Wednesday, July 2, 2008; A15

В ходе новой 'холодной войны' между США и Ираном Америка, похоже, проводит ограниченные тайные операции на территории этой страны. Однако, по словам осведомленных источников, для них характерен тот же недостаток, что и для всей американской политики по отношению к Ирану - эти усилия нерешительны, плохо скоординированы, и подрывают дипломатическое решение проблемы, не создавая при этом серьезного давления на тегеранский режим.

'Объясните, в чем состоит ваша политика по отношению к Ирану, - замечает чиновник из одной арабской страны, знакомый с программой тайных операций. - Что вы намерены делать: вести с ним переговоры или воевать?' Этот чиновник описывает американские операции следующим образом: 'Предпринимаются попытки устроить кое-какие неприятности внутри Ирана, какие-то действия против 'Аль-Кудс' . Кое-что делается, но не настолько серьезно, как это необходимо'.

Бывший сотрудник американской разведки отмечает: 'Это 'показушная' программа тайных операций. Она выглядит энергичной, но это отнюдь не последовательная, долгосрочная стратегия, способная вынудить Иран изменить свою политику'.

Сами иранцы, напротив, судя по всему отлично научились сочетать агрессивные операции с дипломатическими демаршами. Последний пример этого мы наблюдали не далее как вчера, когда иранский министр иностранных дел Манучер Моттаки (Manouchehr Mottaki) заявил на пресс-конференции в Нью-Йорке, что Тегеран внимательно изучает пакет 'стимулов', предложенный Соединенными Штатами и другими постоянными членами Совета Безопасности ООН; он может стать прелюдией к началу переговоров о решении вопроса о ядерной программе Ирана. Никаких конкретных деталей он не привел, но примирительный тон министра скорее всего позволит немного снизить усилившуюся в последнее время напряженность - даже притом, что иранцы и их 'клиенты' продолжают добиваться для Тегерана преимуществ в Ираке, Ливане и Газе.

О программе тайных операций США сообщил на этой неделе в New Yorker журналист Сеймур Херш (Seymour Hersh). В своей статье он, в частности, отмечает, что в конце прошлого года лидеры республиканцев и демократов в Конгрессе договорились о выделении до 400 миллионов долларов на тайные операции против Ирана, включая поддержку этнических меньшинств и оппозиционных организаций внутри страны.

Один источник в кругах разведки объяснил мне, чем опасны подобные 'трансграничные акции'. По его словам, иранские спецслужбы недавно задержали нескольких соотечественников-диссидентов, завербованных американскими военными в Ираке и переправленных на родину. Иранцы, имеющие на территории Ирака весьма разветвленную агентурную сеть, наблюдали процесс вербовки, а затем 'вели' агентов на всем их пути через границу вплоть до ареста.

Похоже, основное место в американской программе занимают акции политического характера и сбор разведданных, а не диверсионные действия. Впрочем, подобные операции, возможно, проводятся в Иране другими группами, действующими обособленно. Сообщается, в частности, что курдские партизаны провели 'акцию возмездия' в ответ на артобстрел иранцами территории Курдистана.

Ситуация с программой тайных операций иллюстрирует дилемму общего характера, с которой сталкивается администрация Буша и столкнется ее преемница - как следует реагировать на возрастающую агрессивность и уверенность Тегерана в своих силах? Иранцы даже не слишком пытаются скрывать собственные операции такого рода - включая масштабную финансовую и военную помощь "Хезболле" в Ливане и ХАМАС в Газе. Они эффективно используют Сирию в качестве плацдарма для таких спецопераций - от политических до 'военизированных' и диверсионно-террористических.

Израиль, не добившись особого успеха в использовании военных методов борьбы с этими поддерживаемыми Тегераном группировками, в последнее время делает ставку на дипломатию: в прошлом месяце он договорился о перемирии с ХАМАС и обмене пленными с "Хезболла". Кроме того, при посредничестве Турции Тель-Авив ведет мирные переговоры с Сирией.

Саудовская Аравия занимает более жесткую позицию в противодействии, как она считает, иранскому вмешательству в дела региона. Из Сирии, в частности, поступали сообщения, что несколько месяцев назад военный атташе Саудовской Аравии в Дамаске был объявлен персоной нон-грата, после того, как сирийцы, согласно их версии, раскрыли заговор, связанный с выплатой субсидии в 50 миллионов долларов одному из влиятельных племен на территории страны. По мнению одного источника, Эр-Рияд просто хотел помочь деньгами племени, имеющему с королевством давние дружеские связи, а не намеревался организовывать политическую оппозицию президенту Башару Ассаду (Bashar al-Assad). Тем не менее, власти Саудовской Аравии не делают секрета из того, что приветствовали бы смену режима в Сирии.

Сторонники ужесточения линии США утверждают: Ирану нужно противостоять везде, где он проводит свои операции - подобно тому, как в свое время администрация Рейгана противодействовала СССР в ряде стран, от Афганистана до Никарагуа. Эта фракция 'ястребов' - ее лидером обычно считают вице-президента Чейни - выступает за проведение систематических акций по подрыву иранской экономики, усилению внутриполитической оппозиции режиму, и любые действия, призванные 'повысить издержки', связанные с операциями Тегерана за рубежом. Пока, однако, аргументы в пользу 'отбрасывания' Ирана не находят поддержки в одолеваемой разногласиями администрации.

Сразу же после прихода к власти новой администрации иранский вопрос станет для нее одним из самых актуальных, и основные варианты действий здесь вряд ли будут сильно отличаться от нынешних: переговоры, война, или нечто среднее между первым и вторым.

Дэвид Игнатиус - один из ведущих онлайновых дискуссий по международным проблемам на сайте PostGlobal

* * *

* 'Аль-Кудс' - спецподразделение Корпуса стражей исламской революции. США обвиняют его в координации деятельности военизированных исламистских организаций в других странах, их финансировании и снабжении оружием. (Вернуться к тексту статьи)

_____________________________________________

Россия может помочь развязать иранский узел ("The Wall Street Journal", США)

Разумный подход к Ирану ("The Washington Post", США)

Мифотворчество для очередной войны ("Chicago Tribune", США)