Comment is free . . .

Спор между США и Россией по поводу американских планов развертывания системы противоракетной обороны в Европе вновь обостряется. Сохраняющиеся разногласия с Польшей относительно условий размещения ракет-перехватчиков на ее территории привели к тому, что американские чиновники начали намекать: они подумывают о Литве в качестве альтернативной зоны базирования. Цель этого демарша, судя по всему - оказать давление на Польшу, чтобы она проявила большую гибкость на переговорах, но сама мысль о создании американских военных баз в стране, некогда входившей в состав СССР, уже вызвала возмущение в Кремле.

В июне Джон Руд (John Rood), главный американский переговорщик по этому вопросу, побывал в Литве, чтобы проинформировать ее правительство о ситуации на переговорах между Варшавой и Вашингтоном. Америка хочет разместить 10 ракет-перехватчиков в Польше и ультрасовременную РЛС противоракетной обороны в Чешской Республике. На этой неделе госсекретарь США Кондолиза Райс (Condoleezza Rice) подписала в Праге соответствующее соглашение с Чехией. Польско-американские переговоры, однако, буксуют, и Пентагон дал понять, что США рассматривает другие варианты на случай, если их не удастся вывести из тупика.

Литовский министр обороны Юозас Олекас (Juozas Olekas), оговорившись, что ожидает успешного завершения переговоров между Польшей и США, отметил: 'В случае соответствующего обращения Литва рассмотрит вопрос об участи в создании противоракетного 'щита'. Мы должны взвесить все плюсы и минусы'.

Заключению польско-американского соглашения препятствуют два фактора. Варшава желает получить от американцев компенсацию в виде финансирования модернизации польских вооруженных сил и других шагов, гарантирующих, что размещение объектов ПРО не отразится на безопасности страны. Действительно, российские власти уже намекают на серьезные контрмеры в случае развертывания в Польше ракет-перехватчиков.

В последние несколько месяцев американские официальные круги выдвигают предложения, призванные развеять опасения России относительно своей безопасности в связи с планами создания системы ПРО. Цель предполагаемых мер по укреплению доверия - повысить транспарентность деятельности объектов ПРО для Москвы и свести к минимуму любую угрозу, которую эта система теоретически может представлять для ракетного арсенала России.

На сочинской встрече с президентом Бушем в апреле 2008 г. тогдашний российский президент Владимир Путин с похвалой - что для него нехарактерно - отозвался об искреннем, по его словам, стремлении США учесть озабоченность России в плане национальной безопасности. Однако недавно российский министр иностранных дел Сергей Лавров заметил, что российско-американский диалог в отношении мер по укреплению доверия 'застопорился'.

Детали предложений США остаются неясными, но информация из российских и американских источников позволяет судить об их основном содержании. Америка, в частности, предлагает дать российским военным, с согласия правительства стран, где будут размещены объекты, проводить их тщательные инспекции на месте. Кроме того, американские чиновники говорят о готовности не вводить систему в строй, пока не станет ясно, что у Ирана имеется соответствующий потенциал для ракетного нападения на Европу. Наконец, Вашингтон дает понять, что пойдет на количественные ограничения элементов ПРО, расположенных вблизи от границ России, чтобы исключить угрозу нейтрализации ее собственного арсенала баллистических ракет.

Однако превратить эти концепции в практические лимиты в сфере контроля над вооружениями - дело непростое. Начнем с того, что неясным остается вопрос: какую роль Россия будет играть в определении способности Ирана угрожать Европе баллистическими ракетами, которая и должна стать критерием для постановки на боевое дежурство перехватчиков в Польше. У Вашингтона и Москвы не первый год имеются разногласия относительно того, представляет ли Иран реальную угрозу для безопасности стран НАТО.

Кроме того, российские власти требуют, чтобы их специалисты могли постоянно находиться на объектах ПРО для мониторинга их деятельности. Лидеры Чехии и Польши, хорошо помнящие прошлые периоды российской и советской оккупации, категорически отказываются идти на такой шаг.

Непонятно также, какие шаги могли бы предпринять США, чтобы развеять опасения Москвы относительно 'неконтролируемого роста' системы ПРО - ситуации, в которой Америка могла бы быстро наращивать потенциал своих противоракетных систем вокруг России. Неясно, в частности, какую территорию должны охватывать предполагаемые количественные ограничения, в течение какого срока они будут действовать, затронут ли они совместные научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки, которые США осуществляют с другими странами - в частности Австралией, Израилем и Японией.

Более того, отсутствует определенность и в отношении механизмов соблюдения всех этих мер. Администрация Буша старается избегать чересчур жестких соглашений в сфере вооружений, способных помешать гибкому и быстрому реагированию США на возникающие новые угрозы. Однако в ходе недавних переговоров по контролю над вооружениями российское руководство отвергало предложения о неформальных договоренностях, настаивая, чтобы речь шла об официальных, юридически обязывающих соглашениях. Российские лидеры вполне законно опасаются, что будущие правительства Чехии, Польши, Литвы или США могут просто прекратить соблюдение неформальных договоренностей, поставив Москву перед свершившимся фактом.

Ричард Вейц - старший научный сотрудник и руководитель научных программ Института им. Хадсона

____________________________________________

Неоднозначный дебют Медведева на саммите 'восьмерки' ("The International Herald Tribune", США)

Медведев следует курсом на конфронтацию с США ("The Times", Великобритания)

Сторониться России? Плохая идея ("Los Angeles Times", США)