July 3, 2008; Page A11

Есть у меня одна маленькая просьба. Нельзя ли хоть сейчас, когда мы празднуем очередную годовщину рождения Американской республики, прекратить пророчить ей безвременную кончину? Уже начинает надоедать, право слово.

Зашел я недавно в книжный магазин по соседству - полки там буквально ломились от томов, предсказывающих скорый конец могущества, процветания, влияния Америки, а то и самого нашего государства, так что в голову невольно закрадывалась тревожная мысль: а не превратятся ли доллары у меня в кошельке в бесполезные бумажки к тому моменту, как я доберусь до кассы?

Сначала мне попалась книга Патрика Бьюкенена (Patrick Buchanan) 'Судный день: как гордыня, идеология и алчность рвут Америку на части' ("Day of Reckoning: How Hubris, Ideology, and Greed Are Tearing America Apart"), откуда я узнал, что 'мы движемся прямиком к общенациональному самоубийству'. Затем, устроившись за столиком в кофейне, я открыл томик Чалмерса Джонсона (Chalmers Johnson) под названием 'Возмездие: последние дни Американской республики' ("Nemesis: The Last Days of the American Republic"), и он сообщил мне: 'вероятно, нам уже не избежать гибели, постигшей в свое время другую сверхдержаву - Советский Союз'. И даже не напоминайте мне про последний опус Наоми Вулф (Naomi Wolf) 'Конец Америки: письмо-предупреждение молодому патриоту' (The End of America: Letter of Warning to a Young Patriot)!

И это только верхушка айсберга! Готов биться с вами об заклад, - на любые деньги - что вы не найдете среди недавно вышедших книг о будущем Америки ни одной, где не прогнозировался бы ее надвигающийся крах. Причин называется множество: властолюбие президента, всевластие спецслужб, перенапряжение сил в военной сфере, шатающаяся экономика, энергетический кризис, избыток многообразия, недостаток многообразия, войны - превентивные и бесконечные.

Даже оптимисты - например Фарид Закария (Fareed Zakaria) в 'Постамериканском мире' (The Post-American World) - убеждают нас: другие державы находятся 'на взлете', и Америке лучше всего убраться с дороги.

Как историк, я нахожу эту тенденцию крайне любопытной. В конце концов, с тех самых пор, как наши предки слезли с деревьев и устремили взор на просторы саванны, где разгуливали львы, никому и никогда не доводилось жить в условиях такого благосостояния, безопасности и стабильности, как нынешнему поколению американцев. Не только в наши дни, но и за всю историю человечества на земле не было такой богатой и могущественной страны, как Соединенные Штаты. С незапамятных времен никогда и никому не жилось так хорошо и привольно, как гражданину Америки 21 века.

С чем же связаны все эти апокалиптические теории?

У меня на этот счет есть такая гипотеза: процветание и безопасность навевают скуку. Читать об этом никому не интересно. Такое же явление возникло и в Древнем Риме - единственном государстве в истории, сумевшем добиться столь же прочной гегемонии, как и мы. Ко второму столетию до нашей эры граждане Рима разбогатели, а у их страны уже не осталось серьезных соперников. Когда опасности остались позади, а в деньгах уже не было недостатка, римляне приобрели пристрастие к мрачным пророчествам. Всякий, у кого под рукой был стилус, чернила и свиток папируса, мог отлично заработать на жизнь, рассказывая согражданам, почему их государство, культуру и образ жизни можно спокойно отправлять на свалку.

Полибий пророчил: из-за политиков, потворствующих плебсу, в благородной Республике воцарится власть черни. Саллюстий сетовал: яростная борьба между партиями 'разрывает Рим в клочья'. А Тит Ливий, похоже, взялся за 'Историю Рима' исключительно для того, чтобы читатель 'последовал мыслью за тем, как в нравах появился сперва разлад, как потом они зашатались и, наконец, стали падать неудержимо, пока не дошло до нынешних времен, когда мы ни пороков наших, ни лекарства от них переносить не в силах'.

Пожалуй, Рим того времени можно было назвать владыкой мира, но его граждане отнюдь не жаждали об этом читать. А в третьем веке нашей эры, когда упадок империи стал реальностью, критических нападок и предсказаний ее краха заметно поубавилось.

Военные диктаторы, захватившие власть в Риме, из-за которых империя и покатилась по наклонной плоскости, не слишком любили, когда им рассказывали о собственных недостатках, и знали, как позаботиться о том, чтобы этих неприятных ощущений не испытывать. То были времена панегириков - подобострастной литературы, превозносившей императоров и империю до небес. И если нечто подобное появится в наших книжных магазинах - вот тогда уж точно надо будет бить тревогу!

Конечно, нельзя исключать, что Америка движется по пути к крушению - но я в этом сильно сомневаюсь, хотя бы потому, что уж слишком велик спрос на апокалиптическую литературу. Поэтому завтра, четвертого июля, я буду смотреть на праздничный салют и благодарить бога, что живу именно в эту эпоху и именно в этой стране. Когда Полибий, Саллюстий и Ливий писали свои труды, у Римского государства впереди была еще тысяча лет жизни. Вполне возможно, что и о нашей республике можно сказать то же самое.

Томас Мэдден преподает историю в Университете Сент-Луиса. Его последняя книга 'Империи доверия: как Рим построил - а Америка строит - новый мир' ("Empires of Trust: How Rome Built - And America Is Building - A New World") выходит в свет в этом месяце

_________________________________________

'Упадок' Америки - преувеличение ("The International Herald Tribune", США)

Для Америки еще не все кончено ("Los Angeles Times", США)

Кондолиза Райс: Будущее американского великодержавия ("Foreign Affairs", США)