Провал Лиссабонского договора в Ирландии запустил негативную 'цепную реакцию' в Европе. Вот уже и президент Польши Лех Качиньский заявил, что отказывается подписывать договор о реформах ЕС. Заявление о переносе подписания договора сделал и президент Германии Хорст Келлер. Не сегодня-завтра то же самое заявит и официальная Прага.

Случилось то, чего руководство ЕС боялось больше всего. Польша в очередной раз показывает Европе свой крутой норов. Развалив в свое время Совет экономической взаимопомощи, новые польские лидеры, похоже, делают все возможное, чтобы теперь развалить и Евросоюз.

Польский президент, который в недавнем прошлом активно протестовал против Лиссабонского договора, в очередной раз огорчил европейцев. Казалось, все дебаты о 'евроконституции' позади и Польша уже добилась от уставшего бороться Брюсселя всех уступок, которых только желала. В конце концов, сам же Качиньский в декабре прошлого года уже подписал Лиссабонский договор. Недавно его ратифицировал польский сейм. Оставалось лишь продублировать свою подпись президенту, и договор считался бы ратифицированным Польшей.

Но буквально в последний момент Лех Качиньский заявил об отказе подписать документ. 'После результата референдума в Ирландии это становится бессмысленным (...) Трудно сказать, чем все это закончится, но, с другой стороны, заявления о том, что без этого договора не будет Евросоюза, являются несерьезными', - сказал Качиньский.

Причем произошло это как раз накануне вступления Франции в права председательствующей в ЕС страны. В связи с этим наблюдатели сразу же отметили, что заявление Качиньского в первую очередь ставит под удар президента Франции Николя Саркози, который заявил, что выход из институционального кризиса ЕС будет для него главной задачей во время наступившего председательства.

Нынешний демарш Качиньского - не спонтанное проявление чувств, а хорошо выверенная акция со многими задачами. За ней явно угадывается все та же политика едва прикрытого шантажа, которую Варшава, в зависимости от обстоятельств, применяет в отношении своих главных союзников по НАТО и ЕС: к Вашингтону - в вопросах ПРО, к Берлину и Парижу - в вопросах Евроконституции или Украины.

Кстати говоря, и в Берлине в последний момент тоже решили притормозить лиссабонский процесс. Правда, по другой причине. Президент ФРГ Хорст Келлер отложил подписание закона о ратификации Лиссабонского договора, который был принят Бундестагом 24 апреля и утвержден Бундесратом 23 мая нынешнего года большинством в две трети голосов из-за того, что хочет дождаться решения Конституционного суда, куда поступило несколько исков против договора.

Впрочем, риск распространения ирландского 'почина' растет не только в Германии и Польше, но и в соседней Чехии. Президент этой страны Вацлав Клаус уже констатировал 'кончину' Лиссабонского договора, а местный Конституционный суд, как ожидается, лишь в октябре-декабре вынесет свой вердикт относительно этого документа. В этом случае, даже при благоприятном исходе, ломается весь график вступления в силу договора о реформах. А ведь и в Чехии договор должен подписывать президент.

Таким образом дальнейшая судьба Евросоюза сейчас фактически оказалась в руках главных 'евроскептиков' Европы - лидеров Польши и Чехии. Лидеров двух стран, которые с некоторых пор играют в стратегии США в Европе определенную, не до конца еще проясненную роль. Роль, которую некоторые аналитики сравнивают с ролью троянского коня.

______________________

Политтехнологии Саркози и возврат Франции в военные структуры НАТО ("The International Herald Tribune", США)

Конкурентоспособный упадок Запада ("Les Echos", Франция)