То, что президент России Дмитрий Медведев и премьер-министр Гордон Браун не смогли урегулировать разногласия во время встречи в Японии на этой неделе, не вызывает особого удивления.

Медведев пришел к власти, представляясь в качестве последователя своего жесткого предшественника Владимира Путина, а также новой метлы в Кремле. Со своими умиротворяющими манерами и вниманием к власти закона он произвел впечатление человека, способного улучшить напряженные отношения России с Западом, и не в последнюю очередь с Великобританией. Смена руководства породила несмелые надежды на то, что хотя в целом российская политика останется без перемен, особенно в стремлении страны к самоутверждению, подходы и отношение могут стать более примирительными.

Пока он только начинает свою деятельность, но опыт Великобритании такие надежды не оправдывает. Медведев не сделал никаких уступок по самым важным вопросам: убийство Александра Литвиненко, закрытие в России двух отделений Британского совета и спор по поводу совместного предприятия ТНК-ВР.

Честно говоря, британское руководство служб безопасности безо всякой на то необходимости само осложнило обстановку. Оно организовало утечку информации о русских шпионах в Британии и вновь заговорило о причастности российского государства к отравлению Литвиненко.

Но даже самому покладистому российскому лидеру было бы крайне трудно пойти на сделку в вопросе об убийстве Литвиненко. Лондон вполне справедливо считает делом принципа добиться от Москвы выдачи основного подозреваемого Андрея Лугового. Россия заявляет, что не пойдет на это. В один прекрасный день компромисс все же может быть достигнут; скажем, это будет решение о проведении суда в третьей стране. Но до этого еще очень далеко. Похоже, что медведевская поддержка власти закона не распространяется на быстрое раскрытие дел об убийстве.

И тем не менее, несмотря на то, что через плечо ему заглядывает воинственный предшественник, российский президент мог бы сделать больше в отношении Британского совета и ТНК-ВР. Москва говорит, что вопрос о совете носит чисто административный характер. Так почему бы не урегулировать его административным способом на благо двусторонних отношений? Вопрос о ТНК-ВР гораздо серьезнее. British Petroleum и ее партнеры-олигархи схлестнулись в драке за контроль над совместным предприятием. И похоже, что русские в этом споре пользуются поддержкой как минимум некоторых государственных чиновников.

Медведев должен ясно показать, что его обещания относительно власти закона включают требование к государственным органам и судам быть нейтральными при рассмотрении дел.

Но поскольку другие страны Евросоюза готовы воспользоваться британскими трудностями, чтобы заниматься делами с Россией, Медведев может себе позволить игнорировать Брауна. Однако неспособность решать основополагающие проблемы вызывает сомнения относительно его приверженности нормам права и подрывает надежды на реальный прогресс в отношениях между Востоком и Западом. Ибо если Кремль сегодня может выкручивать руки одному государству Запада, то же самое он сможет сделать завтра и с другим.

___________________________________

Не вините Россию - мы и сами не без греха ("The Independent", Великобритания)

Медведев дает отпор Брауну ("The Financial Times", Великобритания)

Из России с презрением ("The Times", Великобритания)