Не будет преувеличением сказать, что нынешние отношения Литвы и России - одни из самых худших со времен распада СССР. Пожалуй, только в 90-е годы на волне национальной идеи было нечто похожее. Но сейчас хуже. Ибо тогда Россия была занята внутренней борьбой 'кто больше хапнет' и погружена в хаос. Сейчас же соседнее государство твердо стоит на ногах и на колкости со стороны огрызается. А временами и сама атакует.

Претензии Литвы

Чем грозит ссора Литвы и России? Для начала обозначим явные и завуалированные претензии Литвы к России. Большинство из них связаны со временами объявления независимости. Это и события 13 января у Вильнюсской телебашни, расстрел в Мядининкай, требование компенсаций за оккупацию и т.п. Из современных - обвинения в энергетическом шантаже, неуправляемый рост на энергоресурсы, прекращение поставок нефти по трубопроводу 'Дружба'. Из завуалированных можно отметить злость на планы по строительству АЭС в Калининградской области 'на опережение' и сам взгляд на Калининградскую область, которую в Литве называют не иначе как 'Малой Литвой', а Калининград - Караляучюсом. Здесь важно подчеркнуть, что официальная Литва НИКОГДА не предъявляла к России территориальных претензий. Это важный момент, свидетельствующий о мудрости внешней политики Литвы. Зато государство финансирует множество культурных проектов - от памятников, до литературы, газет и фестивалей, в которых рассказывается о Малой Литве не иначе, как о потерянной территории Литвы. Поэтому говорить, что наши власти окончательно простились с Калининградом-Караляучюсом тоже нельзя.

Статус-кво

Список претензий России к Литве гораздо скромнее. Об этом хорошо сказал профессор МГИМО Андрей Загорский во время конференции политологов в Вильнюсе "Россия в регионе Балтийского моря: сколько политических направлений?" (Russia in the Baltic sea Region: how many policies?), которая прошла еще в конце 2006 года.

Тогда российско-прибалтийские отношения смоделировал директор организации Новый Европейский Демократический проект (New European Democracy Project), сотрудник Центра стратегических и международных исследований США (Center for Strategic and International Studies (USA)) (сопредседателем организации является Збигнев Бжезинский) Януш Бугайский, который представил свою книгу "Холодный мир: российский неоимпериализм" (Cold Peace: Russia's New Imperialism). В своей книге американский политолог утверждает, что российские власти пользуются полной зависимостью Восточной Европы от российских поставок энергоносителей и инвестиций, а главным приоритетом российской внешней политики является восстановление российского присутствия по всему миру и подрыв статуса США в качестве единственной сверхдержавы. Такую же точку зрения на политику России в отношении Прибалтики Януш Бугайский высказал во время своего доклада. По его мнению, геополитическая стратегия Кремля и главная задача России выглядит следующим образом: восстановить свое доминирование. В первую очередь над Прибалтикой, а после этого стать крупным игроком в мировых процессах. При этом методы путинской России в Прибалтике самые разные. По мнению Бугайского, Москва в отношении Литвы, Латвии и Эстонии использует все рычаги: от экономических до дипломатических. Используются методы дискредитации и дезинформации бывших оккупированных территорий в глазах НАТО и Евросоюза. Например, разыгрывается карта русофобских настроений, особенно в Латвии и Эстонии. Таким образом, проводится политика изоляции и маргинализации (доклад Януша Бугайского так и назывался - "Изоляция и маргинализация: наступление России в Прибалтике", Isolation and Marginalization: Russias Offensive in the Baltic Region).

Немалую роль во взятии под контроль Прибалтики, по мнению политолога, играет и российский бизнес, который находится под контролем Кремля. Российский капитал стремится играть доминирующую роль в экономике Прибалтики, а главное, в энергетике.

Противоположную точку зрения высказал присутствовавший на конференции профессор МГИМО, политолог Андрей Загорский. По его мнению, таких процессов, которые описал Януш Бугайский в России, по отношению к Прибалтике нет. "Мне, конечно, хотелось бы, чтобы у Москвы была такая долговременная стратегия, но, к сожалению, сейчас я не вижу даже ее признаков, особенно в последние годы", - сказал Загорский. По его мнению, Россия не пытается с помощью агрессивной политики стать некой новой силой. А если речь и идет о проявлении активности, то для соблюдения статус-кво. Профессор МГИМО сообщил, что с пониманием относится к тому, что люди, которые проживают в Прибалтике, или люди, которые изучают российскую политику по отношению к Прибалтике, хотели бы видеть некоторые явления, о которых говорилось. Проще говоря, трактуют некоторые события так, как это удобно, однако говорить о какой-то серьезной стратегии России в этом смысле не стоит. "Я не думаю, что президент Путин думает о Прибалтике каждый день, - комментируя выступление Януша Бугайского, сказал тогда Андрей Загорский. - Быть может, несколько дней в году".

