Каждому ясно, что если Израиль нанесет удары по ядерным объектам Ирана, то это обернется катастрофой для всего ближневосточного региона и для мировой экономики, а также с точки зрения безопасности стран Запада. Выгоды от атаки не получит даже сам Израиль - он и так в достаточной степени защищен собственным сдерживающим ядерным потенциалом. С другой стороны, появление дополнительных связей между суннитским и шиитским экстремизмом еще более снизит долгосрочные шансы Израиля на выживание. Кроме того, судя по замечанию, сделанному на прошлой неделе адмиралом Майком Малленом (Mike Mullen), американские военные настроены категорически против. Ведь основное бремя ответных действий Ирана придется вынести именно Америке, на которую Иран неизбежно возложит долю ответственности, а солдаты армии США в Ираке и Афганистане находятся даже в большей опасности, чем сам Израиль.

В силах британского правительства остановить это безумие. Единственное, что нужно сделать, - это дать понять американскому правительству (желательно в негласном порядке, но если нужно, то и в гласном), что последствием нападения станет окончательное прекращение участия британской армии в операциях не только в Ираке, но и в Афганистане.

Для нанесения ударов Израилю требуется согласие Соединенных Штатов, так как едва ли не единственная удобная траектория полета ракеты пролегает над оккупированным Ираком. Выведя свои войска из Афганистана, Великобритания взвалит на США непосильное бремя, а также лишит всю афганскую операцию легитимности, придаваемой ей участием интернациональных сил, и почти наверняка сорвет ее.

Будучи другом афганскому народу, я никогда бы не рекомендовал совершение подобного шага, однако есть один простой и очевидный факт: если Израиль при поддержке США нанесет удар по Ирану, это в любом случае обречет нашу операцию в Афганистане на полный и неизбежный провал. С того момента, когда первые израильские ракеты упадут на иранскую землю, вся надежда на установление в Афганистане стабильности на выгодных для Запада условиях пойдет прахом. И каждая смерть британского солдата на афганской земле с этого момента станет бессмысленной.

Во всяком случае, все эти смерти будут бессмысленными с точки зрения стратегической оправданности. Солдаты всегда будут умирать так же, как они умирали и прежде: ради воинской чести, ради боевого братства, ради верности полку - и за это они удостоятся высшей чести и хвалы. Однако британскому правительству их смерти во имя заведомо недостижимой цели не сделают ни малейшей чести.

Все эти соображения проистекают из одного простого факта: Афганистан - не остров, и нельзя проводить там спасательные работы, игнорируя то, что происходит по соседству. С востока и юга Афганистан граничит с Пакистаном; тамошнее правительство относится к военному присутствию Запада и к режиму президента Хамида Карзая крайне неоднозначно. Пуштунское население приграничных с Афганистаном территорий Пакистана враждебно относится к западным войскам; пуштуны не только предоставляют убежище талибским боевикам, но и в значительной степени пополняют собой их ряды.

На западе находится Иран, основной торговый партнер Афганистана. Запад не сумел заручиться поддержкой Ирана в Афганистане и тем самым упустил оптимальный вариант развития страны. Если настороженное отношение Ирана к происходящему сменится на открыто враждебное, если Иран начнет оказывать талибам широкую поддержку, то прозападный Афганистан будет окружен врагами с трех сторон - как это случилось с просоветским Афганистаном в 1980-ых.

Сейчас, по информации от осведомленных западных источников, Иран проводит в отношении 'Талибана' политику открытия каналов для общения, но отказывается предоставлять помощь в размерах, превышающих символические. В конце концов, отношения между Ираном и Афганистаном при талибах были до такой степени враждебными, что в 1998 году между ними едва не началась война. Иран даже поддержал американскую операцию по свержению талибского режима после событий 11 сентября. Сейчас, однако, Иран дает понять, что увеличит свою помощь талибам, если Израиль и США нападут на них.

Правительство Карзая осознает это; именно поэтому все его ведущие представители выступают против нападения на Иран и делают все для улучшения отношений с Тегераном. Такую же политику проводит правительство Ирака. Если США отбросит эти соображения и вдобавок предоставит Израилю воздушный коридор над Ираком, то от национального суверенитета Ирака и Афганистана не останется даже декоративного фасада.

Британский истеблишмент поддерживает идею об 'особых отношениях' - в значительной степени из-за того, что близость с Вашингтоном якобы позволяет Британии 'выступать в более высокой весовой категории'. Это представление в значительной степени неверно. Однако в вопросе перспектив нападения Израиля на Иран британское правительство действительно может сыграть решающую роль. И не только может, но и категорически обязано.

__________________________________

Шпионские игры в Иране ("The Washington Post", США)

Дипломатия должна приносить плоды ("The International Herald Tribune", США)

Россия может помочь развязать иранский узел ("The Wall Street Journal", США)