Велико искушение сравнить НАТО и Европейский Союз с футбольными командами Франции и Италии на Евро-2008. Их объединяет феномен 'конкурентоспособного упадка'. Евросоюз и НАТО могут считать друг друга потенциальными соперниками или комплементарными партнерами в оборонной области, но в кулуарах их руководители признаются в том, что испытывают похожее разочарование. 'Нам не удается перевести наше военное присутствие в политическое влияние', - говорит сотрудник НАТО. Как тут не вспомнить сетования представителей ЕС по поводу того, что им не удалось на Ближнем Востоке 'превратить экономическую помощь в политическое влияние'.

Кризисы, которые переживают оба института после ирландского 'нет' Лиссабонскому договору и в связи с ухудшением ситуации в Афганистане, разной природы. Однако в конечном счете речь идет о двух кризисах идентичности. И НАТО, и ЕС после расширения вынуждены пересматривать свои принципы функционирования, а также цели и задачи.

С этой точки зрения НАТО предстоит решать более сложные задачи, поскольку расширение организации, занимающейся безопасностью, наделяет ее новой ответственностью, лежащей за рамками прежней. Переход от Северной Атлантики к Афганистану, от политики сдерживания к боевым действиям представляет нешуточный вызов. Сможет ли альянс пережить поражение в Афганистане? Это далеко не риторический вопрос. Сложность задач, которые нужно решать в Афганистане, с самого начала сильно недооценивалась. Отсутствие четкой цели - нужно одержать победу над Аль-Каидой или установить в стране демократию? - до сих пор являет проблему. Как и отсутствие надлежащих ресурсов. НАТО отправило в страну, размером с Францию, столько же солдат, сколько и в крошечную Боснию. Война в Ираке не только привела к утрате последовательности в действиях, она подорвала солидарность союзников в отношении общих целей.

Другая важная проблема НАТО связана с утратой нравственного превосходства Соединенными Штатами. В воображении европейцев Америка отныне скорее ассоциируется с рабством, чем со свободой. Но афганская 'трясина' и имидж Америки - не единственные проблемы, с которыми сталкивается НАТО. Ей также нужно пересмотреть свои отношения с возрождающейся Россией. Альянс уже не может довольствоваться своей первоначальной задачей, как ее формулировал лорд Исмей (Ismay): привлекать Америку, исключать Россию и сдерживать Германию. НАТО, утратив географическую когерентность, столкнулась с серьезным кризисом идентичности. Может быть, она станет 'лигой демократии'? Тогда ей стоит рассмотреть возможность поддержания особых отношений с такими странами, как Индия или Япония, например. Если НАТО останется 'западным альянсом' в глобализованном мире, должна ли она лишать Кремль права вето? Или в конечном итоге она превратится в альянс по поддержанию за стабильности в зарождающемся новом многополярном мире, куда войдут все новые державы - Китай, Индия, Бразилия, не говоря уже о России. Очевидно одно: до тех пор, пока у Запада, пусть даже 'съеживающегося', останется хотя бы немного влияния, он должен создавать как можно более эффективные институты.

Дилемма, стоящая перед ЕС, по сути своей почти та же. Евросоюз был настолько успешен, что принял в свои ряды новых членов и расширил зону своей ответственности, но это отрицательным образом сказалось на последовательности его действий и ясности целей. Каков он, европейский проект? Где лежат ее пределы? Мечта стать 'Соединенными Штатами Европы' осталась в прошлом, а предложение Жака Делора (Jacques Delors) создать 'Соединенные нации Европы' было слишком неоднозначным, поэтому оказалось неэффективным. Сможет ли ЕС после ирландского 'нет' найти спасение в 'коалиции добровольцев', которую придумала НАТО? Удастся ли наиболее решительным сторонникам европейской интеграции покинуть 'стаю', не парализует ли их коалиция колеблющихся?

Ирландское 'нет' для ЕС - не то же самое, что для НАТО - афганская 'трясина'. И, тем не менее, оно является ощутимой неудачей и институциональным, политическим и психологическим вызовом. Как воссоздать 'путеводную нить', способную примирить ЕС и его граждан? Евросоюзу лучше, чем НАТО, удалось завоевать сердца и убедить европейцев в том, что в глобализованном мире ЕС является частью решения, а не проблемы.

Доминик Муази - один из основателей Французского института международных отношений (IFRI)

___________________________________________

Раскол в рядах НАТО ("The International Herald Tribune", США)

Европа сползает к собственной незначительности ("The Washington Post", США)

Европа - геополитический карлик ("The Financial Times", Великобритания)