Политическое лето 2008 в Крыму выдалось жарким. Вместе с мощным потоком курортников полуостров захлестнула очередная волна кремлевских провокаций. Что поделаешь, солнечный Крым для политиков из ближнего зарубежья - как мед для домашних любимцев президента Ющенко.

Разумеется, в действиях Кремля нет ничего неожиданного. Не за горами декабрь месяц, когда страны НАТО будут решать, в состоянии ли Украина приступить к выполнению ПДЧ; с натовской темой неразрывно связан и вопрос о Черноморском флоте РФ. В таких условиях дестабилизация обстановки в Крыму - неплохое решение, шантаж и дискредитация официального Киева в одном флаконе.

И вот опереточный Юрий Лужков уже разжигает пламя крымского сепаратизма, призывает к возврату Севастополя и обещает всемерную поддержку пророссийским силам полуострова. А симферопольские активисты митингуют с портретами московского благодетеля в кепке. И, по всей видимости, это - только начало... Как правило, рьяные борцы за "наш русский Крым" апеллируют к истории, цитируют Кучук-Кайнарджийский договор, восхваляют Екатерину II и бранят Никиту Хрущева.

В ответ отечественные ура-патриоты пытаются перетянуть музу Клио на свою сторону и с пеной у рта доказывают, что Крым - исконно украинская земля, не имеющая к проклятым москалям никакого отношения. Это просто глупо. Опираясь на исторические факты, можно без особого труда доказать, что Крым - русский. А при желании можно столь же убедительно доказать, что полуостров - татарский. А еще можно доказать, что Крым итальянский или греческий - опять-таки с привлечением неопровержимых исторических фактов. Иначе и быть не может в уникальном регионе, где смешались эпохи, культуры и нации; где оставили свой след все, кто только мог - от римлян и готов до хазар и тюрков. А посему бурная историческая дискуссия лишена всякого смысла.

Чтобы разобраться с вопросом о принадлежности Крыма и Севастополя, не нужно поминать венценосную любительницу пригожих офицеров или легендарного поклонника кукурузы. Все гораздо проще. Когда СССР приказал долго жить, и бывшие советские республики отправились в самостоятельное плавание, проблема спорных территорий могла быть решена двумя путями:

1. Признать статус-кво, сложившийся по состоянию на 26 декабря 1991 года. Смириться с тем, что этнические границы не всегда будут совпадать с государственными.

2. Выяснять, кому именно должен принадлежать тот или иной регион. Предъявлять взаимные претензии. Взывать к исторической справедливости, размахивать древними летописями, склонять на все лады имена предков. Доискиваться, кого присоединили законно, а кого незаконно. Кто пришлый, кто коренной, а кто еще кореннее.

Второй сценарий был успешно реализован в Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии... Последствия общеизвестны. А вот Крымский полуостров избежал всех прелестей вооруженного конфликта - благодаря рациональному варианту ?1. Здоровый прагматизм взял верх над субъективными представлениями о справедливости, и миллионы крымчан были избавлены от ужасов военного противостояния.

События на постсоветском пространстве лишний раз доказали, что принцип нерушимости границ - наилучшая гарантия мира. А худой мир, как известно, предпочтительнее доброй войны. Крымскому обывателю, недовольному нынешним статусом полуострова, стоило бы почаще вспоминать печальные прецеденты начала 1990-х. Это позволит более трезво воспринимать провокационные призывы к отторжению "исконно русской земли" или "города русской славы" от Украины.

Пример Крыма весьма показателен - он демонстрирует, насколько опасны и деструктивны политические игры с историей. Конечно, вовсе пренебрегать музой Клио политики не должны. Учиться на примерах из прошлого можно и нужно - если у правящей элиты есть такое желание. При этом не стоит замыкаться в национальных границах: опыт Веймарской Германии для нас не менее ценен, чем уроки Центральной рады.

К сожалению, политбомонд склонен видеть в истории не учительницу, а безропотную содержанку. Политики охотно апеллируют к "нашим славным предкам" для обоснования территориальных и иных претензий к соседним странам, хотя никогда и никому эта порочная практика не приносила ничего хорошего.

В свое время Адольф Алоизович бросил целую армию археологов на поиски древних арийцев. Германские племена действительно сыграли очень важную роль в истории Европы, но из этого не следовало, что в середине 20 века немцы могут претендовать на земли славянских государств. А бесспорные достижения римской цивилизации не давали Бенито Муссолини и его соратникам никакого права называть Средиземное море "нашим".

Мы живем не в 1783-м и не в 1954-м, а в 2008 году, и должны смотреть вперед, а не назад. На дворе ХХI век, и выстраивать государственную политику на глиняных черепках и архивной пыли - полный абсурд. Заслуги древних греков, генуэзцев и Российской империи в деле освоения Крыма никак не могут повлиять на нынешний статус полуострова - это следует уяснить раз и навсегда.

