Случайно или нет, но руководители России решили начать свое внешнеполитическое наступление, выступая именно перед немецкой аудиторией. В первый раз это произошло в начале июня во время визита в Берлин свежеиспеченного президента Дмитрия Медведева. Второй раз - инициативы были озвучены министром иностранных дел Сергеем Лавровым на форуме, организованном в Москве фондом, близким к Deutsche Bank. Россия предложиласозвать масштабную конференцию на высшем уровне для определения нового порядка обеспечения безопасности в Европе.

'Атлантизм как единственный принцип исторически изжил себя', - заявил г-н Медведев и выступил с инициативой 'разработать и заключить юридически обязывающий Договор о европейской безопасности'. Лавров, в свою очередь высказал сожаление по поводу того, что между Россией и Западом "взаимного доверия и взаимного уважения на межгосударственном уровне было больше в период холодной войны", и предложил создать новое евроатлантическое пространство, основанное на четких принципах.

Президент России вернулся к этому вопросу во время саммита Россия-ЕС, проходившего на прошлой неделе в сибирском городе нефтяников Ханты-Мансийске. Совершенно очевидно, что этот новый порядок обеспечения безопасности в Европе станет на ближайшие месяцы и даже годы лейтмотивом российской дипломатии.

Какова будет реакция европейцев и американцев? Они могут сделать вид, что ничего не слышали. Правда придерживаться этой позиции в течение долгого времени не удастся - упорство, с каким русские гнут свою внешнеполитическую линию, хорошо известно. В конце 1960-х годов СССР стал требовать созыва паневропейской конференции по безопасности: в те времена ему нужно было закрепить за собой свои завоевания в Европе. И в конечном итоге он добился своего: в 1975 году состоялась конференция в Хельсинки, в результате которой появилось Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ).

Другая возможная ответная реакция - напомнить России, что в Европе уже существуют структуры, обеспечивающие безопасность: ОБСЕ, преемница СБСЕ, в которую входят все государства Европы от Атлантики до Урала, а также Соединенные Штаты. В задачи ОБСЕ входит продвижение мер по сокращению вооружений и надзор за соблюдением прав человека и демократических принципов.

Американцы и их самые верные союзники могут также добавить, что расширенная НАТО является одним из основных гарантов безопасности в Европе. Русские ассоциированы с альянсом через Совет Россия-НАТО.

Но именно тут - уязвимое место. Кремль хочет получить право контроля, если не вето, в отношении стратегии Запада. Он не смог помешать расширению НАТО, предоставлению независимости Косово, проектам противоракетной обороны, которые, как он считает, направлены против России. И, что еще хуже, ОБСЕ, позволяющая себе судить, демократическими или нет были выборы в бывших советских республиках, превратилась в инструмент, с помощью которого Запад пытается 'взять Россию в кольцо или поучать ее' (Лавров).

Начав новое наступление на дипломатическом фронте, русские пытаются обеспечить свое активное участие в решении всех вопросов, касающихся дел в Европе. Немцы, признавая, что России ни в коем случае нельзя предоставлять право вето, тем не менее, не остались равнодушными к ее предложению. И действительно, почему бы нам не поймать Россию на слове и не воспользоваться уроками СБСЕ? Западной дипломатии, которая сначала действовала нерешительно, в конечном итоге удалось, благодаря усилиям европейских стран, использовать советскую инициативу для утверждения своих принципов, в том числе прав человека. Что вселило большую надежду в сердца диссидентов 'другой' Европы.

______________________________

Россия: трудное прошлое и взгляд в будущее ("The Financial Times", Великобритания)

Думайте о трубах, не о ракетах ("The Economist", Великобритания)

Новая холодная война? Мы еще к окончанию старой не привыкли ("The Guardian", Великобритания)