From The Economist print edition

Для польских героев борьбы с коммунизмом настали трудные времена. Недавно была опубликована книга, в которой утверждается, что Лех Валенса, электрик, лидер профсоюза 'Солидарность' и первый посткоммунистический президент Польши, сотрудничал с тайными службами режима. 13 июля в автокатастрофе погиб соратник Валенсы Бронислав Геремек, разработавший план мирного перехода Польши к демократии, а позже занимавший должность министра иностранных дел. Теперь гданьской верфи, которая была колыбелью 'Солидарности', грозит банкротство.

Печальное состояние верфей - не новость. Но Европейская комиссия заявляет, не скрывая своего раздражения, что срок, данный польскому правительству на приватизацию и реструктуризацию последних двух верфей, оставшихся в государственной собственности, истек. Принятое на этой неделе решение дать полякам еще два месяца на принятие окончательного плана не изменило негативного мнения Брюсселя относительно будущего верфей. Как сердито заявил официальный представитель Еврокомиссии, ее терпению 'практически пришел конец'.

Казалось бы, вновь сделать верфи доходными - в высшей степени разумная идея. Но это нелегко после двух десятилетий неэффективного управления и потакания профсоюзам, из-за которых верфи погрязли в долгах и оказались зажаты между долгосрочными контрактами, предусматривающими фиксированную цену, и быстро растущими ценами на сырье. Любое упоминание о возможном сокращении рабочих мест немедленно вызывает протесты профсоюзов.

Второй камень преткновения - это государственные дотации. В прошлом году гданьская судоверфь, на которой когда-то работал Валенса, была продана украинской сталелитейной компании ISD ['Индустриальный союз Донбасса' - прим. пер.], которая надеется объединить ее с другими верфями. Теперь компания угрожает сократить свои убытки и выйти из предприятия, утверждая, что правительство ее обмануло, поскольку теперь ей могут предписать возвращение незаконных государственных дотаций. Если комиссия не смягчит свои правила конкуренции, разрешив дотации, то под угрозой могут оказаться более 3000 рабочих мест, и еще не менее 12 тысяч на других верфях.

Парадокс заключается в том, что в мире судостроительная отрасль переживает бум, поскольку глобальная экономика становится все более взаимосвязанной, а уровень товарооборота растет. Преуспевают даже судостроители из Ростока, бывшего восточногерманского порта, 'прославившегося' в 1990-е годы нападениями неонацистов на иностранцев, прибывших в Германию в поисках убежища.

Шанс на то, что нынешнее польское правительство сможет расчистить завалы, оставленные предшественниками, существует. Прежние правительства грелись в лучах славы верфей, сыгравших такую роль в борьбе с коммунизмом, но не проявляли особого интереса к возрождению этой проблемной отрасли. Если это правительству не удастся, то, по крайней мере, Геремек не увидит гибели того места, где начались его мечты о свободе.

________________________________________

Историк и творец истории ("The Guardian", Великобритания)

Вспоминая 'Солидарность' ("The Washington Post", США)

После гданьских забастовок прошло 25 лет. Герои устали ("Le Monde", Франция)