Является ли Крым взрывоопасной территорией, и кто может стать детонатором этого взрыва? И возможно ли решить проблемы татар, не ущемляя интересы других национальностей, проживающих в Крыму? На эти и другие темы 'ВЕДОМОСТИ' пообщались с главой Меджлиса крымско-татарского народа, депутатом ВР от блока НУ-НС Мустафой Джемилевым.

МУСТАФА Джемилев родился в 1943 году в селе Ай-Серез Судакского района, в 1944-м вместе с семьей был депортирован из Крыма в Узбекскую ССР. В 1989 году вернулся в Крым, поселился в Бахчисарае, где живет и поныне, и возглавил организацию Крымско-татарского движения. С 1991 года - лидер Меджлиса крымско-татарского народа (высший национальный представительский орган, не имеющий, правда, до сих пор государственного статуса).

- Господин Мустафа, какие настроения царят среди крымских татар сегодня? В последнее время не сообщалось о земельных, каких-то иных конфликтах с участием представителей вашего народа. Означает ли это, что ситуация налаживается?

- Настроения разные, но сейчас курортный сезон, и многие крымские татары заняты зарабатыванием копейки на жизнь. Однако нерешенных проблем очень много. Поэтому пока действительно затишье, но если какие-то меры не будут предприняты, эти вопросы будут подниматься. В первой половине июня планировалась наша встреча с президентом Виктором Ющенко, во время которой мы рассчитывали обсудить все актуальные проблемы, но эта встреча пока не состоялась. Надеюсь, в ближайшее время она состоится.

- Как член пропрезидентской фракции в парламенте удовлетворены ли вы тем, что Виктор Ющенко делает для восстановления прав крымских татар?

- Нет, существенных изменений не произошло. Президенту, видимо, не до нас... Я вам так скажу: в 1999 году, когда был создан Совет представителей крымско-татарского народа при президенте - как консультативный орган и как форма легализации Меджлиса крымско-татарского народа, - бывший президент Леонид Кучма регулярно приезжал в Крым, созывал Меджлис, всех руководителей автономии и давал поручения по тем проблемам, которые стоят перед крымскими татарами. Другое дело, что его указания часто саботировались, но то, что президент приезжал к нам, спрашивал, чем может помочь, являлось для нас большой моральной поддержкой. К сожалению, с момента выборов нового президента встреча Меджлиса с Виктором Ющенко состоялась только один раз - 5 мая 2000 года. И поэтому многие крымские татары задаются вопросом: почему такое отношение? Мы же голосовали за него, были единственной силой в Крыму, которая поддержала Виктора Андреевича. Из 14% проголосовавших за него на полуострове, по меньшей мере, 12% - это крымские татары.

- Как вы воспринимаете участившиеся заявления российских политиков о возможности возвращения Крыма в состав Российской Федерации?

- Этот вопрос муссируется давно. Я помню, еще в 1991 году, сразу после проведения нашего национального съезда - Курултая, - к нам приезжали из Москвы, говорили, что Россия готова признать Меджлис крымско-татарского народа как высший представительский орган крымских татар и даже оказать помощь в возвращении крымских татар на родину. Нас пригласили в Москву, но там, в Верховном Совете (ныне это Госдума), завели разговор о том, что одновременно они хотят денонсировать указ о передаче Крыма в 1954 году из состава России в состав Украины и очень просили, чтобы мы поддержали это мероприятие. Мотивировали тем, что когда передавали Крым Украине, мнения крымчан не спрашивали, ведь никто и вообразить не мог, что Советский Союз развалится. Я не ответил категорически нет, но я сказал: в Крыму вообще-то никогда не спрашивали мнения народа, но почему вы говорите только о 1954 годе? Давайте начнем с 1773-го, когда произошел незаконный захват Россией Крымского полуострова! Денонсируем манифест Екатерины Второй, а потом, глядишь, доберемся и до 1954-го. На этом наша дружба закончилась. Хотя я так скажу: официальное руководство России хоть и не заявляет территориальных претензий к Украине, но почти открыто поддерживает те радикальные политические силы, которые претендуют на Крым. Эти претензии не имеют никакой ни юридической, ни исторической, ни моральной основы. Если говорить о возврате того, что когда-то кому-то принадлежало, то многим странам Африки и Азии придется отказаться от независимости и возвращаться в английское или французское имперское стойло.

- Существует мнение о том, что большинство населения Крыма настроено пророссийски и в случае каких-либо открытых претензий Москвы на полуостров вполне может их поддержать.