Характерная деталь: императрицу Екатерину, покойных гетманов и ханов особенно охотно поднимают на щит некомпетентные политики, стремящиеся прикрыть собственное ничтожество деяниями пращуров. Недаром один из острословов XVIII столетия заметил: "Люди, кичащиеся своими предками, подобны картофелю - все лучшее у них находится в земле". "Картофельная" политика вдвойне неуместна, когда речь идет о поликультурных регионах со сложной историей - таких, как полуостров Крым. Там у каждого есть своя историческая правда, и копание в прошлом неизменно провоцирует межнациональную вражду.

Вслед за жаркими спорами о "земле наших предков" идет воинственная ксенофобия, неоправданное отождествление этноса и государства. Создаются ситуации, когда этнические грузины не могут быть гражданами самопровозглашенной Абхазии, косовские албанцы - гражданами Сербии, а сербы из Митровицы - гражданами государства Косово. Между прочим, точно такую же подмену понятий демонстрируют кремлевские бонзы, ведя речь о Крымском полуострове.

На апрельском саммите НАТО Владимир Путин напомнил о русскоязычных гражданах на юге Украины и заявил: "Кто нам может сказать, что у нас там нет никаких интересов?" Владимиру Владимировичу вторит мэр Лужков, грозящийся "усилить поддержку наших соотечественников, оставшихся на Украине и в Крыму"... Что ж, логика железная. С таким же успехом британский монарх Георг III мог заявить президенту Вашингтону: "Джордж, ты - англоязычный человек и, значит, должен послушно выполнять все директивы из Лондона!"

Путин, Лужков и Ко в упор не желают замечать разницу между национальностью, языком и гражданством. Как, впрочем, и отечественные радикалы, жаждущие во что бы то ни стало украинизировать Крым. В этом сходство московских шовинистов и украинских национал-патриотов: русскоязычный гражданин Украины, любящий свою страну, - нонсенс и для тех, и для других.

Национал-патриотическая публика пробует играть с Кремлем по его правилам и на его же поле. И, естественно, терпит фиаско. Чем настойчивее будут попытки украинизировать Крым, тем сильнее полуостров будет тяготеть к Москве, тем больший отклик среди местного населения найдут провокационные речи Лужкова.

Как выиграть битву за лояльность крымчан? Киеву поможет лишь асимметричный ответ - ставка на гражданские ценности. Крымчанин должен чувствовать себя полноправным гражданином Украины вне зависимости от языка, национальности и культуры - вот на что следует обратить усилия украинскому руководству. Что еще мог бы предложить крымчанам официальный Киев? Взгляд в будущее вместо бесконечного копания в прошлом.

Отказ от поисков "коренного" и "некоренного" населения. Равное отношение ко всем национальным общинам, населяющим полуостров. Усмирение радикалов - будь-то активисты "Русского блока" или Меджлиса. Когда шовинистические издания Крыма противопоставляют "хороших" русских (победители фашизма) "плохим" крымским татарам (пособники Гитлера) - это гнусно и провокационно. Но когда нардеп Мустафа Джемилев публично противопоставляет "хороших" крымских татар (патриоты Украины) "плохому" русскоязычному населению (пятая колонна Москвы) - это не менее гнусно и провокационно. К сожалению, далеко не все это понимают.

Многие столичные ура-патриоты горячо симпатизируют одной из сторон крымского противостояния и призывают сделать на нее ставку. Дескать, враг моего врага - мой друг. Это абсолютно порочный подход. Ведь межнациональный конфликт на полуострове сам по себе является большим поражением Украины. И поддерживать одну из сторон, способствуя эскалации конфликта, - прямой удар по стратегическим интересам нашего государства. Политике кремлевских провокаторов, намеренно разжигающих этническую рознь на полуострове, официальный Киев должен противопоставить урегулирование межнациональных трений. Впрочем, компетентное решение крымского вопроса едва ли под силу нынешней украинской элите, подменяющей мудрость бездействием, а продуманные реформы - бездумным радикализмом...

Напоследок - небольшой исторический презент для граждан, исповедующих принцип: "Кто раньше поселился - того и полуостров". Кому по праву принадлежит солнечный Крым? Русским? Крымским татарам? Караимам? Армянам? Грекам? Кажется, копать придется глубже. В 1924 году в крымском гроте Киик-Коба было обнаружено погребение неандертальца, жившего тут около 100 тысяч лет назад. Вот он - представитель коренного населения Крыма, законный хозяин полуострова.

Увы, ни господин Лужков, ни другие борцы за "наш исконный Крым" не смогут записать неуклюжего гоминида в свои предки. По авторитетному заключению ученых-антропологов, неандерталец - это тупиковая ветвь эволюции, он не выдержал конкуренции с Homo Sapiens. Очевидно, коренной крымчанин канул в небытие из-за проблем с интеллектом... Довольно поучительный урок для современных политиков из Москвы, Киева и Симферополя!

___________________

Опасная игра Москвы и уроки истории ("День", Украина)

"Если завтра война", или Что будет, если Россия решит отобрать Крым у Украины ("Geopolitika", Литва)