Объединенная оппозиция не ушла на летние каникулы и готовится к 'горячей' политической осени. Об этом заявил 'Джорджиан таймс' один из лидеров объединенной оппозиции Каха Кукава.

Он остановил внимание на новых 'революционных' планах оппозиции, на новой американской модели замены Саакашвили экс-председателем парламента Нино Бурджанадзе и на возможной роли объединенной оппозиции в этой модели.

'Джорджиан таймс': Насколько оправданным вы считаете решение объединенной оппозиции взять тайм-аут до осени?

- Каха Кукава: Мы не говорили, что берем политический отпуск. Не раз об этом заявляли, хотя, видимо, придется еще раз пояснить. Может быть, летний период, с точки зрения пиар-кампании не будет загруженным, но в районных и региональных офисах нашей организации идет активная работа.

Так что, о политических каникулах не может быть и речи. Летом мы намерены решить многие проблемы и завершить подготовительные работы, так как в сентябре- октябре времени на это уже не будет.

Посредством вашей газеты призываю наших сторонников прийти к нам в офисы и зарегистрироваться. Очень важно, чтобы в то время, когда дезертиры покидают оппозицию, ее ряды пополнялись надежными людьми.

- До осени Национальный совет все же сохранит единство или из него уйдут еще несколько политических субъектов? Прошел слух, что одним из таких субъектов может быть движение 'Тависуплеба' ('Свобода').

- Батони Константинэ Гамсахурдия не покидает Совет. Просто, в связи с его реорганизацией лидер 'Тависуплеба' высказал свои соображения. Это даже необходимо, поскольку мы должны с избирательного формата перестроиться на формат движения противодействия.

Хотя сила Национального совета не в количестве входящих в него политических субъектов, а в том, насколько правильную политику он будет проводить и как решит стоящие перед страной политические задачи.

- После президентских выборов вы признали, что объединенная оппозиция допустила некоторые ошибки и обязательно их исправит. Но в период парламентских выборов этого как-то не чувствовалось. Намерены ли вы хотя бы сейчас это учесть?

- Мы много ошибок допустили. Однако, говоря о них, отмечу, что ошибки не допускает только тот, кто не действует. Конечно же, объединенная оппозиция допускала ошибки, так как, фактически, была одной-единственной оппозиционной силой, которая боролась против 'Национального движения'. Согласен, мы повторили и немало таких ошибок, которые допустили во время президентских выборов.

- И какую из ошибок вы считаете самой серьезной?

- С организационной точки зрения, главной ошибкой, вероятно, было то, что мы не сумели сформировать прочную структуру, и в течение всего этого периода Национальный совет был спонтанным единством и, к сожалению, не работал как вертикаль. На это были объективные причины. Совет был коллегиальным органом, мы испытывали дефицит финансов, многое делалось на энтузиазме. Мы намерены все это исправить, т.е. объединенная оппозиция должна быть не только брендом, а стать структурно очень хорошо сформированной организацией.

- Отмечают и то, что объединенная оппозиция реально не имела лидера.

- Напротив, проблемы в этом не было, поскольку у объединенной оппозиции есть несколько лидеров.

- Поговаривали, что диссонанс внес и Давид Гамкрелидзе своим 'диктаторским' стилем управления?

- Говорить о 'диктаторстве' Гамкрелидзе смешно. Если кто-то воображает, что Звиада Дзидзигури, Константинэ Гасахурдия, Губаза Саникидзе угнетал Гамкрелидзе, то он глубоко заблуждается. Утверждать такое - идиотизм.

- То есть вы считаете, что достичь единоначалия в грузинской реальности можно и в условиях нескольких лидеров?

- Для принятия некоторых оперативных решений необходим мобильный орган. У нас дефицит этого. Что касается наличия только одного лидера, то один лидер - уже вождь, а не лидер. Такой вождь есть у 'Национального движения' в лице Саакашвили, который принимал и принимает все решения.

Такая форма для нас неприемлема. Мы должны сохранить множественность лидеров, хотя должен быть и тот, кто в случае необходимости оперативного решения примет его. Для этого вовсе не обязательно, чтобы он был самым 'крепким' и рейтинговым. На Западе дело обстоит именно так. В США у демократической партии множество лидеров, но решения сейчас принимает Барак Обама.

