За Полярным кругом - Севернее Осло, севернее Лонгербюйна, почти у самого Северного полюса ледокол National Geographic Endeavor взламывает паковый лед, пробираясь через серо-бирюзовое море в нескончаемом дневном свете. Экспедиция проводится возле Шпицбергена - группы высоких островов в Северном Ледовитом океане, по площади превышающих территорию Дании. Летом это земля коричневых гор с прожилками снеговых оврагов, низко плывущими облаками, мешающими найти линию горизонта, и широкими ледниками, сползающими к океану ярко-голубыми полосами.

Береговая часть этой арктической пустыни настолько сурова, что жители региона разумно предпочитали не селиться в этих местах. Глупости приехать сюда хватало только добывающим уголь шахтерам, охотникам за песцом и белым медведем, а также китобоям. Здесь все еще можно увидеть заброшенный лагерь охотников за китами - разрушенные хижины, несколько неглубоких человеческих могил в вечной мерзлоте (большинство из них вымыто водой), десятки массивных китовых черепов, из которых все еще стекает на землю ворвань, служащая подкормкой мхам и низкорослой растительности. Китобои охотились за китовым жиром, чтобы освещать дома. Но теперь возникает новый вопрос: не станет ли эта пустыня последним местом, которую изменит 'нефтяной век'?

Швед Стефан - член экипажа судна. Он бороздит эти воды вот уже 24 года - с тех пор, как в юности заболел 'полярной лихорадкой'. Когда его спрашивают о последствиях потепления, свидетелем которых он стал, Стефан, не пожелавший назвать свою фамилию, отвечает со свойственным морякам скепсисом. Он считает, что популяция моржей и белых медведей увеличивается, а не уменьшается. Ледовые условия 'существенно отличаются от сезона к сезону', поэтому трудно говорить о каких-то закономерностях. Но местная метеорологическая станция на острове Хопен зарегистрировала уменьшение толщины льда на море в зимнее время с 60-х годов на 16 дюймов (40 сантиметров). А ледники, по словам Стефана, отступают повсюду.

Это пустынное, огромное и забытое всеми море внезапно стало центром всеобщего внимания. Произошло это по причине того, что темпы климатических изменений оказались быстрее, чем ожидалось. За последние 50 лет практически наполовину уменьшилось количество летнего морского льда. Пройдет еще несколько десятилетий - и лед может исчезнуть полностью. Отсутствие льда в воде никак не влияет на подъем уровня мирового океана. До краев его может заполнить только вода, хранящаяся в ледовых кладовых Гренландии и Антарктиды. Но поскольку лед выполняет функцию отражающего зеркала, уменьшение его площади означает, что будет меньше отражаться солнечный свет. А это приведет к тому, что Арктика будет нагреваться в два раза быстрее, чем остальной мир. За последние пять лет некоторые ледники Гренландии также начали таять ускоренными темпами. (Ледовая шапка в Антарктиде более устойчива, потому что она хорошо изолирована от глобальных погодных условий.)

В условиях таяния ледового покрова и ледников - и соответствующего расширения более теплой воды - уровень моря во всем мире поднимается примерно на 3 миллиметра в год, то есть на 75 процентов быстрее, чем в среднем в прошлом столетии. Некоторые климатологи предсказывают, что к 2100 году он поднимется почти на полметра; другие считают, что подъем будет значительно больше. В обычных обстоятельствах полуметровый подъем уровня моря можно пережить без особых последствий. Но в разгар шторма это может стать катастрофой для низменных областей, поскольку случавшиеся ранее раз в столетие наводнения могут превратиться в обычное явление.

Потепление в Арктике - это часть вызывающего все большую тревогу глобального потепления. Вернее сказать, климатических нарушений, которые возникают в результате потепления. Во всем мире мы наблюдаем большие и малые признаки этого процесса. Линия распространения лесов отступает все дальше на север; идет обесцвечивание кораллов в тропических водах; меняются вегетационные периоды; увеличивается количество вредных насекомых, таких как большой лесной садовник; более засушливым становится климат на юге Африки, в Средиземноморье и на юго-западе США.

Конечно, климат менялся во всем мире и раньше. Но в последние 10000 лет климатические условия были относительно неизменными, что положительно сказалось на нашей цивилизации. Нынешнее изменение температур с выходом за комфортные рамки трудно объяснить естественной цикличностью. В отличие от прошлого, сегодня существует важный фактор человеческого воздействия, когда вырабатываются парниковые газы, и в частности, увеличивается концентрация двуокиси углерода в атмосфере. Сегодня она выше, чем за все прошедшие 800000 лет.

Задача замены углеродного топлива в нашей экономике грандиозна. А многочисленные малоизученные факторы, от динамики изменения ледового покрова до направления океанских течений, только подчеркивают ее неотложный характер. Чтобы получить ответы, потребуется решать трудную с политической точки зрению задачу: действовать в условиях неизвестных рисков.

Но когда я стою здесь, возле вершины мира, на пустынном берегу среди китовых черепов и руин, наша нефтяная экономика кажется мне такой же примитивной и разрушительной, как и экономика китового жира.

_________________________________________

Отдайте Арктику России - и ждите новых экологических катастроф ("The Sunday Times", Великобритания)

Арктика: полярные расхождения ("The Times", Великобритания)

Нефтяная лихорадка на просторах Арктики ("Vanity Fair", США)