Небольшое судно легче повернуть, но нередко смена курса не приводит к желаемой цели. Полтора десятилетия в отношениях Эстонии и России царила тишина, которая вдруг сменилась стремлением разом решить все уравнения. На повышенный интерес российского президента Дмитрия Медведева к пограничному договору президент Тоомас Хендрик Ильвес отреагировал тем, что сообщил: в знак доброй воли Эстония может отказаться от преамбулы о Тартуском мирном договоре.

Стремление президента Эстонии наладить отношения с российским коллегой вполне понятно. Но на чашу весов поставлено многое и смену курса следует тщательно взвесить. В настоящий момент непонятно, что выиграет Эстония от договора о границе. Как показывает новейшая история, можно жить и не имея договора о границе с Россией. Зато эта тема раскрывает внутриполитические раны, которые Москва с удовольствием растравливает.

Потеряет Эстония несравненно больше. Договор о границе - единственный значительный рычаг влияния на Москву. Интерес Медведева к пограничному договору не случаен. Тема органично связана c желанием России договориться с Европейским союзом о безвизовом передвижении. ЕС решит вопрос о безвизовом передвижении большинством голосов, но беспрецедентно было бы не учитывать страну, являющуюся членом ЕС.

Эстонии следовало бы заранее разъяснить свой план действий ЕС. Те, кто торопятся с пограничным договором, руководствуются своей логикой, рассчитывая таким образом уменьшить ранимость Эстонии. Надежды эти беспочвенны по двум причинам.

Во-первых, Россия не то государство, которое оставляет соседей в покое. Посмотрите на Финляндию, которая из лучших побуждений то и дело сталкивается с проблемами. Урок Финляндии следует усвоить: надо учиться жить с Россией.

Во-вторых, корень зла в отношениях Эстонии и России кроется в другом. Это - история и русскоязычное меньшинство. Что касается меньшинства, то царящая в Эстонии атмосфера не позволяет сейчас что-либо изменить.

Можно обвинять историю в несправедливости, но история - это обоюдоострое оружие. На саммите ЕС-Россия Медведев с горечью говорил о том, что о советских солдатах говорят как о захватчиках, а не как об освободителях Европы. Тема истории, как и тема виз, - эмоциональная и болезненная.

В этой борьбе мы на переднем фронте, а поэтому и давление на нас оказывается самое сильное. Но Эстония, кроме всего прочего, несет ответственность перед Европой. Тартуский мир - это символ. Это одна из европейских ценностей, а не попытка кому-то утереть нос. Общая безопасность может строиться только на общих ценностях, которые нужно отстаивать общими усилиями, сказал Медведеву Янез Янша, премьер-министр Словении, представлявший на встрече в верхах ЕС.

__________________________________

Эстония хлопнула дверью ("Час", Латвия)

История - орудие интеллектуалов ("Вести Сегодня", Латвия)

Оккупация или аннексия? Ответ следует искать в пакте Молотова-Мунтерса ("Telegraf", Латвия)

Слово в защиту Марта Лаара ("Delfi", Эстония)