Преждевременные похвалы отзвучали: при Президенте Медведеве Россия остается внешнеполитическим хамом, который не заинтересован в настоящем сотрудничестве с Западом

Когда Владимир Путин в начале марта представлял федеральному канцлеру Германии своего преемника, он дал ясный прогноз. По словам тогдашнего главы государства, с Дмитрием Медведевым Западу легче не будет. В Западной Европе реакция на это предложение была различной. Одни посчитали предсказание Путина 'успокоительной таблеткой' для российской общественности: не беспокойтесь, у вас остается 'боевой' президент. Другие посчитали, что Путин просто перенервничал из-за суматохи вокруг своего преемника и поэтому реагирует раздраженно. Никому не пришло в голову, что бывший агент КГБ сделал нечто совершенно нетипичное для шпиона. Он сказал правду. Уже сегодня, через два месяца после вступления Медведева в должность Президента, стало ясно, что у нового главы Кремля, возможно, приятнее улыбка, и впечатление он производит более безобидное, чем его предшественник, но возникшая во времена Путина агрессивная позиция России во внешней политике не изменится и при нем.

Грубые интонации остаются

Прошедшие недели в изобилии представили доказательства тому, что за спиной опрятно одетого Медведева по-прежнему стоит старая Россия. Министерство иностранных дел России сердито заявило, что будет реагировать 'военно-техническими средствами', если на территории входящей в НАТО Чехии будут размещены части американской системы ПРО. В четверг Москва грубо потребовала прекратить работу Гаагского военного трибунала для бывшей Югославии и обвинила орган ООН в одностороннем отправлении правосудия. В конце июня обладающий большим влиянием мэр Москвы Юрий Лужков публично утверждал, что украинский город-порт Севастополь, собственно говоря, принадлежит России, и тем самым поставил под сомнение границы соседнего государства. Еще в апреле во время саммита в Бухаресте Россия возмущенно высказывалась против интеграции Грузии и Украины в НАТО. И когда альянс все же перечеркнул перспективы приема в НАТО этих двух государств, российское правительство стало поддевать Грузию целенаправленными провокациями. Россия официально установила контакты с сепаратистскими регионами страны и сбила грузинский беспилотный самолет-разведчик. В последние дни конфликт обостряется на глазах, чему также способствует и грузинское руководство. Однако цель России ясна. Ее сосед на Кавказе должен выглядеть как чумазый ребенок, которому нечего искать в НАТО. Но все это не наносит ущерб царящему, прежде всего, в 'старых' членах ЕС восхищению Медведевым.

Во время визита российского Президента в Берлин немецкие политики приветствовали 'новый тон' в отношениях и мечтали об окончании 'ледникового периода'. С восторгом был встречен также и отложенный старт началу переговоров по заключению нового Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Россией, хотя дискуссии по существу вопроса вообще не велись. В Москве же смотрят на создавшееся положение куда более трезво и даже с некоторой долей веселья. Несколько дней назад приближенный к Кремлю эксперт по внешней политике Сергей Караганов откровенно написал: общеизвестно, что надежды Запада покоятся на 'самообмане'. Медведев может позволить себя 'чаще улыбаться, так как он стоит на плечах успеха Путина'. Тем не менее, России приходится кстати улучшившееся настроение. Атмосфера к моменту ухода Путина с поста Президента была настолько холодной, что российские функционеры опасались, что это может привести к возникновению проблем с визами при поездках на Запад. В этом видела риск и новая московская элита, которая имеет недвижимость или акции в Европе.

Удивляющая наивность на Западе

Однако совсем иначе, а не так, как надеются в ЕС, выглядит заинтересованность России в установлении широкомасштабного сотрудничества: она минимальная. На переговорах по заключению нового Соглашения о партнерстве и сотрудничестве с европейцами Россия демонстрирует лишь немного энтузиазма, что не следует связывать с предшествовавшими их началу долгими проволочками. ЕС хотел бы внести в Соглашение положения по гарантиям инвестиций и доступу к российскому энергетическому сектору. Но Кремль не хочет связывать себя по этим темам. Аналогичная ситуация складывается и с давно запланированным вступлением России в Международную торговую организацию. Посредники на переговорах сообщают, что Москва предпринимает совсем немного попыток для того, чтобы форсировать этот процесс. Более 80% ее экспорта составляют нефть, газ и прочее сырье. Следовательно, товары, которые и без того нигде не наталкиваются на торговые ограничения. Принятие на себя обязательств по открытию своего рынка, с точки зрения России, напротив, является скорее негативным моментом. Наивность Запада в обращении с России удивляет еще больше, когда ее позиция очевидна. Кто мечет громы и молнии по поводу расширения НАТО и регулярно угрожает его членам, тот показывает, что он до сих пор рассматривает альянс как противника. И ЕС в Москве воспринимают как конкурента, пусть даже слабого. Понятие же партнерства для Кремля не больше, чем пустое выражение. ЕС должен будет уживаться с той Россией, которая есть. Другой он еще долго не получит.

______________________________________________

Лесть Запада игнорирует мрачную реальность России ("The Financial Times", Великобритания)

Мы дразним русского медведя ("The Guardian", Великобритания)

Ошибки в отношении России ("The International Herald Tribune", США)