Восстановление - в любой форме - дипломатических контактов между США и Ираном представляло бы собой событие огромного значения, если учесть, что почти 30 лет отношения между двумя странами складывались крайне неблагополучно.

Вашингтон и Тегеран оказались 'на ножах' после Исламской революции 1979 г., когда шах, традиционно пользовавшийся поддержкой США, был свергнут аятоллой Хомейни.

На пятничных молитвах в Иране часто можно услышать крики 'Cмерть Америке!', а на улицах городов постоянно встречаются антиамериканские лозунги, плакаты и графитти. Недавно в прессе появились сообщения, что Соединенные Штаты наращивают масштабы тайных операций против Ирана.

В 1979 г. посольство США в Тегеране, названное 'шпионским гнездом', было захвачено, и 52 дипломата на 444 дня оказались в заложниках: их освободили в начале 1981 г., сразу же после того, как Рональд Рейган сменил Джимми Картера на посту президента. В апреле 1980 г. была предпринята неудачная попытка освобождения заложников, в ходе которой погибло 8 американских военнослужащих.

В ходе кровавой восьмилетней ирано-иракской войны США, не афишируя этого, 'склонялись' на сторону хусейновского Ирака, что лишь укрепило представление Хомейни об Америке как о 'большом Сатане'. Ненависть к Соединенным Штатам вызывала и неуклонная поддержка Тель-Авива Вашингтоном. После израильского вторжения в Ливан в 1982 г. Иран сыграл роль вдохновителя террористов, взорвавших казарму американских морских пехотинцев и посольство США в Бейруте, что привело к многочисленным жертвам.

Еще больше отношения между двумя странами ухудшились в 1988 г., когда корабль ВМС США сбил ракетой иранский 'Аэробус' с 290 пассажирами на борту. Ситуация вновь усугубилась при президенте Билле Клинтоне, который ввел для американских компаний тотальное эмбарго на любые операции с Ираном.

В 1997 г. появилась надежда на улучшение отношений: к власти в Тегеране пришел президент-реформатор Мохаммад Хатами (Mohammed Khatami) - он даже цитировал Алексиса де Токвилля (Alexis de Tocqueville), объясняя сходство между представлениями американцев и иранцев о свободе. Однако эта 'частичная оттепель', сопровождавшаяся визитами спортсменов-борцов, либерализацией въезда и выезда для граждан двух стран, и отменой американского эмбарго на ввоз иранских ковров и фисташек - не вылилась в нечто большее. Консерваторы в Иране выступали против улучшения отношений в принципе, а США требовали от Тегерана изменить позицию в отношении Израиля, ядерной энергетики и терроризма.

Иран осудил теракты в США 11 сентября 2001 г., однако в январе следующего года президент Буш в своем выступлении включил эту страну - вместе с Ираком и Северной Кореей - в состав 'оси зла'. Вскоре после вторжения в Ирак в марте 2003 г. Тегеран, - сильно потрясенный этим событием - как сообщалось, предложил Вашингтону заключить 'всеобъемлющее соглашение'. Речь шла об урегулировании наиболее острых вопросов, - в том числе о поддержке Ираном группировок вроде ХАМАСа и "Хезболлы", и его ядерной программе - а также о сотрудничестве в борьбе с 'Аль-Каидой'. Тот факт, что Вашингтон не отреагировал на это предложение, многие расценили как упущенный шанс; ответственность за это возлагалась на Дика Чейни (Dick Cheney) и Дональда Рамсфелда (Donald Rumsfeld).

Считается, что сегодня Иран, разрабатывающий баллистические ракеты дальнего радиуса действия, которые в будущем можно было бы снабдить ядерными боеголовками, соперничает с США и их союзником Израилем за гегемонию на Ближнем Востоке, диктуя ход событий в Ираке, Ливане и Палестине.

В конце 2006 г. комиссия Бейкера-Гамильтона рекомендовала Вашингтону начать диалог с Ираном. Сообщения о предстоящем открытии в Тегеране 'отдела, представляющего американские интересы', возможно, свидетельствуют о том, что такой диалог действительно начинается.

Иэн Блэк возглавляет Ближневосточный отдел Guardian

__________________________________

Израиль, Иран и бомба ("The Wall Street Journal", США)

Как Ближний Восток транжирит свое нефтяное богатство ("The International Herald Tribune", США)

Россия может помочь развязать иранский узел ("The Wall Street Journal", США)

Збигнев Бжезинский: Разумный подход к Ирану ("The Washington Post", США)