За международным дебютом Медведева на саммите 'большой восьмерки' в России будут следить едва ли не внимательней, чем за рубежом. Это значительно сужает и без того небольшое пространство для маневра, имеющееся у российского президента, всего лишь два месяца назад вступившего в должность. Националисты верят, что Владимир Путин, и только он, вернул Россию в список держав мирового значения. Это означает, что его преемник должен показать себя столь же независимым и жестким. Поведение г-на Медведева на саммите неминуемо будет оцениваться дома крайне критически: соперничающие элиты, которые правят Россией, значительно меньше заинтересованы в формировании плодотворных отношений с лидерами Запада, чем в появлении первой трещины в стальных конструкциях путинизма. Самому молодому участнику саммита предстоит доказать свою силу, и, подлаживаясь к Гордону Брауну (Gordon Brown), он этого определенно не добьется.

Впрочем, не похоже, чтобы во время их первой встречи, состоявшейся вчера, он к нему подлаживался. Призвав, как и полагается, начать новую эпоху, лидеры двух стран вновь вернулись к конкретным нерешенным проблемам, оставшимся от старой. Каждые несколько месяцев разгорается новый российско-британский спор. Последним событием в этом ряду стала аппаратная битва между ВР и ее российскими партнерами - пятью олигархами, которые хотят сместить руководителя их совместного предприятия - нефтяной компании ТНК-ВР. До этого было столкновение по поводу закрытия двух региональных офисов Британского совета, а еще раньше - отказ России экстрадировать главного подозреваемого в убийстве российского эмигранта Александра Литвиненко. Вчера особого прогресса в этих областях заметно не было.

Впрочем, Европейский Союз тоже не понимает, как ему взаимодействовать с Россией, которая столь же самоуверенна во внешней политике, сколь и авторитарна во внутренней. Европейский подход к России балансирует между приспособленчеством и противостоянием. Увы, ни то, ни другое не подходит. Приспосабливаться к России означало бы предать те ценности, что лежат в основе европейского проекта - демократические выборы, законность, уважение к правам человека. При путинизме все они серьезно пострадали. Однако противостоять России - значит ухудшить и без того скверные отношения. Их еще есть куда ухудшать, чтобы там ни говорили о возвращении к временам 'холодной войны'. Таким образом, пока постмодернистский ЕС колеблется, не в силах принять решение, Россия, вернувшаяся к старым моделям, разделяет и властвует, выбирая себе партнеров и используя свои нефтяные богатства.

Одной надеждой на появление нового поколения лидеров обойтись не получится. Россией правят те, кто ей правят, с ними нам и придется иметь дело. Даже если не учитывать фальсификации на выборах, они исключительно популярны, и ЕС следует понимать, почему: причина этого в том, что они выглядят борцами с всепроникающим влиянием Запада. Впрочем, хотя националисты быстро определяют угрозу, они по природе плохо умеют осознавать национальные интересы. Именно в этом Европа и может повлиять на идущие в России споры. Во-первых, ЕС должен понять, что то, что сработало в Восточной Европе, необязательно будет работать на Украине, этнически представляющей собой 'лоскутное одеяло'. Западу надлежит расстаться с планами укрепить прозападные режимы на Украине и в Грузии, сходу приняв эти страны в НАТО. Предоставлять военные гарантии странам, которые члены НАТО не смогут удержать, столь же опасно, сколь и безответственно. Кроме того, это означает бросить вызов взглядам и самой идентичности русскоязычной половины Украины. Разумеется, и Украина, и Грузия являются суверенными странами и вправе выбирать партнеров самостоятельно, но это не означает, что Запад обязан их принимать, пока регион столь неустойчив.

Во-вторых, западные правительства должны регулировать поведение Кремля с помощью действующих договоренностей и переговоров по поводу будущих. Россия подписала договор об Энергетической хартии, гарантирующий доступ к рынку, безопасность поставок, защиту инвесторов, однако ничего из этого Россия не соблюдает. Если Россия хочет добиться безвизового въезда в Европу, она должна, как минимум, знать, что ей необходимо для этого сделать. Если партнерство уже не работает, должен сработать прагматизм.

____________________________________________

Медведев дает отпор Брауну ("The Financial Times", Великобритания)

Маккейн готов изгнать Россию из G8, но пора начать мыслить более масштабно ("The Washington Post", США)

Саммит 'восьмерки': Западу пора определяться ("The Wall Street Journal", США)