Запахло паленым. На прошлой неделе возобновились ночные обстрелы окрестностей столицы непризнанной Южной Осетии Цхинвали, даже сам город был обстрелян из минометов. Южная Осетия объявила всеобщую мобилизацию, которую почти сразу же отменила. Как обычно бывает в подобных ситуациях, неясно, с какой стороны прозвучал первый выстрел. Это не помешало МИДу России выступить со специальным заявлением, в котором подчеркивается, что 'действия Тбилиси указывают на то, что совершена открытая агрессия против Южной Осетии'. В еще одной конфликтной зоне - у 'границы' другой непризнанной самопровозглашенной республики Абхазии с Грузией в воскресенье утром почти одновременно прогремело четыре сильных взрыва. В и без того взрывоопасном регионе напряженность заметно возросла за последние три месяца, и это нельзя считать случайностью.

На прошедшем в начале апреля в Бухаресте саммите НАТО Грузии (как и Украине) не был предложен т.н. План действий, который, по сути, может стать - и при двух этапах расширения НАТО так и было - первым шагом к вступлению в альянс. Тем не менее, было твердо заявлено, что и Украина, и Грузия обязательно присоединятся к НАТО. Предположительно, План действий Украина и Грузия получат на встрече министров иностранных дел стран НАТО, которая запланирована на декабрь.

Есть только одно государство, которое ни за что не хочет видеть Украину и Грузию под флагом НАТО. Это Россия. Есть только одно государство, которое, формально не отрицая территориальную целостность Грузии, оказанием помощи поддерживает фактическую независимость Абхазии и Южной Осетии. Независимости от Грузии. И это тоже Россия.

'Новый курс' в середине апреля провозгласил тогдашний президент России Владимир Путин, поручив официально установить экономические и дипломатические связи второго уровня с обеими сепаратистскими провинциями Грузии. Россия усилила свое военное присутствие в Абхазии. Т.н. международный (поскольку есть мандат стран СНГ) миротворческий контингент (в нем только российские солдаты) пополнен десантниками (!) и военными железнодорожниками. Еще Россия заявила, что она готова защищать своих граждан (как минимум 80% жителей Абхазии и Южной Осетии являются гражданами России) силой оружия. Тбилиси ответил предложением Абхазии широкой автономии, права вето в вопросах законодательства, касающегося Абхазии, и гарантированной должностью вице-премьера при любом правительстве. Однако последовал мгновенный отказ.

Нельзя также не упомянуть инцидент в воздушном пространстве Грузии, когда российский истребитель над Абхазией сбил грузинский беспилотный самолет. Этот инцидент дошел даже до трибуны ООН. Россия отрицает, однако нахождение ее военного самолета в воздушном пространстве другой страны доказано: маленький беспилотник до последнего момента снимал уничтоживший его самолет.

Об эскалации событий свидетельствуют, по меньшей мере, два факта. Несколько недель назад первые лица Южной Осетии и Северной Осетии (она является субъектом Российской Федерации) заявили, что 'разделенный народ' хочет жить в одном государстве. Развития это заявление не получило, однако оно прозвучало, и это тоже много. Аналогична по значимости и прозвучавшая в публичном пространстве информация о том, что Грузия готова разделить Абхазию. Тбилиси это отрицает.

Информацию для размышлений дает также недавний визит президента России Дмитрия Медведева в столицу Азербайджана Баку. Медведев в Баку фактически заявил, что в затянувшемся конфликте между Азербайджаном и Арменией из-за Нагорного Карабаха (еще одна непризнанная республика) права азербайджанская сторона. До сих пор Россия считалась стратегическим партнером Армении. Азербайджан поставляет Грузии нефтепродукты, поэтому упомянутое заявление Медведева можно расценивать, как призыв подумать о политической целесообразности таких поставок.

Россия рекомендует Грузии подписать с Абхазией и Южной Осетией договоры об отказе от применения силы в решении конфликтов. Тбилиси против этого не возражает, только в качестве предварительного условия требует, чтобы гарантом соблюдения такого договора была не только Россия, но и Соединенные Штаты, и Европейский Союз. Это означало бы другой формат урегулирования, а интернационализации урегулирования конфликта Москва вряд ли захочет допустить. Сейчас у нее как у арбитра монопольное положение. К тому же в случае с Абхазией договор увязывается с гарантиями возращения беженцев на прежние места проживания в Абхазии. Если учесть, что до гражданской войны абхазы составляли неполных 20% населения республики, возращение большей части беженцев приведет к реальной реинтеграции Абхазии в течение совсем недолгого времени, и она престанет быть рычагом для оказания давления на Грузию. В свою очередь, Южная Осетия -небольшой, малозначимый со стратегической и экономической точки зрения уголок Грузии, удержание которого на уровне протектората не даст России какого-то большого влияния.

___________________________________

На самом деле русским не нужна независимость Абхазии ("The Economist", Великобритания)

Абхазия - 'дольче вита' на пороховой бочке ("Liberation", Франция)

Абхазский котел ("Le Nouvel Observateur", Франция)