Директор Департамента Восточной Европы и Центральной Азии при Министерстве иностранных дел Литвы Арунас Винчунас тогда красиво парировал: "Что касается выражения господина Загорского о том, что Владимир Путин каждый день не думает о Литве или Прибалтике, то я могу сказать только одно: и слава Богу".

Претензии России

Мы вернулись к этой конференции в связи с тем, что за два года ситуация, кажется, кардинально поменялась. Ибо, похоже, Владимир Путин, а с ним и Дмитрий Медведев про Прибалтику и конкретно про Литву стали думать гораздо чаще, чем несколько дней в году.

Россия недовольна, что Литва усиленно продвигает членство Украины и Грузии в НАТО, активно ведет себя в грузино-абхазском вопросе, приравняла советскую символику к нацистской, препятствует в строительстве Северо-европейского газопровода, сохраняется теоретическая возможность размещения американской ПРО в Литве, набравшим обороты национализмом, который уже выливается в шествия бритоголовых по центральному проспекту Вильнюса, а скульптура советских солдат постоянно оскверняется и т.п.

За прошедшие две недели ситуация настолько обострилась, что президент Литвы даже не стал принимать нового российского посла Владимира Чхиквадзе, а сама Литва дождалась хакерских атак неизвестных вредителей, которые взломали около 300 литовских интернет-сайтов, вывесив на них красный флаг с серпом и молотом, а в довесок выраженное в жестком тоне заявление Госдумы РФ.

Надо сказать, что российского посла в Литве Валдас Адамкус в итоге принял, но заявил, что Литву огорчает "взгляд России на государство, которое она сама в Беловежской пуще объявила "несуществующей геополитической реальностью". "Хочу вас заверить, что в Литве никто не хочет опровергнуть вклад русского народа в борьбу с фашизмом, также, как и других народов: украинцев, белорусов, казахов", - говорил президент. Глава Литвы заявил, что "нельзя забывать, что от имени этого несуществующего государства совершались нарушения международного права и преступления против человечества в Прибалтике, Венгрии, Чехии, Польше, Афганистане". Особенно странно в этом перечислении звучит Афганистан, в котором литовские солдаты и сейчас воюют и даже не так давно понесли первую потерю.

Чем аукнется?

Противостояние Литвы и России могут больно аукнуться в самой Литве. Это закономерно, потому что страны, к сожалению, в разных весовых категориях. Хорошо известно, чем постоянные уколы закончились для Эстонии, которая потеряла десятки миллионов евро из-за переноса 'Бронзового солдата'. В начале этой недели подобный тревожный сигнал поступил и для Литвы.

Из России пришли вести, что к 2015 году там будет достаточно своих пропускных способностей, чтобы перестать экспортировать нефтепродукты через страны Прибалтики. Об этом на совещании Морской коллегии при правительстве РФ в Санкт-Петербурге заявил министр транспорта РФ Игорь Левитин.

Позже вице-премьер РФ Сергей Иванов сообщил журналистам, что речь идет об окончании любого экспорта через прибалтийские порты. Он назвал эту задачу амбициозной, но подчеркнул, что "кормить порты Прибалтики РФ больше не будет".

Иванов также отметил, что перед страной стоит задача по увеличению мощностей собственных портов и задача по обеспечению импорта только значимых для рынка товаров. Левитин в связи с этим сообщил, что в планах правительства России стоит увеличение грузооборота порта Усть-Луга. По его словам, к 2015 году его грузооборот вместе с БТС-2 достигнет 100-130 млн. тонн нефти. Грузооборот порта Приморск к этому времени, по словам Левитина, составит 25 млн. тонн нефти, а портов Высоцк и Архангельск - по 12 млн. тонн, - сообщает российское информационное агентство Regnum.

Что уж говорить, какие времена при таком раскладе наступят для Литвы, для которой Россия - второй по величине партнер по товарообороту, а порт Клайпеды во многом живет благодаря именно российскому транзиту.

__________________________________

Литва - не рыцарь 'холодной войны' ("Delfi", Литва)

Кто стоит за серпом и молотом? ("Литовский курьер", Литва)

Россия - дорога домой, в Московское княжество ("Delfi", Литва)

Литва под прицелом российских ядерных боеголовок? ("Литовский курьер", Литва)