН были внедрены три советских агента, деятельность которых координировалась из Москвы. Скажем, с целью нейтрализации возможных подозрений в общих действиях и, как следствие, минимизации угрозы своего разоблачения, Полуведько в разговорах с руководителями ОУН высказывал недоверие относительно Павла Гриценко, в то время как сам был объектом подозрений со стороны Лебедя-Хомяка.

Судоплатова-Грищенко Лебедь-Хомяк ввел в оуновскую среду в Финляндии, отрекомендовав его как комсомольца с Украины, который разочаровался в советской действительности, а также как молодого поэта и своего воспитанника, пригодного для работы в подполье на Украине. Пробыв полгода в Хельсинки, в январе 1936 года Грищенко приехал в Берлин, где прожил следующие полгода под именем 'Норберт' и где встретился с Е.Коновальцем, к которому сумел войти в доверие. Также ему удалось вместе с Коновальцем осуществить поездку в Париж и Вену, где он встретился с лидерами украинского правительства в изгнании и был посвящен в планы возможного развития националистического подполья на Украине на случай начала войны.

После двух лет пребывания за границей Судоплатов по решению из Москвы, летом 1937 года был вывезен на территорию СССР через Эстонию. Его приезда на Украину в письме к Коновальцу, требовал Лебедь-Хомяк, который вернулся туда еще в августе 1935 года. Для этого была придумана легенда, что на Украине Грищенко будет оформлен радистом на советское судно, которое регулярно заходит в иностранные порты. Это якобы давало ему возможность поддерживать постоянную связь между подпольем ОУН на Украине и националистическими организациями за границей. Коновальцу такая идея понравилась, поэтому он согласился на возврат Судоплатова-Грищенко в СССР. И уже в сентябре того же 1937 года Судоплатов, прикрываясь новой легендой - радиста на грузовом судне, опять выехал за границу в Бельгию, где встретился с ближайшими помощниками Коновальца - Дмитрием Андриевским и Ярославом Барановским. После чего вернулся в Москву.

Перед тем, как описать дальнейшее развитие событий, стоит попробовать ответить на вопросы: как случилось так, что три агента советской разведки в течение всего только двух лет смогли проникнуть в руководящие органы ОУН и войти в доверие к лидеру организации - Евгению Коновальцу? Ответ нужно искать в том времени. Когда украинские националисты провозгласили своим лозунгом создание украинского соборного самостоятельного государства, они были оторваны от Украины, в частности, от той ее части, которая входила в состав СССР. Время после эпохи освободительных движений УНР шло вперед, и приобретенная в процессе инерция украинской государственности, в силу различных причин, угасала. Большевистский режим массовыми репрессиями и Голодомором 1932 - 1933 годов пытался уничтожить любые проявления украинства.

Е.Коновалец и его сподвижники исходили из того, что противодействовать этому ОУН без связей с патриотическими силами на советской Украине и создания на ее почве действенного националистического подполья, не сможет. Поэтому ими выискивались любые возможности для установления контактов с украинскими националистическими группами и патриотами-одиночками на Украине, что было на руку тогдашней спецслужбе СССР - ОГПУ-НКВД. Относительно ОУН применялся шаблон известной спецоперации 'Трест'. В СССР создавались фиктивные антисоветские подпольные организации, лидеры и рядовые участники которых - завербованные агенты или кадровые сотрудники ОГПУ НКВД, имея каждый отработанную легенду, подставлялись для связей с заграницей или сами их активно налаживали. На такой 'крючок' попала и ОУН.

Лебедь-Хомяк, как отмечалось, выступал как раз в роли руководителя националистической подпольной организации, а Полуведько 'был репрессирован советской властью и убежал за границу из Соловков'. Что касается П.Судоплатова, то его 'разочарование' советской властью, 'подкрепленное националистическим воспитанием' со стороны Лебедя-Хомяка, отвечало надеждам и ожиданиям лидеров ОУН, считавших, что лучшие представители украинского народа, особенно среди молодежи, кем бы они ни были, даже коммунисты и комсомольцы, столкнувшись с массовыми репрессиями и голодоморами, не могут не прозреть и не выступить против советской власти.

К тому же, сам Судоплатов, имея незаурядный талант психолога, использовал в своих интересах тогдашнюю внутреннюю ситуацию в ОУН, а именно напряжение в отношениях и некоторые противоречия во взглядах на деятельность организации между двумя группами. Первую представляли Евгений Коновалец и большинство членов возглавляемой им ОУН, которые проживали в основном за границей, другую - Степан Бандера и националисты, которые действовали на Западной Украине. Противоречия, которые время от времени возникали между ними, как раз и объяснялись различными условиями борьбы, а, следовательно, различной оценкой ситуации накануне войны.

Судоплатов притворился сторонником ЕКоновальца, путем лжи и интриг разжигал неприязнь и противостояние между сторонниками обеих групп. Кроме того, он сумел убедить руководителя в том, что он и такие, как он, кто 'ведет тяжелую подпольную борьбу против большевистского режима', являются будущим Украины, а сейчас они возлагают самые большие надежды на пути обретения Украиной независимости и возрождения украинской нации именно на него - лидера ОУН, Евгения Коновальца. Бесспорно, проводя такую утонченную психологическую линию, 28-летний Судоплатов сыграл на чувствах Коновальца, который был старше его на 16 лет. И хотя Ярослав Барановский, Роман Сушко и некоторые другие авторитетные деятели ОУН замечали в поведении П.Грищенко - 'Норберта' отдельные подозрительные моменты и не доверяли информации, которую он привозил из СССР, но Е.Коновалец этому особого значения не предавал.

А в Кремле после того, как ознакомились с добытой Судоплатовым информацией о деятельности и планах ОУН, приняли решение ликвидировать лидера ОУН. Бесспорно, такой замысел возник у самого Сталина. В середине ноября 1937 года он вызвал к себе наркома НКВД Николая Ежова, начальника ИнО (иностранного отдела) НКВД Абрама Слуцкого и П.Судоплатова. Последний доложил о ситуации в ОУН, но когда Сталин спросил, какие будут предложения, все трое ничего не смогли сказать. Поэтому он дал им неделю на размышления.

Уже на второй день Слуцкий направил Ежову подготовленную при участии Судоплатова докладную записку, в которой предлагалось с целью интенсивного внедрения в ряды ОУН новых агентов, послать за границу трех сотрудников украинского НКВД. Вместе с ними предусматривалось направить для подстраховки и одного украинского националиста. И больше ничего. Ежов, прочитав эту записку, вопросов не задавал, но приказал Судоплатову выехать в Киев и переговорить с руководителями Украинской республики Станиславом Косиором и Григорием Петровским, что и было сделано. Как вспоминает в своих мемуарах Судоплатов, они оба проявили интерес к предложенным НКВД мерам относительно ОУН, но от себя предложить ничего нового не смогли.

Очевидно, Ежов послал Судоплатова в Киев по указанию Сталина. Тогда возникает вопрос, а для чего это потребовалось? Можно допустить, что Сталин, решив уничтожить лидера украинских националистов Евгения Коновальца, в то же время хотел, чтобы такое предложение поступило от украинских товарищей. Таким образом, он делился ответственностью 'со своими соратниками'.

Следовательно, визит Судоплатова к Косиору и Петровскому был определенным сигналом для них, но они, очевидно, не совсем его поняли. Кто знает, возможно, поэтому оба и поплатились: первый - своей жизнью, а второй - карьерой (в 1938 году его перевели из Украины с должности главы ВУУВК в Москву на второстепенную должность). Известно, что Сталин очень не любил тех, кто не угадывал его желаний. Историки сталинских времен утверждают, что очень хорошо это получалось у Л.Берии, поэтому он и продержался во властной верхушке до самой смерти кремлевского хозяина.

Через неделю после возвращения Судоплатова из Киева, его и Ежова опять вызвали к Сталину, в кабинете которого был Петровский. Последнего после того, как Судоплатов за пять минут изложил вышеупомянутый план действий, Сталин попросил высказаться. Возможно, на тот момент 'всеукраинский староста' уже и понял, чего от него хочет вождь, но сделал это как-то нескладно, торжественно и с пафосом заявив, что на Украине Коновалец заочно приговорен к казни за преступления против украинского пролетариата. Сталин его перебил и сказал, что целью является не отомстить, а обезглавить украинских националистов, чтобы заставить их уничтожать друг друга в борьбе за власть.

После окончания аудиенции Сталин спросил Судоплатова, правильно ли тот понимает политическое значение порученного ему боевого задания. Судоплатов понял, что ему приказано ликвидировать Евгения Коновальца.

В мае 1938 года Судоплатов позвонил из Норвегии Е.Коновальцу и договорился с ним о встрече в Роттердаме, куда и приплыл через несколько дней на грузовом судне. Место и время встречи - 23 мая в 12 часов в ресторане 'Атланта', который находился в десяти минутах ходьбы от железнодорожного вокзала. Коновалец приехал в Роттердам поездом (из Вены через Берлин) утром того же дня. Около одиннадцати часов поселился в гостинице 'Централь' и пошел в 'Атланту'. А Судоплатов, как потом, спустя много лет, сам изложил в своих воспоминаниях, в одиннадцать часов сошел с судна на берег. За десять минут до этого, сотрудник отдела оперативной техники НКВД Александр Тимаков, который сопровождал его в этой поездке, зарядил взрывное устройство, а сам остался на борту судна.

Около 12 часов Судоплатов подошел к 'Атланте' и увидел там Коновальца, который сидел один за столиком около окна, после чего присоединился к нему. Поздоровавшись, сказал, что должен срочно вернуться на судно, с которого будет иметь возможность сойти на берег через несколько часов. Поэтому договорились о встрече в центре города в 17 часов. Пообщавшись с руководителем ОУН несколько минут, П.Судоплатов подарил ему взрывное устройство - злосчастную коробку шоколадных конфет (вынул ее из внутреннего кармана и положил перед ним на столик, изменив ее положение с вертикального на горизонтальное) и быстро вышел из ресторана. Сразу повернул на боковую улочку и зашел в первый же магазин мужской одежды, где купил шляпу и светлый плащ. Надев их, вышел из магазина и услышал взрыв. Люди вокруг него побежали в сторону ресторана, а он поспешил на вокзал, где сел на первый же поезд до Парижа.

Е.Коновалец вышел из 'Атланты' через несколько минут после Судоплатова и направился к гостинице. На главной улице Роттердама-Колсингель, около кинотеатра 'Люмерье', в 12 часов 15 минут произошел мощный взрыв. Его сила была такой большой, что тело Коновальца было выброшено на проезжую часть. Ему оторвало правую ногу и левую руку, все тело, кроме головы, было обезображено. В результате взрыва также пострадало четверо прохожих голландцев. Утром следующего дня Е.Коновалец умер в одной из городских больниц, куда его доставила карета скорой помощи.

Гибель руководителя ОУН стала тяжелой потерей для украинского националистического движения, в котором он имел неопровержимый авторитет и большое уважение. Через несколько дней после трагедии его похоронили на роттердамском кладбище. В конце нужно отметить, что наступило время не только сказать правду об одном из страшных преступлений советских спецслужб, а и добиться перезахоронения праха Е.Коновальца на Украине. Только тогда можно сказать, что украинцы выполнили свой долг перед одним из наиболее известных лидеров национально-освободительного движения.

________________________

Роман Шухевич.: первый среди равных ("Украинская правда", Украина)

Б.У.М. - большой украинский миф ("Politics.in.Ua", Украина)