Проф. Бернхард Фогель (Bernhard Vogel), ветеран немецкой политики и председатель Фонда Конрада Аденауэра - неправительственной организации, связанной с правящим Христианско-демократическим союзом - недавно посетил Токио и обсудил предстоящий саммит Группы восьми на острове Хоккайдо, Олимпиаду в Пекине и другие международные вопросы с Акирой Комото, старшим редактором The Daily Yomiuri. Ниже приводятся фрагменты их беседы.

* * *

Акира Комото: Глобальное потепление будет одной из тем для обсуждения на предстоящем саммите Группы Восьми в Тояко на острове Хоккайдо. Мы надеемся, что саммит задаст долгосрочную цель по двукратному снижению выбросов углекислого газа к 2050 г. Какие результаты должны быть, по вашему мнению, достигнуты на этом саммите, если мы хотим, чтобы он запомнился как успешный?

Бернхард Фогель: Приятно слышать, что Япония оставила инициативу Германии, касающуюся изменения климата [предложенную на прошлогоднем саммите в Хайлигендамме], одним из ключевых вопросов повестки дня саммита. Думаю, важно, чтобы все члены G-8, включая Соединенные Штаты, дали твердые обязательства по снижению выбросов. Кроме того, очевидно, что промышленно развитые страны должны снижать их в большей степени, чем развивающиеся, у которых пока еще нет средств для осуществления значительных сокращений.

- Что, по-вашему, могут сделать такие промышленно развитые страны, как Германия, Япония и государства-члены Европейского Союза, для помощи развивающимся странам в сокращении выбросов парниковых газов?

- Они должны объединить свои усилия для оказания помощи развивающимся странам. Но важно, чтобы их помощь направлялась не только на борьбу с голодом, но и на развитие структур, которые позволят им в будущем решать экологические проблемы, в том числе, проблему глобального потепления.

- Мой следующий вопрос касается пекинской Олимпиады. Достаточно ли четко демократические страны мира - такие, как Германия, Япония и Соединенные Штаты - демонстрируют, что мы обеспокоены ситуацией в области демократии и прав человека в Китае?

- Думаю, что бойкотирование Олимпиады в Пекине непродуктивно, потому что в таком случае тысячи журналистов не приедут в Китай, не будут вести оттуда свои репортажи и обсуждать проблемы свободы и прав человека в этой стране. Политика Китая в отношении национальных и религиозных меньшинств вызывает у нас сожаление, но, в то же время, мы приветствуем открытость к принятию помощи от зарубежных стран при ликвидации последствий землетрясения в провинции Сычуань.

- Считаете ли вы, что взаимодействовать с Китаем важнее, чем изолировать его?

- Да. Изолировать Китай не нужно.

- В настоящее время в России существует беспрецедентная двойственная структура власти - Владимир Путин в качестве премьер-министра и Дмитрий Медведев в качестве президента. Считаете ли вы, что в ближайшем будущем начнется демократизация или же продолжится тенденция на создание полицейского государства и угнетение СМИ, начавшаяся в путинскую эпоху?

- Сложно сказать, что Путин выступает за полноценную демократию, но мы должны признать, что именно Путин вернул Россию в более стабильное состояние и повысил эффективность управления по сравнению с предыдущим периодом. Очень трудно предсказать, как будут развиваться отношения между Путиным и Медведевым. Но если новый президент России действительно хочет, чтобы пресса пользовалась большей свободой, чтобы было больше демократии, чтобы суды были более независимыми, то другие демократические страны должны его поддержать.

- Считаете ли вы, что Россия может вновь стать региональной угрозой для государств-членов Организации Североатлантического альянса?

- Россия явно желает, чтобы ее вновь признали важной мировой державой. Мы должны проявить определенное понимание этого желания. Лично я считаю, что ядерные амбиции Северной Кореи и Ирана представляют большую угрозу миру, чем Россия.

- Почему вы считаете, что мы должны проявлять определенное понимание стремления России к господству?

- Мы горячо приветствовали разрушение коммунистического блока. Но это не означает, что мы должны дискредитировать саму Россию как государство.

- Соединенные Штаты планируют разместить в Чехии и Польше систему противоракетной обороны, против чего выступает Россия. Вашингтон заявляет, что эта система призвана защищать Европу от иранских ракет большой дальности. Согласны ли вы с объяснениями США? Насколько серьезна ядерная угроза Ирана миру?

- Мне понятна позиция США, но России будет очень трудно ее понять. Однако вызывает сожаление то, что Соединенные Штаты не обсудили этот вопрос заранее со своими европейскими друзьями. Предлагаю заняться обсуждением этого вопроса после президентских выборов в США. Германия очень серьезно относится к возможной угрозе со стороны Ирана, особенно, против Израиля.

______________________________________

Дмитрий Медведев: надежда на российскую оттепель ("The Financial Times", Великобритания)

Маккейн готов изгнать Россию из G8, но пора начать мыслить более масштабно ("The Washington Post", США)

Саммит G8 напоминает приемное отделение скорой помощи ("The Guardian", Великобритания)