Данный материал публикуется в рамках акции 'Переводы читателей ИноСМИ.Ru'. Эту статью обнаружил и перевел наш читатель materiality, за что мы ему крайне признательны

__________________________________________________

На дне рынка медведей редко звонят в колокол. Инвесторы, решившие, что они услышали звон, когда в марте обанкротившийся американский инвестбанк Bear Stearns объединился с JPMorgan Chase, были разочарованы. Индекс промышленных акций Доу-Джонса сейчас слабее, чем был весной.

У американской биржи был худший месяц с июня 2002 года, и сейчас она на 20% ниже своего пика - определение медвежьего рынка. Но это не единственный показатель. Согласно рейтинговому агентству Standard & Poor's, стоимость мировых бирж в течение месяца упала на $3 трлн., в частности, за счет 10%-го спада в развивающихся странах.

Цены акций падают из-за плохих перспектив четырех сил, которые управляют движением на биржах: экономический рост, рост прибыли, процентные ставки и инфляция. На данный момент, по всей видимости, первые две силы замедляются, а две последних растут. Это наихудшая из возможных комбинаций.

Дорожающая нефть и цены на продовольствие увеличивают инфляцию. 2 июля, в связи с неутешительными данными об американских резервах сырой нефти и сохранением опасений, что угроза войны между Израилем и Ираном может привести к конфликту в Персидском заливе, цена на нефть достигла нового пика $144,14 за баррель. Высокие цены на сырьевые товары также сыграли свою шоковую роль в торговле для стран-потребителей - то, что они закупают за рубежом, стоит дороже по сравнению с тем, что они экспортируют, что делает их еще беднее.

Последние шесть месяцев можно рассматривать как унылое упражнение по обмену страданиями. Расстроятся ли работники, увидев, что их заработная плата растет медленнее, чем инфляция? Должны ли компании, пожертвовав своей прибылью, компенсировать своим работникам потери повышением заработной платы? Будут ли центробанки закрывать глаза на высокие цены на сырье и оставят ли реальные процентные ставки на низком уровне, ущемляя вкладчиков? Или они повысят процентные ставки и риск, подталкивая экономику к спаду? Ни один из этих вариантов не является приемлемым.

Все это усугубилось кредитным кризисом. Правда, спасение Bear Stearns по-видимому помогло избежать краха финансовой системы. Кредитные спрэды, которые измеряют надбавку процентной ставки для рискованных заемщиков, упали со своих мартовских пиков, хотя недавно они снова росли.

Вместе с тем, кризис продолжает свое шествие по системе. Его последствия можно видеть в резком падении выдачи ипотечных кредитов в Америке и Британии. А также их можно найти в данных, предоставляемых Федеральной резервной системы, которые свидетельствуют о том, что займы, сделанные банками (на жаргоне - их активы) упали за последние три месяца.

Для того чтобы это кредитное ужесточение отразилось в цифрах, потребовалось много времени, потому что банки работали так же, как и до лета 2007 года. Во-первых, большую часть бизнеса кредитования они сняли с баланса, для того чтобы перепродать кредиты специализированным учреждениям, таким, как структурно-инвестиционные посредники (SIV). Когда рынок высоко рискованных кредитов рухнул, многие из этих кредитов вернулись обратно на балансы банков. Во-вторых, банки создали резерв для обеспечения выполнения обязательств по выдаче кредитов предприятиям в случае необходимости. В условиях спада на остальных долговых рынках (таких как активы, обеспеченные коммерческими бумагами), корпоративные заемщики пополнили запасы наличности. Помимо своих желаний банки обнаружили, что их кредитные книги увеличились.

Теперь, сдерживаемые огромными объемами капитала, банки ведут себя более осторожно: они были вынуждены поднапрячься, чтобы укрепить свои балансы. В настоящее время, по словам Иана Харнета (Ian Harnett) из консалтинговой компании Absolute Strategy Research, доступность кредита в Европе для потребителей и для компаний находится на самом низком уровне с 2003 года.

Проблема для финансовых рынков заключается в том, что добродетельный круг, который в середине текущего десятилетия подталкивал цены активов вверх, может оказаться порочным. Банки выдают кредиты под залог активов, прежде всего, в виде жилья. По мере роста цен на жилье, стоимость залога увеличивается, и банки готовы выдать больше кредитов. Это позволяет покупателям еще выше поднять цены.

Но, когда банки прекращают кредитование, покупатели не в состоянии приобретать активы. Некоторые инвесторы для погашения займов вынуждены продавать. Стоимость залогового обеспечения падает, в результате чего банки с еще большей неохотой выдают кредиты. Рынки замораживаются, поскольку ни у покупателей, ни у продавцов нет уверенности в бизнесе.

Когда цены на жилье падают в Америке, Великобритании, Ирландии и Испании, врывается эффект богатства. Джордж Магнус, стратег из UBS, приводит в пример Финляндию и Швецию начала 1990-х годов. Когда цены на жилье упали, уровни личных сбережений подскочили на 12-14 процентных пунктов. Аналогичный шаг в Америке или в Британии будет иметь разрушительное воздействие на потребительский спрос и, следовательно, на рост ВВП в течение ближайших нескольких лет. Пока там было больше влияния на потребительские настроения, нежели на фактический объем розничных продаж, хотя отдельные ритейлеры (например, британский Marks & Spencer) пострадали.

Как обстоят дела у компаний, учитывая подавленность потребителей и нежелание банков кредитовать? Они могут по-прежнему рассматривать экспорт, как источник экономического роста, но это сработает только для некоторых фирм в отдельных странах, а не для целого мира.

Так из несчастий рынка образовались батальоны, а не единичные лазутчики. Инвесторы могли бы справиться с кредитным кризисом, если бы не высокие цены на сырье, и наоборот. Они не знают, чего следует больше опасаться - инфляции или спада, но они знают, что вместе они будут весьма не кстати.

Похоже, что биржам предстоит длительный мрачный период. Между тем, лучшее, что инвесторы могут сделать - это, подобно Микоберу (персонаж романа Ч.Диккенса "Дэвид Копперфильд" - прим. пер.), надеяться, что что-то проясниться. Падение цен на нефть могло бы помочь.

_____________________________________________________

Автор перевода читатель ИноСМИ.Ru - materiality

Примечание: редакция ИноСМИ.Ru не несет ответственности за качество переводов наших уважаемых читателей

___________________________________________________

Нынешняя экономическая паника отбрасывает человечество вспять ("The Guardian", Великобритания)

Европа опасается односторонней политики Америки. На этот раз в экономике ("The New York Times", США)

Такого кризиса мировой рынок не знал уже 60 лет ("The Financial Times", Великобритания)