Сирия меняет облик. При этом не только политический, но и внешний. Предпринимая решительные шаги по выводу страны на международную дипломатическую арену, государство активно работает и над своей инфраструктурой, чтобы распахнуть двери не только перед лидерами ведущих мировых держав, но также перед бизнесменами и самыми требовательными туристами.

Большинство сирийцев поддерживают избранный властью курс. Повсеместные изображения президента Башира Асада не выглядят официальной пропагандой или проявлением культа личности, а скорее выражением вполне искренней чувств. Как-то несолидно, но вполне естественно смотрятся выгоревшие плакаты на задних стеклах автобусов, фольговые наклейки с силуэтом главы государства на лобовых окнах такси и частных автомобилей, или граффити, все с тем же силуэтом и нарисованными рядом сердечками.

Такое отношение к президенту вполне объяснимо. Что бы не говорили о нынешнем режиме, именно Башар и его отец Хафез Асад обеспечили государству столь необходимую ему стабильность. Несмотря на санкции со стороны США и его западных союзников, уровень общественного благосостояния постепенно поднимается. И это заметно. В отсутствии партнеров на Западе, потеряв сильного покровителя в лице бывшего СССР и даже поссорившись с грантами арабского мира, Дамаск наладил вполне успешное сотрудничество с Ираном, Турцией, Индией, Китаем и другими азиатскими странами.

Впрочем, сирийское руководство понимает, что дальнейшее развитие без хороших отношений с США и Европой вряд ли возможно. Со своей стороны, западные державы осознают, что урегулирование ситуации в ближневосточном регионе без поддержки Сирии на практике невозможно. Последние события свидетельствуют о том, что стороны, похоже, решили пойти друг другу навстречу.

Пионером среди европейцев, решившихся открыто вступить в равноправный диалог с Дамаском, оказался президент Франции Николя Саркози. Именно он первым из лидеров ЕС впервые за многие годы провел личную встречу с Башаром Асадом, пригласив его с официальным визитом в Париж. Поводом для этого послужил один из важнейших внешнеполитических проектов французского лидера - создание Средиземноморского союза. Главы стран 13 июля собрались на саммит, посвященной образованию данного объединения.

Выход в свет

Большинство наблюдателей назвали поездку Асада во Францию не иначе как возвращением на мировую арену. И действительно, возвращение получилось весьма эффектным. Во-первых, накануне саммита состоялись историческая встреча сирийского лидера с новым президентом Ливана Мишелем Сулейманом, в ходе которой было достигнуто соглашение о восстановлении дипломатических отношений между двумя соседними странами. Они были прерваны более 60 лет назад.

Во-вторых, за одним переговорным столом в ходе самого средиземноморского саммита Асад оказался с израильским премьер-министром Эхудом Ольмертом. Израиль и Сирия, которые формально находятся в состоянии войны, ныне при посредничестве Анкары ведут мирные переговоры. Турецкий премьер Реджеп Тайип Эрдоган, к слову, тоже принимал участие в парижском съезде стран Средиземного моря.

Таким образом, прибыв во Францию, Асад не только был принят на высшем уровне главой одного из ведущих государств Европы и в месте с ним среди прочих высокопоставленных гостей отметил День взятия Бастилии. Благодаря Саркози, он оказался полноправным участником геополитических процессов. Тогда как прежде оставался в их тени. Впрочем, теневая сторона сирийской 'дипломатии' пока тоже остается в силе. Она реализуется посредством ливанской партии 'Хезболла' и палестинского движения ХАМАС. Обе организации пользуются покровительством Дамаска.

Второе место по популярности после четы Асадов занимает именно лидер 'Хезболла' Хасан Насралла. Его изображение, конечно, не встречается на билбордах, зато в тех же такси, маршрутках и кафе - сколько угодно. Более того, лик предводителя Партии Аллаха и ее символика - распространенный сюжет для сувенирной продукции - наклеек, магнитиков, футболок, чашек и так далее. Торговаться при покупке такой атрибутики не следует - бесполезно и неприлично. Ведь вырученные средства идут в дело сопротивления.

В Дамаске же базируется и высшее политическое руководство ХАМАС. Лидер движения Халед Машааль не столь 'раскрученный бренд' как Насралла, но к его борьбе сирийцы относятся с такой же солидарностью. Вообще, противостояние с Израилем и его главным союзником - США, занимает в умах сирийцев очень важное место. При этом независимо от их социального статуса, религиозной принадлежности или политических взглядов.

'Прямой отпор самым мощным армиям в мире сирийские вооруженные силы дать не смогут, но есть и другие средства для ответного удара, - с легкой улыбкой на лице говорит успешный молодой бизнесмен Тауфик. - 'Хезболла' показала, на что способна в 2006 году; ХАМАС тоже в любой момент может открыть свой фронт'. Потягивая кальян за кружкой пива с лимоном и солью, собеседник 'Эксперта' с удовлетворением отмечает, что и в Ираке есть, кому ответить за Сирию, а уж поддержка со стороны Ирана - вещь сама собой разумеющаяся.

Межу тем, зацикленность Дамаска на стратегических отношениях с Тегераном явно препятствует диверсификации бизнес партнеров и источников инвестиций. Это признает и сам Тауфик и многие его коллеги. Однако на вопрос, как он смотрит на перспективы урегулирования сирийско-израильских отношений и как следствие выход страны из изоляции со стороны Соединенных Штатов и их западных единомышленников, бизнесмен без колебаний отвечает: 'Сопротивление будет продолжаться до тех пор, пока Израиль не отступит со всех оккупированных им земель!'.

К нынешним непрямым переговорам с израильтянами сирийцы относятся настороженно и предпочитают не комментировать, ограничиваясь лишь фразой: поживем - увидим! А ждать осталось не так уж и много. Во всяком случае, будучи в Париже, Асад заявил, что 'подписание мирного соглашения с Израилем - вопрос, который потребует от шести месяцев до двух лет'. Разумеется, президент Сирии и израильский премьер не стали жать друг другу руки, но это вовсе не означает, что они не готовы продолжать диалог.

'Мы не стремимся к символичным жестам, - подчеркнул Асад. - Мы пытаемся создать новую реальность: мир вместо войны'. А накануне парижского саммита сирийский лидер не исключил возможность и прямого контакта с Ольмертом, правда, только после ухода со своего поста президента США Джорджа Буша. Дамаск возлагает больше надежд на новую американскую администрацию, хотя даже эта уже отметила положительные сдвиги в политике Сирии.

Диалог вместо сопротивления

Сдвиги действительно просматриваются. На смену жесткому сопротивлению, о котором говорит бизнесмен Тауфик, приходит диалог и поиск компромиссных решений. Результаты такого подхода стали просматриваться еще в середине мая, когда в Дохе прозападное правящее большинство Ливана - 'Коалиция 14 марта' и оппозиция во главе с 'Хезболла' после затяжного политического кризиса договорилась о кандидатуре президента страны (Сулеймана) и о создании правительства национального единства.

Незадолго до того, как Асад во Франции пригласил ливанского президента - Мишеля Сулеймана - посетить Дамаск, в Беруте был окончательно установлен состав упомянутого коалиционного кабинета, в котором 'Хезболла' будет обладать правом вето. А на прошлой неделе состоялся и долгожданный обмен пленными между Партией Аллаха и Израилем. Несколько ливанских заключенных вернулись на родину. Их обменяли на тела двух израильских солдат, захват которых в 2006 году и стал поводом для вторжения израильтян на юг Ливана.

Параллельно со сдвигами на сирийско-ливанском и ливано-израильском направлениях, положительная динамика наблюдается также в палестино-израильском мирном процессе и во внутрипалестинских делах. ХАМАС все активнее призывает к возобновлению диалога с ФАТХ на базе так называемой йеменской инициативы. В начале месяца Машааль, будучи как раз в Йемене заявил, что его движение полностью поддерживает переговоры с целью 'возвращения положения на палестинских территориях к прежней ситуации и устранения всех причин, обусловивших противоречия в Палестине'.

На практике это означает, что хамасовцы готовы отказаться от занятых ими в секторе Газа позиций, в результате насильственного изгнания фатховской администрации чуть больше года назад. Упомянутую инициативу полностью поддерживает и возглавляемое лидером Палестинской автономии (ПА) Махмудом Аббасом движение ФАТХ. По некоторым данным прямой контакт между противоборствующими организациями уже в ближайшее время может быть установлен на территории Катара, также готового выступить в роли посредника.

Симптоматичным является и тот факт, что на прошлой неделе политическую блокаду сектора Газа почти было прервал бывший премьер-министр Великобритании, а ныне официальный представитель 'квартета' посредников по ближневосточному урегулированию (РФ, США, ООН, ЕС) Тони Блэр. Его принципиальная готовность посетить контролируемую ХАМАС область, свидетельствует о том, что движение действительно может выйти на официальную международную арену. И без руки Дамаска здесь явно не обошлось.

Сближение позиций ведущих политических сил ПА совпало и с установлением хрупкого перемирия между ХАМАС и Израилем. А также с продвижением палестино-израильских переговоров. Все в том же Париже, где среди прочих гостей Саркози был и Аббас, прозвучало еще одно многообещающее заявление: мирное соглашение между палестинцами и израильтянами все-таки может быть достигнуто до конца текущего года, как это было намечено на ближневосточной мирной конференции в Аннаполисе. И прозвучали эти слова из уст Ольмерта, что не маловажно.

Козырь справедливости

Впрочем, даже если какой-то очередной базовый документ и будет подписан, ряд основополагающих вопросов, скорее всего, останутся открытыми. Да, в Кнессете уже внесен на рассмотрение вопрос о передаче Сирии Голанских высот. Да, возможность возвращения Ливану оккупированных территорий ферм Шебаа тоже обсуждается. Да многие израильтяне смирились с тем, что стране придется вернуться в рамки границ от 1967 года. Но как быть со статусом Иерусалима? Как быть с палестинскими беженцами? К последней проблеме сирийцы относятся с особенным трепетом. Тем более, что она является инструментом для внешнеполитических манипуляций.

'У нас палестинцы живут лучше, чем сирийцы, - говорит студент факультета журналистики Дамасского университета Мустафа. - Если на работу приходят устраиваться сириец и палестинец, то второй будет пользоваться преимуществом'. Сирия единственная из арабских стран, которая принципиально не дает свое гражданство палестинским беженцам, обеспечивая их при этом, пожалуй, самыми хорошими условиями жизни, поясняет он. 'Если мы дадим палестинцам сирийское гражданство, то они станут сирийцами, а не беженцами, и утратят свое право на возвращение, а это на руку Израилю, - подчеркивает собеседник 'Эксперта'. - Таким образом, мы одновременно являемся гарантами справедливости и пользуемся сильным козырем в диалоге с израильтянами'.

В тоже время, если, к примеру, для Ливана (а в какой-то степени и для Иордании) проблема палестинских беженцев действительно остается острой, поскольку они часто выступают дестабилизирующим фактором, то в Сирии их присутствие практически не заметно. Иногда у какого-нибудь таксиста на зеркальце висит карта Палестины. Иногда можно заметить флажок ПА, торчащий из окна квартиры. Пожалуй, это все внешние признаки. К слову, до недавнего времени и официальные контакты между Дамаском и Рамаллой на практике были сведены к нулю. Что во многом объяснялось натянутыми отношениями между сирийскими властями и остальным арабским миром в целом.

Пик кризиса пришелся на мартовский саммит Лиги арабских государств в Сирии, на который демонстративно не приехали лидеры Египта, Саудовской Аравии и некоторых других стран. Теперь же ситуация меняется в лучшую сторону и на этом направлении. Достаточно отметить, что Махмуд Аббас в начале месяца специально ездил в Дамаск, чтобы обсудить с Асадом развитие мирного процесса на Ближнем Востоке. Несколько курьезный, но симптоматичный эпизод произошел и на средиземноморском саммите в Париже. Аббас и Асад не присутствовали на выступлении Ольмерта, что некоторыми СМИ было расценено как политический жест. Но лично египетский президент Хосни Мубарак, сопредседательствовавший на мероприятии с Саркози, оправдал своих коллег, жестко заявив, что 'если их не было, значит, у них были другие дела'.

Сейчас уже точно можно сказать, что 'открытие' Сирии, о котором накануне в интервью газете Le Figaro сказал сирийский лидер, действительно состоялось. Между тем преображается страна не только политически, но и внешне. Возникает ощущение, что все государство судорожно готовиться 'перерезать ленточку' и предстать перед всеми в наилучшем свете.

Инфраструктурные преобразования

'Прямая улица' - главная артерия старого Дамаска, считающегося самой древней из по-прежнему населенных столиц, - находится в завершающей стадии капитального ремонта. Там, где когда-то ходил сам апостол Павел, полностью переложена брусчатка, проведена новая канализация и другие коммуникации. Реставрируются фасады - за счет муниципалитета частные лавки, расположенные по всей длине улицы получили новые деревянные ставни. