Комментаторы извели море чернил, сетуя на снижение популярности США в мире при президенте Буше. Социологические исследования говорят: в Азии Китай сегодня популярнее, чем Америка, а большинство европейцев заявляет, что относятся к США, мягко говоря, без особой теплоты. Не спорю: для таких результатов есть некоторые основания. В Ираке наши действия явно оставляют желать лучшего. Америка, которая допускает издевательства в "Абу-Грейб" (Abu Ghraib), применение пыток, и создала лагерь в Гуантанамо, заслуживает, чтобы ей бросили 'черный шар'.

Но то, что мы связываем со словом 'Америка', не исчерпывается, и никогда не исчерпывалось только этим. Потому-то у меня и возникает ощущение, что некоторые результаты этих опросов явно отдают самолюбованием, поверхностностью, да и просто глупостью. О причинах такого вывода мне напомнило состоявшееся в пятницу голосование в Совбезе ООН по Зимбабве.

Наверно азиатов, европейцев, латиноамериканцев и африканцев не устраивает мир, где США обладают слишком большим влиянием - 'большой парень' по их мнению превратился в слона в посудной лавке. Но как бы им понравился мир, где американского влияния слишком мало? А ведь именно к такой ситуации мы, возможно, и идем, учитывая, насколько перенапряжены ресурсы наших вооруженных сил и наших банков.

Итак, добро пожаловать в мир с преобладающим влиянием России и Китая.

Я не отношусь к противникам обеих этих стран. Но было нечто по-настоящему нечистоплотное в решении Москвы и Пекина наложить вето на проект резолюции, внесенный в Совет Безопасности по инициативе США, о введении точечных санкций против зимбабвийской правящей клики во главе с Робертом Мугабе (Robert Mugabe).

США предложили простой и ясный документ, предусматривающий эмбарго на продажу оружия Зимбабве, назначение ооновского посредника, плюс финансовые и визовые ограничения в отношении диктатора Мугабе и 13 высших военных и гражданских чиновников этой страны за фальсификацию выборов, и, если уж называть вещи своими именами, за грабеж собственного народа средь бела дня.

В первом раунде зимбабвийских выборов, состоявшемся 29 марта, лидер оппозиции Морган Цвангираи (Morgan Tsvangirai) получил почти 48% голосов, а Мугабе - 42%. После этого Мугабе и его приспешники развязали кампанию убийств и запугивания, направленную против сторонников Цвангираи, что вынудило оппозиционеров отказаться от участия во втором туре выборов - фактически под угрозой смерти.

Впрочем, еще до второго тура Мугабе заявил, что проигнорирует результаты голосования, если его партия ЗАНУ-ПФ (ZANU-PF) проиграет выборы. Если уж быть совсем точным, он выразился так: 'Мы не отдадим страну из-за простой галочки' в бумажке под названием бюллетень.

И, конечно, Мугабе 'победил' на выборах - по масштабам и наглости подтасовок имеющих немного аналогов в истории - в стране, и без того страдающей от злоупотреблений властей, безработицы, голода и инфляции. Сегодня примерно 25% жителей Зимбабве бежали из страны и нашли убежище в соседних государствах. (В Зимбабве у меня есть близкие друзья; к тому же одна из моих дочерей побывала там в январе - работала в общественном центре по борьбе с ВИЧ/СПИДом). В мае агентство Associated Press сообщило из Зимбабве: 'по сравнению с соответствующим периодом прошлого года инфляция в этом месяце выросла на 1063572 %, если исходить из цен на продовольственную корзину'. Национальная валюта Зимбабве настолько девальвировалась, что, как отметило агентство, 'буханка хлеба сегодня стоит в 12 раз больше, чем новая машина десять лет назад'.

Неважно. Российский постпред при ООН Виталий Чуркин заявил: точечные санкции, которые хотели ввести против Мугабе и его клики Соединенные Штаты и другие страны, выходят за рамки полномочий Совбеза ООН. Охарактеризовав проект резолюции как очевидное свидетельство 'стремления выводить СБ за его уставные прерогативы', Чуркин отметил: 'Считаем такие установки нелегитимными и опасными'. И наложил вето.

Убийства и запугивание оппонентов режимом Мугабе не показались Чуркину 'нелегитимными и опасными' - такую оценку заслужила лишь резолюция ООН, призванная все это прекратить. Позор! Что же касается Китая, то он принимает Олимпиаду - этот символ торжества человеческого духа, и одновременно отстаивает право Мугабе втаптывать в грязь достоинство собственного народа.

Впрочем, если уж говорить о настоящей, вопиющей аморальности, то пальма первенства по праву принадлежит президенту Южноафриканской Республики Табо Мбеки (Thabo Mbeki) и его марионетке в ООН Думисани Кумало (Dumisani Kumalo). Они делают все, что в их силах, чтобы не допустить реального давления ООН на диктаторский режим Мугабе.

Как сообщала New York Times, постпред США при ООН Залмай Халилзад (Zalmay Khalilzad) 'обвинил ЮАР в защите 'ужасающего зимбабвийского режима'', добавив: этот факт вызывает особое беспокойство в свете того, что именно международные экономические санкции позволили покончить с системой апартеида в этой стране, в рамках которой белые угнетали ее черное население.

Итак, сформулируем 'правило Мбеки': когда белые угнетают черных, уместны любые санкции ООН. Но когда черных угнетают черные, любые санкции, наоборот, неуместны.

Что возвращает нас к вопросу об Америке. Мы, конечно, далеки от совершенства, но какой-то нравственный стержень у США все-таки есть. Есть совсем уж вопиющие вещи, с которыми мы мириться не готовы. Однако, как показало голосование по Зимбабве, о 'популярных' странах - будь то Россия, Китай или ЮАР - этого не скажешь: они без колебаний становятся на сторону человека, измывающегося над собственным народом.

Подведем итог: в Европе и Азии мы уже не пользуемся прежней популярностью. Стало быть, участники этих опросов предпочли бы жить в мире, где Америка была бы не так сильна, лидеры, исповедующие такие же ценности, как Владимир Путин и Табо Мбеки, пользовались большим влияниям, а зимбабвийцам, отчаянно жаждущим перемен, попросту посоветовали бы заткнуться.

_______________________________________

Санкции - это война трусливых ("The Sunday Times", Великобритания)

Россия, Китай и США ("Khaleej Times", Объединенные Арабские Эмираты)

Что значит быть сверхдержавой ("The Financial Times", Великобритания)

Кто боится большого нехорошего Китая? ("The Times", Великобритания)