Данный материал публикуется в рамках акции 'Переводы читателей ИноСМИ.Ru'. Эту статью обнаружил и перевел наш читатель materiality, за что мы ему крайне признательны

__________________________________________________

А сейчас мы достигли следующего этапа нашего, по-видимому, бесконечного финансового кризиса. На этот раз в заголовках газет фигурируют Fannie Mae и Freddie Mac со страшным предзнаменованием неминуемого краха. Насколько нам следует обеспокоиться?

Пожалуй, я собираюсь занять позицию "белой вороны": шторм над конкретно данными кредиторами чрезмерно раздут. По-видимому, Fannie и Freddie потребуются помощь государства. Но поскольку уже ясно, что это спасение придет, их проблемы не будет опускать вниз экономику.

Кроме того, поскольку Fannie и Freddie - проблемные компании, они не несут ответственности за неразбериху, в которой мы находимся.

А вот обоснование: Fannie Mae - Федеральная Национальная Ипотечная Ассоциация - была создана в 1930 году с целью содействия приобретению жилья в собственность путем покупки закладных у банков для освобождения наличных денег, которые могли бы быть использованы для выдачи новых кредитов. Сейчас Fannie и Freddie Mac, который занимается почти тем же, финансируют большую часть ипотечных кредитов, выданных в Америке.

Дело против Fannie и Freddie начинается с их своеобразного статуса: хотя они являются частными компаниями с акционерами и прибылью и находятся 'под эгидой государственных предприятий' как учрежденные в соответствии с федеральным законом, что означает, что они получали особые привилегии.

Наиболее важная из этих привилегий - косвенная: это убежденность инвесторов в том, что в случае если Fannie и Freddie окажутся под угрозой дефолта, федеральное правительство придет к ним на помощь.

Эта косвенная гарантия означает, что доходы приватизируются, а потери социализируются. Если Fannie и Freddie успешны, то их акционеры получают доходы, но если дела идут плохо, бразды правления берет Вашингтон. Они получают вершки, а мы - корешки.

Такое одностороннее пари может стимулировать принятие высоких рисков, потому что спад - это чья-то чужая проблема. Классическим примером того, как это может произойти, является кредитно-сберегательный кризис 1980-х годов: собственники ссудо-сберегательных ассоциаций предлагали высокие процентные ставки для привлечения множества федерально-застрахованных депозитов, а затем существенно рисковали деньгами. Когда многие из их ставок были проиграны, в конце концов, мешок оказался в руках банков ФРС. Итоговое наведение порядка обошлось налогоплательщикам более чем в $100 млрд.

Но дело вот в чем: несколько лет назад Fannie и Freddie не имели отношения к взрыву высокорискованного кредитования, взрыву который вызвал дефолт ссудо-сберегательных ассоциаций. В самом деле, после быстрого роста в 1990-ых годах в разгар жилищного пузыря Fannie и Freddie, почти совсем удалились со сцены.

Отчасти это произошло потому, что регулирующие органы, отвечающие за бухгалтерские скандалы в компаниях, наложили временные ограничения одновременно на Fannie и на Freddie, что сократило их выдачу кредитов почти в то время, как цены на жилье действительно взлетали. Кроме того, они не выдавали каких-либо высокорискованных кредитов, потому что не могли: по определению высокорискованный кредит - это кредит, строго не соответствующий требованиям, введенным законом, согласно которому Fannie и Freddie покупают только ипотечные кредиты, выданные заемщикам, оплатившим существенную часть платежей в рассрочку и предусмотрительно документально подтвердившими свои доходы.

Так что какие бы плохие стимулы не создавала косвенная федеральная гарантия, это компенсировалось тем, что Fannie и Freddie были и являются жестко регулируемыми в отношении рисков, которые они могут брать на себя. Можно сказать, что опыт Fannie-Freddie показывает, что регулирование работает.

Однако как тогда они оказались в неприятности?

Частично ответ в огромных размерах жилищного пузыря и масштабе снижения цен, которое происходит сейчас, когда пузырь лопнул. В Лос-Анджелесе, Майами и других местах, у любого, кто занимал для покупки дома на пике рынка, по всей видимости, на данном этапе отрицательный капитал, даже если он или она изначально предусмотрели снижение на 20%. Результат - повышение уровня задолженности даже для тех кредитов, которые удовлетворяют принципам Fannie и Freddie.

Кроме того, Fannie и Freddie, жестко регулируемые в отношении кредитования, не были обязаны обеспечивать достаточности капитала, то есть сумм, полученных от продажи акций, а не от кредитования. Это означает, что при задолженности превышающей собственность даже небольшое уменьшение стоимости активов, может их потопить.

А еще, здесь присутствует реальный политический скандал: были неоднократные предупреждения о том, что скудная капитализация Fannie и Freddie накладывает риски на налогоплательщиков, но менеджмент компаний откупался от политического процесса, систематически привлекая влиятельных фигур из обеих партий. Однако, политические махинации Fannie и Freddie, хотя и были опасными, не играли существенной роли в возникновении наших нынешних проблем.

Тем не менее, не правда ли шокирует, что налогоплательщики могут оказаться вынужденными спасать эти учреждения? Не совсем так. Мы переживаем крупный финансовый кризис, а такие кризисы почти всегда заканчивается в некотором роде спасением банковской системы налогоплательщиками.

И давайте внесем ясность: Fannie и Freddie не могут позволить обанкротиться. С крахом высокорискованного кредитования, они стали более чем когда-либо важны на рынке жилья, и в экономике в целом.

____________________________________________

Автор перевода читатель ИноСМИ.Ru - materiality

Примечание: редакция ИноСМИ.Ru не несет ответственности за качество переводов наших уважаемых читателей

____________________________________________

Прозакладывая Америку ("Los Angeles Times", США)

Закат единственной сверхдержавы ("The Independent", Великобритания)