Бразилия, Россия, Индия и особенно Китай стали экономическими державами. Страны БРИК оставили позади другие развивающиеся государства и играют значительную роль в мировой торговле. Но демократические достижения этих стран оказались не на высоте их экономических успехов. Британский журнал The Economist составил рейтинг демократии, где разделил 167 стран на четыре категории по типу их государственного управления. Среди стран, где демократия функционирует хорошо, пальма первенства досталась Швеции, а среди 'авторитарных режимов' последнее место, что неудивительно, занимает Северная Корея. Ни одна из стран БРИК не вошла в категорию стабильных демократических режимов. Бразилию и Индию отнесли к странам с 'неполноценной демократией' ("flawed"), а Россию - к 'гибридным режимам'. Китай относится к разряду авторитарных государств.

Эти четыре страны считаются экономически здоровыми зонами. Международное агентство Moody's присвоило всем им положительный рейтинг. Иностранные компании массово инвестируют в них. Но в Бразилии до сих пор наблюдается неприлично большой разрыв между богатыми и бедными, Россия - несет на себе печать подавления чеченского меньшинства и жесткого контроля прессы, в Индии очень медленно идет процесс отхода от кастовой системы, в Китае наблюдаются массовые аресты граждан.

Больше всего уповают на скорое начало 'перехода' к настоящей демократии не в самих этих странах, а вне их. США, в частности, считают, что лучше их демократии не бывает, и, действительно, у американцев нет к ней официальных претензий. Кандидат в президенты от республиканской партии Джон Маккейн предлагает создать 'лигу демократий', которая не будет конкурировать с ООН, но прибавит веса позициям США в их отношениях с недемократическими странами.

Историк Пьер Роваваллон (Pierre Rosanvallon) осуждает 'западный мир, слепой в том, что касается его собственной истории, и надменный в своих отношениях с миром'. В США, например, существовало рабство, истреблялись племена индейцев, иммигрантов отправляли на Эллис-Айленд через много лет после речей Линкольна и других 'отцов-основателей'. Франция также не отличалась быстротой в деле демократического строительства, до принятия конституционных законов 1875 года она прошла через Террор и десятилетия наполеоновского правления. Женщины получили право голосовать только 1945 году. В то время Франция еще и не помышляла о деколонизации, а в крупных американских университетах не было студенток.

Хотя на Западе демократия является ценностью, практически философией, в других регионах о ней или даже не слышали, или считают властным инструментом. В некоторых странах, особенно в Персидском заливе, правят всевозможные короли, султаны, эмиры, которые никогда всерьез не интересовались демократией. То же самое можно сказать и об абсолютной монархии Брунея в Юго-Восточной Азии, Свазиленда в Африке или Бутана в Гималаях. Кувейт - единственная страна в регионе (ну может быть еще Иордания), которая выбрала демократический режим, когда обрела независимость в 1961 году. Этот выбор, благодаря которому США примчались на помощь Кувейту, когда в 1990 году на его территорию вторгся Ирак, сегодня вызывает больше критики, чем гордости.

Существуют также государства, где зародившиеся демократические практики до сих пор остаются под угрозой: 'революция роз' в Грузии, 'оранжевая' на Украине, даже 'шафрановая' в Бирме. Отсюда - ироничное выражение 'Потемкинская демократия'. То, что произошло в Восточной Европе после падения Берлинской стены - исключение. Там были быстро установлены демократические режимы. Но в этих странах - Венгрии, Чешской республике, Польше - существовала демократия до пришествия социализма. И Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) помогал проводить политические и экономические реформы.

Любовь к 'сильным' лидерам

Философ Флоран Генар (Florent Guénard) пишет в январском номере журнала Esprit, что отношения между демократией и капитализмом (открытой рыночной экономикой) ассиметричны. 'Если демократия приносит пользу капитализму, потому что отдает приоритет гражданскому обществу или гарантирует права личности, совершенно не очевидно, что обратное тоже справедливо'. Иначе говоря, автократы могут добиться исключительных экономических показателей в своих странах и при этом не организовывать выборы и не соблюдать права человека.

Согласно опросу общественного мнения, проведенному американским институтом World Public Opinion в двадцати странах, граждане во внешнеполитической области больше доверяют 'сильным' лидерам. Опрошенные из семи руководителей отдавали предпочтению Владимиру Путину и Ху Цзиньтао, а не Николя Саркози и Джорджу Бушу.

В трех из четырех стран БРИК к демократии относятся положительно. Бразильский президент Лула, избранный в 2004 году, проводит реформу образования и продвигает местные инициативы. Премьер-министр Индии Манмохан Сингх (Manmohan Singh), пришедший к власти в 2004 году, сравнивает экономику своей страны с 'большим медлительным слоном', которого трудно расшевелить. Несмотря на сильнейшую бюрократию, он пытается создать эффективные государственные службы и борется с безграмотностью. Президент Дмитрий Медведев близок к Владимиру Путину, но ему 43 года, и он никогда не входил к коммунистическую номенклатуру. Сразу после своего избрания он провозгласил себя приверженцем защиты прав человека и индивидуальных свобод. Либеральный экономист Анатолий Чубайс доверяет ему.

В Китае немного найдется примеров демократических начинаний, пусть даже г-н Ху и настоял на том, чтобы все лидеры возглавляемой им коммунистической партии избирались. Он выступает за 'гармоничное общество' - в китайском языке слово гармоничный обладает более широким значением, чем во французском, - в котором будет место и национальному единству, и защите окружающей среды.

Запад, скорее всего, еще не один год будет негодовать по поводу недостатка демократии в странах БРИК. Возможно, с течением времени протесты граждан мира, который не стоит на месте, станут сильнее, чем местные притязания, и громче всех окажутся голоса, раздающиеся из 'старых' демократий и их неправительственных организаций. И тогда руководители развивающихся стран, в первую очередь БРИК, будут вынуждены проводить реформы, если они хотят сохранить и внутреннюю стабильность, и позиции на международной арене.

___________________________________

Не надо пресмыкаться перед антидемократическими гигантами! ("The Guardian", Великобритания)

'БРИК' или 'БИК'? ("Fortune", США)

БРИК: согласованная стратегия или просто звучное имя? ("The Financial Times", Великобритания)