Сэр, Гарри Каспаров в своей статье от 11 июля 'Лесть Запада игнорирует мрачную реальность России' (Western flattery ignores the dark reality of Russia) делает три интересных, хотя и чрезмерно эмоциональных замечания. Все три отчетливо говорят о том, что прославленный шахматный чемпион пытается перенести свои выдающиеся навыки игры в шахматы в сферу российской политики.

Во-первых, он вспоминает Оруэлла в связи с фразой Дмитрия Медведева о том, что 'политическая конкуренция должна быть правильно выстроена' (в английском варианте 'competition correctly built'). По версии International Herald Tribune, во время данного мероприятия российский президент говорил через переводчика. Поскольку русский язык для меня родной, и я очень интересуюсь русской и английской лингвистикой, считаю, что эту фразу на английский надо было перевести так: 'competition correctly structured'. Это больше говорит о неудачном выборе слов переводчиком, нежели о зловещей оговорке Медведева в стиле Оруэлла. Если отложить в сторону реалии российской политики, то правильно выстроенная политическая конкуренция - это характерная черта любого зрелого и стабильного политического режима, включая американский.

Во-вторых, причина, по которой в любом словаре английское слово 'appeasement' (умиротворение) стоит под буквой 'А', а 'engagement' (взаимодействие) под буквой 'Е', заключается в том, что они означают два разных понятия. Учитывая то, что Генри Киссинджер известен как первоклассный дипломат, наверняка он использовал слово 'взаимодействие' намеренно и в контексте своей аргументации.

И, наконец, фраза о Владимире Путине и его 'прекрасно тренированной команде олигархов' это грубое искажение фактов. Та стратегия, тактика и особенно 'тренировка', которую различные олигархи использовали при накоплении своих богатств, имеют мало общего с их верностью и преданностью Путину, хотя то, что они смогли сохранить свои состояния, наверняка связано с такими качествами. Это ни в коей мере не означает, что среднестатистический гражданин от такой сделки выиграл. Однако существует большое различие между силой аргументации, которая основана на фактах, и той силой аргументов, которые приводятся в действие эмоциями, с полным отказом от фактов в пользу попытки оказать максимальное эмоциональное воздействие.

Конечно, в сегодняшней России есть что критиковать, но ситуация здесь слишком многомерна, чтобы сводить ее к шахматной игре, в которой Каспаров может поставить шах и мат своим оппонентам одними только вдохновенными сочинениями. Более того, он обвиняет Запад в игнорировании мрачной российской действительности. Если дело в этом - а он считает, что любой режим только выиграет от открытой дискуссии по поводу его основ, то Каспарову следует признать, что для начала такой дискуссии стороны, прежде всего, должны собраться за одним столом. И именно там, чтобы оказать то воздействие, которого он добивается, Каспарову надо будет забросить сеть с ячейками побольше. Канули в прошлое те времена 'холодной войны', когда стороны могли позволить себе черно-белое мышление, как внутри страны, так и за рубежом.

Тем не менее, его статья, наверное, все-таки несет в себе явно читающийся между строк мудрый урок: несмотря на всю кажущуюся глубину, в шахматы в нашем сегодняшнем мире, который больше не является двухполярным, лучше все-таки играть на доске.

Андрей Котов, Амстердам, 1015 PB, Нидерланды

_______________________________________

Гарри Каспаров: Лесть Запада игнорирует мрачную реальность России ("The Financial Times", Великобритания)

Генри Киссинджер: Неортодоксальный взгляд на Россию ("The International Herald Tribune", США)

Вред, который Каспаров наносит идеям свободы, просто не поддается измерению ("The Wall Street Journal", США)

Наконец-то в Москве появился современно мыслящий руководитель. Так зачем же его наказывать? ("The Guardian", Великобритания)