- Объединенная оппозиция обещает общественности 'горячую' осень. Почему оппозиция в Грузии выбирает для проведения акций протеста именно осень? Может, потому, что благодаря заслугам 'революции роз' это политически 'выгодный' период'?

- Тут, вероятно, определенную роль играет и психологический момент. Весной люди готовятся к отдыху и ожидают завершения чего-то. А осенью приходит отдохнувший народ, который подсознательно настроен не на то, что что-то завершается, а на то, что что-то начинается.

-Насколько 'горячей' может быть осень 2008-го года?

- Это зависит от многих факторов. Саакашвили должен завершить свою деятельность осенью или этого, или будущего, или 2010-го года. Одним из определяющих моментов будет то, как объединенная оппозиция подготовится нынешним летом. Многое зависит от Бурджанадзе, а многое - от Вашингтона.

- Какое отношение к объединенной оппозиции имеет Нино Бурджанадзе?

- Нино Бурджанадзе - явно 'проект Вашингтона', и цель этого проекта - чтобы Бурджанадзе сменила Саакашвили. Очевидно, что проект Бурджанадзе уже начат, и решение о замене принято. Но мы не знаем, когда этот проект будет задействован.

-Почему вы думаете, что речь идет о досрочной смене власти? Гораздо вероятнее, что это произойдет по истечении второго президентского срока Саакашвили.

- Факт, что схема относительно Бурджанадзе должна быть готова, чтобы к моменту политического кризиса экс-председатель парламента сменила Саакашвили. Что касается времени образования кризиса, это зависит от Саакашвили.

- Как вы представляете себе сотрудничество с Бурджанадзе?

- Сотрудничество - это громко сказано. Может настать момент, когда политические интересы Бурджанадзе и наши совпадут. Мы должны научиться решать политические вопросы путем компромисса и консенсуса.

Мы не сможем существовать изолированно от внешнего мира и не создадим у нас в стране нового Афганистана. Нам придется учитывать интересы Америки в Грузии, а Нино Бурджанадзе - выразитель этих интересов. Но мы должны научить США тому, что Грузия - не Афганистан, но и не Панама, где заменить Саакашвили на Бурджанадзе они могут без учета интересов местных политических сил.

- Не повторится ли модель ноября 2003-го года, когда оппозиция сгруппируется вокруг одного политического лидера?

- Повторения и этой модели не будет. Наверное, самый оптимальный - вариант Украины, когда к власти придут две взаимосбалансированные силы, как в случае Ющенко-Тимошенко. Думаю, в Грузии неизбежна замена Саакашвили, однако Бурджанадзе не должна взять всю власть в свои руки, и в стране должна действовать подлинная, честная оппозиция, которая сумеет сбалансировать новую власть, чтобы не повторилось то, что произошло после 'революции роз'.

- Дэниел Фрид заявил на прошлой неделе, что Белый дом не видит в Грузии надежную оппозицию и, фактически, намекнул, что только поэтому в январе 2008-го года не произошла смена Саакашвили...

- Да, это так и было. Это реальность

- Хотя бы с учетом этого, как вы думаете, не допустила ли объединенная оппозиция первейшую ошибку, когда выступила с заявлениями против США и Запада?

- Реальность такова, что мы не смогли бы стать и не станем альтернативой Бурджанадзе и силой, управляемой из Вашингтона. С другой стороны, Вашингтон тоже увидел, что политические ресурсы Саакашвили на исходе, поэтому и началось осуществление проекта Бурджанадзе.

- Не потому ли выбор пал на Бурджанадзе, что был неправильно выбран лидер объединенной оппозиции?

- Не думаю, поскольку национальная оппозиция никогда не будет приемлемой для Белого дома. Но и для нас неприемлем афганский, иракский или, другая крайность, панамский вариант отношений с Америкой. Есть иные модели, скажем, Турции и Израиля, где существует сильное американское влияние, но вместе с тем - такой же сильный политический истеблишмент, и они сбалансированы.

- За это и борется объединенная оппозиция?

- За то, чтобы в Грузии была национальная власть, которая, конечно, будет учитывать интересы Запада и НАТО, но избирать власть должен непосредственно грузинский народ, и должен быть положен конец тому позорному положению, когда политические решения поступают в Дом правительства по факсу из Вашингтона.

