Вы сообщаете, что 'усилия Великобритании и США по введению санкций против Роберта Мугабе неожиданно оказались подорваны, когда Россия и Китай наложили вето на резолюцию Совета Безопасности ООН' ('Китай и Россия объявляют вето на санкции против Зимбабве', 12 июля). Указывая на разочарование британского правительства в связи с 'непостижимым' решением, вы также сообщаете о том, что Россия, по-видимому, пересмотрела свою позицию по Зимбабве после саммита 'большой восьмерки'.

На самом деле, между тем, что обсуждалось и было согласовано на саммите 'восьмерки', и российским решением о применении вето нет никакого противоречия. В заявлении 'восьмерки' вообще не упоминается о Совете Безопасности. Более того, предложенное упоминание о санкциях Совета Безопасности было по настоянию России удалено из окончательного варианта коммюнике. Как вы сообщали ранее, согласованная формулировка звучит так: 'Мы предпримем дальнейшие шаги, в том числе финансовые и другие меры в отношении лиц, ответственных за насилие'. Россия сохраняет эту позицию.

В ходе переговоров в рамках 'восьмерки' мы абсолютно четко дали понять, что на данном этапе не поддержим санкции, но Россия готова поддержать составленный в решительных выражениях проект резолюции, предложенный ЮАР на заседании Совета Безопасности. К сожалению, это процесс заблокирован Великобританией и США, которые твердо намерены протолкнуть собственную резолюцию о санкциях.

Возвращаясь домой, все участники саммита 'восьмерки' хотят показать, что они достигли желаемых результатов, и британское правительство по понятным причинам, хотя, возможно, несколько неискренне, заявило о принятии решения о введении жесткого режима санкций против Зимбабве. Однако труднее смириться с тем, что партнеру по 'восьмерке' приписываются намерения, которых он никогда не имел.

Кроме того, в вашей статье не отражен один важный технический момент. Резолюции Совета Безопасности ООН призваны быть механизмом решения насущных глобальных проблем мира и безопасности. Использование их в связи с внутренними вопросами той или иной страны является явным нарушением Устава ООН.

Позиция России по Зимбабве была последовательной с самого начала. Мы четко дали понять, что категорически осуждаем насилие в Зимбабве и не признаем легитимность любого правительства, не отражающего волю народа Зимбабве.

Поэтому вопрос заключается в том, какие дальнейшие шаги международного сообщества могут стать наиболее эффективными. Россия считает, что введение санкций нанесло бы ущерб критически важным переговорам, направленным на восстановление стабильности, о проведении которых договорились правительство Зимбабве и оппозиция. Более того, в начале июля Африканский Союз воспользовался этим саммитом для того, чтобы напрямую призвать страны воздержаться от действий, которые могут негативно повлиять на дискуссии, начатые при его активном содействии.

Мы убеждены, что решение внутренних проблем Зимбабве нужно искать в политическом диалоге между правительством Зимбабве и оппозицией. Мы поддерживаем усилия по разрешению кризиса, предпринятые Африканским Союзом и Сообществом развития стран Южной Африки, и призываем власти Зимбабве предать в руки правосудия ответственных за недавние акты насилия в этой стране.

Юрий Федотов - посол Российской Федерации в Великобритании

__________________

Фиаско в ООН по поводу Зимбабве - это повторение Ирака ("The Independent", Великобритания)

Россия была неправа, налагая вето на санкции - но это не стало неожиданностью ("The Independent", Великобритания)

Санкции - это война трусливых ("The Sunday Times", Великобритания)

Реакция Москвы на британский гнев близка к насмешке ("The Guardian", Великобритания)