У Института национальной памяти нет копии документа, подтверждающего, что катынское преступление совершил НКВД. Россияне передали его нам в начале девяностых

На вчерашнем совместном заседании комиссий Сейма по юстиции и правам человека, а также международным вопросам глава отдела расследований ИНП Дариуш Габрель (Dariusz Gabrel) сообщил, что ни прокуроры, ни архивы не располагают этим документом. 'Два года назад мы обратились в Канцелярию президента с целью верификации данного факта, а также получения этого документа. Насколько мне известно, результат был негативным', - говорил Габрель.

Часть актов, касающихся катынского преступления, включая данный документ, передал Леху Валенсе в 1992 году Рудольф Пихоя, директор Государственных архивов Российской Федерации. Он сделал это по поручению тогдашнего президента России Бориса Ельцина.

'Это были заверенные ксерокопии документов', - говорит историк Анджей Граевский (Andrzej Grajewski).

Документы были немедленно опубликованы Институтом публичных исследований Польской Академии наук, так что сегодня они общедоступны.

Несмотря на это, неизвестно, где находятся документы, переданные россиянами. 'Мы все время их ищем, обогащаем доказательный материал, поиски проводились более десяти раз - как в Польше, так и за границей', - говорит Габрель. Он добавляет, что запросы на проведение поиска подавались, в частности, в канцелярию президента, Архив новых актов, Центральный военный архив и архив Польского телевидения.

Бывший глава следственного комитета ИНП Витольд Кулеша (Witold Kulesza) удивлен тем, что что-то могло пропасть. 'Документы, касающиеся катынского преступления, мы получили из министерства юстиции. Это 64 тома актов с печатями главной военной прокуратуры России. Они должны быть в фондах Института', - говорит он.

Между тем, Граевский напоминает, что эти документы имеют, прежде всего, историческую ценность. 'Они служат непосредственным доказательством преступления, но также доказательством того, что демократическая Россия как-то пытается это преодолеть', - считает он.

Историк напоминает, что проблемы с обнаружением документов, касающихся катынского преступления, возникают не в первый раз: 'Возглавляя коллегию ИНП, я пытался найти договор между прокуратурами Польши и России о порядке проведения катынского следствия. Мне этого не удалось. А ведь именно опираясь на этот документ, польская сторона долго не начинала следствие'.

Может ли отсутствие документов повредить следствию, которое ведет ИНП?

'Я очень скептически отношусь к их процессуальной силе. Это всего лишь копии, к тому же россияне передали нам не все', - говорит проф. Марианн Филар (Marian Filar), депутат от фракции 'Демократы'. Однако он добавляет, что 'пропажа' документов - скандал: 'Это свидетельствует о беспорядке, который царит в нашем государстве'. Депутат от 'ПиС' Павел Коваль (Pawel Kowal), считает, что данный вопрос необходимо разъяснить: 'Мы должны узнать, как это случилось, что документы пропали'.

____________________________________

Есть у нас и друзья-москали ("Gazeta Wyborcza", Польша)

Катынь: Россия медленно продвигается к согласию с Польшей ("The Economist", Великобритания)

Россия-Польша: когда мы жили в общей империи, то как-то друг к другу привыкали ("Gazeta Wyborcza", Польша)

Катынь - рана ("Tygodnik Powszechny", Польша)