- Не легче ли было бы вам бороться с трибуны парламента для достижения этой цели? Не думаете ли вы, что решение о бойкоте парламента не оправдало себя, и большинство вовсе не чувствует дискомфорта?

- Думаю, что из-за нашего отсутствия там они действительно испытывают дискомфорт. Об этом свидетельствует хотя бы то, что Эка Херхеулидзе до последней минуты заявляла, что оппозиция возьмет свое заявление обратно.

- Однако цель - однопартийный парламент - так и осталась недостигнутой.

- Правда. Но и многопартийным его нельзя назвать. Диалог власти с оппозицией не состоялся. Когда смотришь по телевидению диалог Бакрадзе и оппозиции, понимаешь, что это - не диалог власти и оппозиции, а спектакль. Все помнят, как во время диалога с настоящей оппозицией Бакрадзе 'выполнял' все наши требования.

- Георгий Цагареишвили заявил, что эпоха уличной политической борьбы завершена. Сейчас эта борьба должна быть продолжена с трибуны парламента, и именно там место подлинных сынов отечества.

- Гия - мой друг, и я его очень уважаю. Но не хуже Цагареишвили знаю специфику работы парламента., а он не хуже меня - специфику работы на улице. Пусть спросит самого себя, когда он стал известным и приемлемым для общества - когда находился в парламенте или когда - на улице. Посмотрим, чего он добьется через год. Думаю, что результат будет нулевым. Если у кого-то и есть шанс, так это у Георгия Таргамадзе, больше ни у кого.

- И все же, какой ресурс у Таргамадзе?

- Он знает, как выступить, у него есть ораторские способности. Цагареишвили же, наверное, вообще не будет приходить на заседания.

- Говорят, что у объединенной оппозиции, возможно, будет новый лидер.

- Заранее никто не может определить и назначить лидера. Кто будет самым бескомпромиссным, последовательным и адекватным, тот автоматически станет лидером. Именно так определяется лидер. А не так, что сядут руководители объединенной оппозиции и назначат лидера.

- Бойкот парламенту объявили и 'лейбористы'. Однако выяснилось, что они представили ошибочное заявление о прекращении депутатских полномочий.

- Если 'лейбористы' внесут заявление хоть четыре раза, они допустят такую же 'ошибку'. Это преднамеренная ошибка. Раз они сами не умеют правильно составить заявление, давайте, проведите эксперимент: напишите за них точно такое же заявление, какое подала объединенная оппозиция, и пусть они подпишутся под ним.

Увидите, что они его не подпишут.

P. S. 'Упрямство' лейбористов, в самом деле, выглядит странно. Вероятно, это не просто совпадение, что они всю жизнь заполняли квоты для власти.

Депутаты, прошедшие по спискам этой партии в Сакребуло или в парламент, тотчас же впрыгивали и сегодня тоже впрыгивают в лодку власти (вспомните 'попугая Марчело', того же Нугзара Эргемлидзе. В нынешнем парламенте его политическая цена - меньше стоимости стакана семечек. До сих пор никто так и не выяснил, кто больше подойдет парламенту, - немой Эргемлидзе или говорящий попугай).

Отказ от парламентских депутатских мандатов был инициативой вождя 'лейбористов'. Но, как видно, лейбористы не рассчитали и переборщили - с одной стороны, не хотят брать свои слова обратно, с другой, боятся, что власть надерет им уши.

Выход нашли в упрямстве, 'сели на осла' и не слезают с него, утверждая, что мы, мол, хозяева своего слова. При этом дают основание власти объяснять международным организациям, что 'лейбористы' официально не отказались от мандатов, и это действительно так.

Так что шесть лейбористов до сих пор считаются членами парламента.

_______________________________________

Сын Гамсахурдия требует предать Эдуарда Шеварднадзе суду ("Georgian Times", Грузия)

Гога Хаиндрава: 'Непременно увидим, кто больше предан стране, 'леди' Нино или 'разоблаченный как агент' Хаиндрава' ("Georgian Times", Грузия)

Пригласит ли 'Газпром' Нино Бурджанадзе на работу после выборов? ("Georgian Times", Грузия)