До сих пор мало кто осознает реальные перспективы сирийско-израильских переговоров, которые проходят в Турции. Здесь возможны два варианта.

Первый - эти переговоры не что иное, как широкомасштабный отвлекающий маневр. Цель этого маневра - смягчить давление США на политику Сирии и по возможности избежать опасностей, с которыми сталкивается в Ираке американская администрация, тем самим, компенсировать провал, вызванный неспособностью последней контролировать ситуацию и направить события в регионе в нужное русло.

Согласно этому сценарию перед Сирией стоит задача выиграть время до осенних выборов президента США. Многие факторы указывают на то, что политика будущей администрации США в Ираке и в регионе в целом будет пересмотрена - в ней меньше будут превалировать мнения неоконсерваторов, и она приобретет более умеренный и прагматичный характер.

В пользу этого говорит и отсутствие недовольства со стороны Ирана в отношении к проходящим переговорам в Турции. Создается ощущение, что иранское руководство довольно спокойно воспринимает цели, которые преследуют эти переговоры.

В действительности союз Иран-Сирия-'Хезболла' за последние два года продемонстрировал свою эффективность. Поэтому было бы неразумно и непонятно, если бы Сирия в одиночку стала искать нетвердую и неясную альтернативу. Некоторые утверждают, что коварной политике Израиля на сей раз не суждено выполнить такой маневр. Ему тоже потребуются определенное время и спокойная обстановка, чтобы подготовиться к большой угрозе - иранской.

Такие переговоры, которые ни к чему конкретному не приведут, в интересах обеих сторон. К тому же с началом официальных переговоров события разворачиваются в позитивную сторону, особенно вокруг санкций против Сирии, даже учитывая тот факт, что американская администрация пока не желает ослабить их.

Эта альтернатива наводит нас на размышления относительно новых позиций и новых законов, как со стороны тех, кто выражает свою слабую поддержку переговорам, так и тех, кто все отрицает и рвется в иллюзорные войны.

А как же второй вариант?

Он заключается в наличии проекта соглашения, который будет обнародован в удобный момент. Израиль после июльской войны 2006 года больше чем когда-либо осознал ограниченность своей военной мощи, и это подтолкнуло его искать пути установления договорного мира, похожего на мир с Египтом и Иорданией, который с точки зрения еврейского государства до сих пор считается успешным. В любом случае, израильское общество уже неоднократно задумывалось над важностью мира с Сирией. Этот шаг может стать ключом к урегулированию отношений с остальными арабскими государствами и позволит Израилю стать активным участником на рынках стран Персидского залива.

Но нужно подумать и над огромной ценой, которую потребует Израиль в обмен на вывод своих войск с оккупированных Голанских высот, являющихся идеальной стратегической позицией, а также источником важных водных ресурсов с сельскохозяйственными угодьями и туристическими объектами.

До войны 2006 года политика Израиля строилась на принципе 'мир в обмен на мир' вместо принципа 'мир в обмен на землю'. Другими словами - за то, что мы не будем наращивать свои войска в вашем направлении и прекратим полеты нашей авиации, вы должны будете в ближайшие десятки лет забыть о Голанах; кроме того, чтобы обезопасить себя от нашей ярости и мощи, вы также будете вынуждены подписать с нами мирный договор и признать нас, независимо от того, останутся ли Голанские высоты под нашей юрисдикцией или будут вам возвращены.

Июльская война 2006 года покончила с этим принципом и вынудила Израиль подумать над уступками, на которые он не был готов пойти. Изменения баланса международных сил в регионе и отказ США от распространения своей гегемонии заставили Израиль пересмотреть свою политику, благодаря чему снова стало возможным урегулирование отношений с Сирией.

Израиль без сомнения хочет положить конец союзу Сирия-Иран-'Хезболла'. Однако вопрос о том, готов ли Израиль заплатить за это соответствующую цену - уйти с Голанских высот - остается открытым. В настоящее время главными объектами противостояния как для Израиля, так и для США, становятся Иран и 'Хезболла'. В то время как судьба Сирии, будет ли заключен договор об урегулировании или нет, кажется уже предрешенной.

Второй вариант является реальным вызовом для устоявшейся в Сирии национально-политической и демократической идеи. Он может стать основной политической платформой для объединения оппозиционных сил. Если о соглашении, пункты которого еще не определены, говорить рано, то уже давно настало время заявить о том, что баланса международных и арабских сил, задействованных в борьбе с сионистским противником, в настоящее время недостаточно, чтобы малой ценой вернуть Голанские высоты. Конечно, любой сириец и араб желает их вернуть даже не завтра, а сегодня. Но мы желаем, чтобы они были возвращены целыми и свободными. Что же касается соглашений и договоров, которые заключаются в условиях нарушенного баланса сил, то нам приходится остерегаться их и теряться в догадках.

Маакаль Захур Адий, сирийский писатель

_________________________________

Сюрприз от Сирии и Израиля? ("The Washington Post", США)

Информационная война Израиля и Ирана ("Al-Quds Al-Arabi", Великобритания)

Новые правила для Ближнего Востока ("The International Herald Tribune", США)