Tuesday, July 15, 2008; Page A19

На Кавказе явственно пахнет войной между Грузией и Россией. Война между ними может дестабилизировать регион, играющий важнейшую роль в обеспечении поставок энергоносителей на Запад и разрушить его отношения с Москвой. Грузинский конфликт может стать одной из тем президентской кампании в США - ответ Барака Обамы (Barack Obama) и Джона Маккейна (John McCain) на возникающие в связи с этим вопросы был бы для каждого из них первой проверкой на профпригодность в качестве верховного главнокомандующего.

С первого взгляда может показаться, что главный из этих вопросов - будущее грузинской провинции Абхазии, не признающей власть Грузии и находящейся в центре так называемого замороженного конфликта. На самом же деле главное - желание Москвы подчинить себе Тбилиси и сорвать его прозападные устремления. Российская политика по отношению к соседним странам ужесточается уже в течение нескольких лет. В Москве пришли к заключению, что демократические прорывы в таких странах, как Грузия и Украина, представляют для нее угрозу и потому должны быть раздавлены. И 'замороженные конфликты' в Абхазии и Южной Осетии Москва использует для восстановления своей сферы влияния. В Вашингтоне президент - уже 'хромая утка', Европа уходит на каникулы, и в этих условиях Москва, не исключено, почувствовала, что есть возможность 'решить вопрос' раз и навсегда.

Очередной раунд российской агрессии начался в феврале, после признания Западом условной независимости Косово, а также в апреле, после бухарестского саммита НАТО, на котором та не смогла принять решение о предоставлении Грузии и Украине Плана действий по подготовке к членству. С этих пор Москва ведет ползучую аннексию Абхазии: она уже несколько раз незаконно усиливала там свое военное присутствие и провоцировала Тбилиси на действия, которые могли бы привести к дальнейшей военной интервенции со стороны России.

На Западе многие пытаются смотреть на это сквозь пальцы, ведь нынешний кризис - вопрос весьма щекотливый. Грузинская демократия далека от совершенства, и со стороны Тбилиси также сделано немало ошибок. В России к власти пришел новый президент, который, как мы все надеемся, может оказаться либеральнее предшественника и более открыт к Западу. Кроме того, нам необходимо, чтобы Москва выступала единым фронтом с Западом в Организации Объединенных Наций по самым разным проблемам, от Ирана и Северной Кореи до Зимбабве.

Поэтому сейчас вроде как настало время не занимать жесткие позиции, а пойти по пути наименьшего сопротивления - высказаться как можно более неопределенно, немного пожурить обе стороны и призвать к дипломатическому устранению разногласий. Однако подобный подход не отдаляет, а, напротив, приближает перспективу войны на Кавказе.

При всех своих недостатках Грузия все равно остается самой реальной надеждой этого региона на демократическое развитие. Если "революции роз" настанет конец, другой возможности позитивных изменений нам придется ждать целое поколение, а то и больше. На кон поставлены важнейшие принципы - суверенитет и территориальная целостность. Россия пытается переписать в свою пользу правила построения системы европейской безопасности после 'холодной войны', и, поскольку Грузию считают американским проектом, на карту поставлен престиж самих США.

"Революция роз" поднялась на стремлении к американским ценностям. Тбилиси старается проводить в стране экономические реформы по американскому образцу, послал своих солдат в Ирак и хочет вступить в НАТО. Весь регион ждет, вступится ли Вашингтон за Тбилиси и если да, то когда. Россия переступила черту, и если мы не попытаемся ее остановить, то другие страны региона - от Азербайджана до поставщиков энергоносителей из Центральной Азии - сразу пересмотрят свои приоритеты.

Единственный способ остановить силовую игру России с Грузией - продемонстрировать солидарность. Совместно с нашими союзниками в Европе мы можем четко провести грань и заявить Москве: если она продолжит свой агрессивный курс, последствия для ее отношений с нами будут вполне реальными.

Определенные действия для предотвращения эскалации конфликта должна предпринять и Грузия. Тем не менее, в одиночку Тбилиси не в силах разрешить этот кризис. Чтобы остановить сползание региона к войне, Запад должен по-настоящему напрячься. Мы должны действовать в самые короткие сроки и не допустить, чтобы конфликт начался уже этим летом. В среднесрочной перспективе нам необходимо, чтобы Москва отступилась от ползучей - незаконной - аннексии Абхазии, а в долгосрочной - мы должны сформировать реальный мирный процесс, который поможет разрешить этот кризис раз и навсегда.

Наконец-то в решение этого вопроса включилась лично госсекретарь Кондолиза Райс (Condoleezza Rice). Включиться должен и президент Буш - ведь за всей этой антигрузинской кампанией стоит не кто иной, как Владимир Путин, близкими отношениями с которым Буш так гордится. А если с заявлениями, однозначно поддерживающими Грузию, выступят и Маккейн, и Обама, у Москвы не останется иллюзий, и она будет понимать, что, кто бы из сенаторов ни стал президентом США, действия, которые она предпримет в ближайшие месяцы, в следующем году в любом случае серьезно отразятся на американо-российских отношениях.

В прошедшие выходные я был на конференции в Лавадийском (так в тексте - прим. перев.) дворце в Ялте. Именно там в феврале 1945 года Франклин Делано Рузвельт и Уинстон Черчилль пошли на поводу у Сталина и отдали ему сферу влияния - и это, естественно, навело меня на тяжелые мысли о том, каковы будут цена и последствия согласия с такой же концепцией сегодня. Многие подозревают, что, если Москве удастся подчинить себе Грузию и нацелиться на Украину, то следующей ее мишенью станет как раз Крым. При всех недостатках этих двух стран, в 21-м веке они заслуживают лучшей участи. Они должны быть свободны в выборе собственного пути, в возможности построить нормальное демократическое общество, и, если они решат это сделать, в возможности вступить в НАТО или в Европейский Союз. Именно поэтому сегодня мы должны заступиться за Грузию. Еще в 1945 году принимать требование Москвы отдать ей сферу влияния было ошибкой. Если мы сделаем это сегодня, мы эту ошибку повторим.

Рональд Д. Асмус - исполнительный директор брюссельского Трансатлантического центра; глава стратегического планирования в Фонде Маршалла "Германия - США" (German Marshall Fund of the United States). В данной статье выражаются исключительно взгляды автора.

_____________________________________________

Мы должны сказать свое слово в Грузии - иначе будет война ("The Financial Times", Великобритания)

Спорные земли Кавказа: еще одна Чечня Медведеву не нужна ("The Financial Times", Великобритания)

В поисках грузинской культуры демократии ("The Moscow Times", Россия)