- Не секрет, что значительная часть населения Крыма - это люди, переселенные туда из внутренних областей России после депортации крымских татар, и их потомки. Потому их тяга к исторической родине понятна. Но в отличие от нас, боровшихся за возвращение на родину 50 лет, они хотят вернуться на свою родину не как мы - взяв свои чемоданы и сев на поезд. Они хотят в Россию вместе с нашей исторической родиной. А с этим мы никак не можем согласиться. Пожалуйста, возвращайтесь, дорога открыта - но при чем тут наша земля? Потому это очень конфликтный вопрос. Согласно различным соцопросам, где-то 70% русскоязычного населения Крыма видят свое будущее в составе Российской Федерации, но это не является основанием для передачи Крыма в состав другого государства.

- Однако известно, что в России, судя по последнему постановлению Госдумы, рассматривают возможность расторжения Большого договора, согласно которому Россия признала границы Украины на момент распада СССР в обмен в том числе на базирование Черноморского флота в Крыму.

- Договор о дружбе и сотрудничестве выгоден России в не меньшей мере, чем Украине. Но если одна из сторон заявляет, что не хочет дружить, что ж - насильно дружбу не навяжешь. Однако даже если Россия расторгнет Договор, к территориальному вопросу это не будет иметь отношения. Вообще, главный смысл Большого договора - это базирование Черноморского флота в Крыму до 2017 года... Вообще-то стратегического значения для России Черноморский флот не имеет. А держат его для того, чтобы показать свое могущество. Ну и в целях поддержки пророссийских сил в Крыму. Поэтому чем скорее этот флот уйдет, тем лучше будет и для Украины, и для России.

- Давайте поговорим непосредственно о крымско-татарском народе. В Декларации, принятой Курултаем (съездом представителей крымско-татарского народа) в 1991 году, говорится: 'Крым является национальной территорией крымско-татарского народа, на которой только он обладает правом на самоопределение так, как оно изложено в международных правовых актах, признанных мировым сообществом... Земля и природные ресурсы Крыма, включая его оздоровительно-рекреационный потенциал, являются основой национального богатства крымско-татарского народа'. И еще: 'В случае противодействия государственных органов и каких-либо иных сторон достижению целей, провозглашенных Курултаем и настоящей Декларацией, Курултай поручает Меджлису добиваться признания за крымско-татарским народом статуса народа, ведущего борьбу за свое национальное освобождение, и действовать согласно этому статусу'. Звучит, на мой взгляд, несколько агрессивно.

- Я вам так скажу: эта Декларация принималась в тот момент, когда еще существовала советская власть. И в тот момент в Крыму очень активизировались пророссийские силы, которые выдвигали идею создания независимого русского крымского государства с последующим его присоединением к России. И тогда крымские татары сделали заявление, что ничего подобного мы не допустим, ибо это наша национальная территория.

- Однако и президент Виктор Ющенко предлагал вам изменить эту Декларацию.

- Да, он просил как-то дезавуировать те разделы, которые можно расценить как намерение крымских татар в будущем создать свое независимое государство. Я ему объяснил, как это принималось, и что за эту Декларацию Украина должна была бы сказать нам спасибо, потому что мы противодействовали реальному сепаратизму. А кроме того, после провозглашения независимости Украины мы приняли решение, что видим свое будущее как национальная территориальная автономия в составе независимого демократического украинского государства. И решительно выступаем против изменения государственных границ.

- Но ведь и за этой формулировкой - претензии на 'национально-территориальный' Крым, в котором подавляющее большинство населения не за крымскими татарами. Тигр готовится к прыжку?

- Мне недавно задавали подобный вопрос, что, мол, крымские татары усилятся, а потом заявят свои права. А я говорю - какой смысл нам отделяться? Когда-то значительная часть Украины была в составе Крымско-татарского ханства, сейчас мы - в составе Украины. То есть время от времени мы меняемся статусами. А если мы отделимся, мы вообще потеряем для себя Украину. Но в любом случае это нереально - мы составляем в Крыму 12-13% населения. И даже если в Киеве сейчас сказали бы нам - отделяйтесь, мы сочли бы это актом враждебности, потому что мы оказались бы в более бесправном положении, чем в составе Украины.

(Окончание следует.)

________________________________________________

Истории от Олеся Бузины: Распадется ли Украина? ("Сегодня", Украина)

Что осталось от дружбы народов СССР ("Фокус", Украина)

"Если завтра война", или Что будет, если Россия решит отобрать Крым у Украины ("Geopolitika", Литва)