МОСКВА - То, что Владимир Путин теперь правит Россией не в качестве президента, а как премьер-министр, изменило характер движения на московских улицах, но не более того.

Дорожные пробки вокруг Кремля вырастают до огромных размеров, поскольку улицы здесь регулярно перекрывают для проезда автомобильных кортежей Путина и отобранного им в качестве президента Дмитрия Медведева. 'Это естественно, - сказал на днях один водитель, - ведь теперь у нас два президента'.

После майской инаугурации Медведев постарался придать более мягкую окраску неистовой решимости Путина показать всему миру, что Россия снова стала мировой державой. Приехав в этом месяце в Берлин в рамках одного из первых своих зарубежных визитов в качестве президента, Медведев подчеркнул необходимость 'нового мирового порядка'.

Лидеры призывают к созданию нового мирового порядка только тогда, когда они уверены, что их страна в нем будет доминировать. Это было верно в случае с Джорджем Бушем-старшим в 1991 году; это верно сегодня в случае с Путиным, Медведевым и остальными членами реорганизованного российского руководства.

Тот термин, который старался популяризировать Буш после своего опьяняющего военного триумфа в Кувейте, все чаще принимают на вооружение официальные лица из Кремля, чтобы продемонстрировать, что время США как глобальной сверхдержавы прошло, и теперь быстро наступает момент России.

По целому ряду причин Путину удастся трансформировать миропорядок не больше, чем это удалось сделать Бушу - если, конечно, следующая американская администрация поведет себя достаточно умно и расторопно в разрешении тех проблем, которые Россия намерена создать для Америки, играющей меньшую, но по-прежнему доминирующую роль в европейской безопасности и международных финансовых институтах.

В Берлине Медведев почти ничего не сказал о российских намерениях. Но зато министр иностранных дел Сергей Лавров в своей речи 20 июня и в ходе последовавшей за ней беседы, которую я провел с ним здесь, обрисовал амбициозную программу перемен в новую эпоху 'многополярного сотрудничества ... и коллективного руководства' в международных делах.

Новый 'мировой порядок' не может основываться на 'англо-саксонской модели, которую кое-кто пытается навязать остальному миру', заявил Лавров. Это будет означать ликвидацию 'архитектуры 'холодной войны' для безопасности в Европе'.

Он предложил провести европейскую конференцию по безопасности с участием Соединенных Штатов, России и Евросоюза, а также ряда других региональных организаций, таких как НАТО. Ее цель - создание новой системы контроля армий и альянсов на 'евроатлантическом пространстве'.

Эта идея, представленная в ее нынешнем виде, не понравится ни администрации Буша, ни его преемнику. Неявно выраженная цель этой идеи заключается в снижении значимости Соединенных Штатов и НАТО в вопросах европейской безопасности.

Но в то же время она отражает понимание российским руководством того факта, что сегодня остальной мир смотрит на Россию как на 'страну постоянного вето', которая все время говорит 'нет' - расширению НАТО, независимости Косово, более активному международному вмешательству в Дарфуре. Руководство это пришло к выводу, что при Медведеве необходимо начать выдвигать более позитивно звучащие предложения.

Пока роль Медведева больше сводится к представительским функциям, нежели к работе по сути. Он не смог даже назначить собственного советника по внешней политике, а Путин поставил на должность заместителя руководителя аппарата своего правительства и де-факто дипломатического советника Юрия Ушакова, ранее очень эффективно работавшего российским послом в Вашингтоне.

Лавров также конкретизировал те общие критические замечания, которые озвучил Медведев по поводу американских финансовых рынков и их влияния на мировую экономику. Новый мировой экономический порядок, по словам Лаврова, 'должен быть многополярным и включать в себя более сбалансированное распределение финансов и национальных ресурсов'.

Сегодня звучат сообщения о том, что Россия вынашивает идею объединения экспортеров природного газа в международный картель, похожий на Организацию стран-экспортеров нефти ОПЕК. Говорят, что Венесуэла и Иран также проталкивают эту идею и готовы официально представить ее в октябре.

Экспорт энергоресурсов приносит России огромные валютные доходы. Но ресурсный бум скрывает общую неспособность страны развивать другие отрасли экономики.

Промышленность находится в стагнации, а годовые темпы инфляции составляют 12 процентов. Начатые в 90-е годы при бывшем премьер-министре Егоре Гайдаре реформы обеспечили России темпы роста в 10 процентов. Сейчас, при Путине и Медведеве, они упали до 7 процентов.

Короче говоря, российская экономика - это колосс на глиняных ногах, который еще долго не даст Кремлю возможности доминировать в новом миропорядке - если такая возможность вообще возникнет. Затраченные усилия и та враждебность, которую навлекла на себя Россия своими попытками быстро переделать мир, делает эту цель недосягаемой. США знают это на собственном опыте.

Следующая американская администрация должна предоставить России время и достаточную свободу действий, чтобы доказать это вновь. И Джон Маккейн (John McCain), и Барак Обама (Barack Obama) смогут начать долгую игру, в которой Россию будут воспринимать вполне серьезно, но не обязательно на диктуемых ею условиях.

________________________________________

Неверное восприятие России ("Foreign Policy", США)

Никогда еще Россия не была такой сильной ("Le Temps", Швейцария)

Чего хочет Россия? ("Dziennik", Польша)