Каждый раз, когда в Америке случается кризис, отовсюду начинают появляться специалисты по диагностике. Бывают они двух типов: 'пугающие' и 'утешающие'. Фарид Закария (Fareed Zakaria) принадлежит к числу 'утешающих'. Мол, не опасно ли для Америки, что Китай и Индия укрепляют и расширяют свое влияние в мире? Нет, говорит доктор, не опасно, все будет хорошо, пусть только пациент полежит немного в затемненной комнате и попробует научиться меньше думать о себе и хотя бы немного больше - о других.

В одной из глав своей книги (глава называется 'Подъем остальных') Закария подводит итог своим соображениям. Индия, Китай и некоторые другие державы находятся на подъеме, но это не означает, что Америка потеряет нити управления мировыми процессами, которые она так привыкла держать в своих руках. Упадок наступит, но он будет незначительным, Америка все равно останется на первом месте, надо только научиться выполнять функции посредника при взаимодействии разных стран друг с другом, как это делал Бисмарк, а не диктовать всем свою волю, как это делал Джордж Буш и даже Билл Клинтон.

Тема подъема и заката занимает историков испокон века. Придуманное Закарией название главы 'Подъем остальных', вероятно, перекликается с заголовком великолепного курса мировой истории авторства канадско-американского специалиста Уильяма Макнила (William McNeil), 'Подъем Запада' (в оригинале - в рифму, Rise of the Rest и Rise of the West - прим. пер.). В свою очередь, Макнил озаглавил свой труд в пику Освальду Шпенглеру (Oswald Spengler) с его 'Закатом Европы' (в оригинале - 'Закат Запада' - прим. пер.). На заднем плане, конечно, мелькает Гиббон (имеется в виду английский историк Эдвард Гиббон, живший в XVIII веке, автор 'Истории упадка и разрушения Римской империи' - прим. пер.). Сильное влияние оказал на Макнила Тойнби, цитатой из которого открывается книга Закарии. Труд Пола Кеннеди 'Взлет и падение великих держав', опубликованный в 1987 году (в нем автор впервые ввел концепцию 'имперского перенапряжения'), поразил воображение американцев и некоторое время буквально держал их под гипнозом. В последние годы книги о взлетах и падениях выходят с завидной регулярностью; самыми известными из отметившихся можно назвать Сэмюэля Хантингтона (Samuel Huntington) и Найала Фергюсона (Niall Ferguson). Лишь пару месяцев назад по пять центов в разговор внесли бывший редактор Economist Билл Эммотт (Bill Emmott) и сингапурский дипломат и ученый Кишор Махбубани - эти двое написали книги о подъеме азиатских держав. Интересный факт, о котором, кстати, сообщает Закария: недавно в китайском телеэфире прошла серия передач о великих державах, приковавшая к себе внимание большого количества зрителей.

Нужно заметить, что каждый раз, когда очередной талмуд о взлете и падении (подъеме и закате) оказывается у вас на столе, невольно начинаешь чувствовать уныние. Сам Закария упоминает 'индустрию нагнетания страха', развившуюся в западных странах после событий 11 сентября. С Усамой уже все? Что будет с Китаем, он вырастет или взорвется? За Индией или не за Индией будущее информационных технологий? Обречена ли демократия? Вернулись ли русские? Ослабела ли Европа? На перепутье ли Америка? Авторы один за другим предлагает свои теории, якобы объясняющие все, а тем временем закрадывается мимолетная мысль, что есть и другие, более легкие способы заработать себе головную боль - или горестно поразмыслить о судьбе бабочек, или понаблюдать за детьми, что весело играют на залитой солнцем улице.

Редактор журнала Newsweek International Закария некогда написал книгу о демократии, и книга эта имела успех. Вышла книга как раз тогда, когда администрация Буша активно пускала в ход свою риторику предельного упрощения всего подряд; говорилось в книге о том, что если продолжать неуклюже навязывать всем подряд отдельные элементы демократического общественного устройства, то те, кому их навязывают, начнут двигаться куда угодно, но только не в сторону демократизации. В новой книге Закария вновь демонстрирует острый ум, острое зрение и умение хорошо подмечать и подбирать детали, примеры и исторические анекдоты. Книга написана простым и емким языком, хотя некоторые журналистские штампы сильно режут слух (пример: Мьянму автор необъяснимым образом решил назвать 'крошечной' страной). Кроме того, Закария любит писать о широко известных вещах так, как будто о них никто раньше ничего не знал (пример: экспедиции адмирала Чжэна Хэ в XV веке).

Закария делает ряд замечаний, важных с точки зрения дискуссий об упадке. Во-первых, он развенчивает часто проводимую аналогию между постепенным упадком Британской империи и теми трудностями, которые сейчас испытывает Америка. По его мысли, британский проект с самого начала был авантюрой, дутой подделкой, пусть и очень искусно управляемой подделкой, а американский проект управляется из рук вон плохо, зато он настоящий. Угрозу, исходящую от исламского терроризма, Закария объявляет серьезно преувеличенной. Также он обнаружил и включил в книгу данные о фальсификации статистических данных о достижениях Китая и Индии в сфере науки и образования; эти данные привели его к выводу о том, что самым удачным проектом Америки является высшее образование. Наконец, Закария хорошо рассуждает об упадке национальной политики в Индии и делает проницательные замечание о любопытном свойстве китайских чиновников сочетать высокий уровень коррумпированности с высоким же уровнем компетентности.

Однако в главе о Тибете не сказано ни слова о намерении Китае подвергнуть китаизации треть страны, населенную не-китайцами. Говоря об Индии и Китае, автор как будто бы склоняется в пользу культа власти как таковой. А в том, что касается Америки (хотя автору явно хотелось бы видеть поведение США более скромным и более хорошо выверенным), вышеупомянутый перегиб прямо-таки бросается в глаза.

Закария приехал в США из Индии студентом и остался в стране, со временем получив американское гражданство, и в его мировоззрении очень сильно чувствуется влияние идеи исключительности США. Для него жизненно важной интеллектуальной задачей является поиск способа обеспечить Америке силу и влиятельность, ибо он верит в уникальные характеристики Америки как страны, нужной миру. Он признает, что у других стран тоже есть свои интересы и своя идеология, но с презрением отворачивается от 'безумных бредней' Уго Чавеса (Hugo Chavez), а Иран без объяснений называет 'государством-изгоем'. В этой связи, безусловно, возникает целый ряд вопросов к автору, на которые неплохо бы получить ответ. Заключение книги представляет собой нечто вроде любовного письма от автора к американскому государству. Так что неудивительно, что будущий постамериканский мир видится ему не только лучшим из миров, но и, несмотря на самое свое название, весьма и весьма американским.

______________________________________________

Не спешите хоронить Америку ("The Wall Street Journal", США)

Подъем остальных ("Newsweek", США)

Тревожиться надо о самой Америке ("The International Herald Tribune", США)