Хотя в столицах стран Евросоюза идут разговоры о светлом будущем европейско-российских отношений в связи с приходом к власти президента Дмитрия Медведева, на горизонте уже собираются темные тучи. Москва, ощущая мощную подпитку от своих нефтяных доходов и подкрепляя ее заявлениями об упадке американского лидерства, бросает все новые вызовы надежности, монолитности и эффективности Европы и ее союзов.

Во время своего недавнего визита в Берлин Медведев предложил заключить общеевропейский договор о безопасности, который способен потеснить НАТО и подорвать американское влияние в Европе. Медведев утверждал, что 'атлантизм как единственный принцип исторически изжил себя', а 'НАТО тоже никак не может обрести новый смысл своего существования'.

В действительности, изжил себя не атлантизм, а эпоха после окончания 'холодной войны', поскольку Запад и Россия вступили в новую стратегическую конфронтацию. Россия восстанавливает свое мировое влияние, выступая против дальнейшего расширения евроатлантической зоны и отвергая глобальную роль США. Кремль считает, что Соединенные Штаты прошли зенит своего могущества как мировая держава, и концепция 'Pax Americana' терпит сегодня крах. А это дает неоценимую возможность для возрождающейся России распространить сферу своих интересов на соседние регионы, в частности, на всю расширенную Европу.

Европейские амбиции России были сформулированы во время пребывания на посту президента Владимира Путина, а Медведев продолжает их укреплять. Эти устремления нацелены на расширение 'евразийской' зоны, в которой Россия является доминирующим политическим игроком. 'Евразийство' включает в себя две взаимосвязанные стратегии: превращение Европы в придаток российской сферы влияния и ослабление атлантизма путем подрыва связей Европы с Соединенными Штатами.

Москва задействует целый арсенал средств, чтобы ослабить и разоружить Запад, предпринимая вносящие раскол дипломатические усилия, используя политические диверсии, информационную войну и манипулируя органами власти и различными организациями. Но главное оружие - это энергетическое окружение, в рамках которого Россия стремится стать монополистом на европейском рынке поставок энергоресурсов и превращает энергетическую зависимость во все более мощный рычаг влияния на иностранные государства.

ЕС принадлежит главное место в этой стратегии России, поскольку он способен либо усилить, либо ослабить позиции Кремля. Единая и согласованная с Вашингтоном внешняя политика ЕС, которая подрывает устремления России, рассматривается в Москве как источник опасности, который необходимо нейтрализовать.

Например, призывы ЕС к демократизации считаются в России злобным заговором, направленным на ослабление российской политики поддержки уступчивых правительств на постсоветском пространстве. Кроме того, стандарты ЕС в сфере подотчетности власти, прозрачности бизнеса, рыночной конкуренции и защиты окружающей среды угрожают российскому экономическому проникновению, которое в основе своей опирается на непрозрачную практику ведения бизнеса и на личные связи.

Тем не менее, институты ЕС в некоторых странах-членах также служат опорой для долгосрочной стратегии России. Это становится очевидно, когда такие европейские столицы, как Берлин, Париж и Рим пытаются убедить себя, что 'общие интересы' приведут к взаимозависимости. При этом они не задаются вопросом об истинных целях предлагаемых Россией 'стратегических партнерств'. Отсутствие у Евросоюза общей и реалистичной стратегии в отношении России будет иметь ряд негативных последствий.

Во-первых, оно даст Москве возможность создавать трещины в единстве ЕС путем налаживания двусторонних отношений со странами-членами и придания им национальной окраски. Предоставляя определенные дипломатические и экономические стимулы одним странам, и оказывая давление на другие, Москва вносит раскол. Она предлагает выгодные контракты немецкому и французскому бизнесу, одновременно вводя эмбарго и применяя энергетический шантаж против Польши, стран Балтии и других государств, критикующих ее политику.

Во-вторых, Москва будет усиливать споры в рядах ЕС по поводу отношений отдельных стран с Россией. А это ослабит процесс выработки общих позиций по более широкому кругу проблем внешней и оборонной политики, таких как развертывание войск и объектов НАТО и роль США. Лиссабонский договор, серьезно пострадавший в результате голосования в Ирландии, будет похоронен - точно так же, как и конституция Евросоюза.

В-третьих, отсутствие единства помешает дальнейшему продвижению ЕС и НАТО на восток в результате попыток достижения компромисса с Москвой. Это разрушит надежды на реформирование в стремящихся к присоединению к этим альянсам странах Восточной Европы и черноморского бассейна, таких как Украина и Грузия.

И в-четвертых, внутренний раскол в ЕС и уступчивость по отношению к Москве нанесет вред отношениям с Соединенными Штатами. А это помешает реализации общей стратегии Запада, когда новый американский президент попытается укрепить и оздоровить североатлантический альянс.

Для реализации эффективной и согласованной долгосрочной стратегии в отношении России необходимо сочетание 'практического взаимодействия' и 'стратегической настойчивости'. 'Практическое взаимодействие' предусматривает налаживание отношений сотрудничества в тех областях, где интересы Запада и России совпадают. Это относится к борьбе с международным терроризмом и распространению оружия массового уничтожения.

'Стратегическая настойчивость' является значимым дополнительным элементом, и она должна фокусировать свое внимание на жизненно важных и долговременных интересах Запада в сфере безопасности, где негативным действиям России должны эффективно противостоять ЕС и НАТО, работающие в тандеме над укреплением трансатлантического единства.

Страны альянса должны исходить из основополагающего принципа: не подвергать опасности его коренные интересы заключением соглашений с Россией, которые приносят в жертву приоритеты западной безопасности и оказывают Москве дополнительную поддержку в другой области. Например, процесс расширения НАТО на восток нельзя обменивать на обещания России оказывать содействие в отношениях с Ираном и Северной Кореей. Это не только подрывает обязательства Европы по расширению зоны безопасности и демократии, но и дает возможность России претворять в жизнь свою евразийскую программу.

Януш Бугайски - директор Программы новых европейских демократий (New European Democracies program) Центра стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies). Осенью 2008 года должна выйти его новая монография, которая называется 'Расширение Евразии: Европейские амбиции России' ("Expanding Eurasia: Russia's European Ambitions").

_____________________________________

Прибалтийские страны 'передергивают историю, как колоду карт' ("The Guardian", Великобритания)

Сближение с Россией выгодно всей Европе ("The Financial Times", Великобритания)

Внешнеполитическое наступление России ("Le Monde", Франция)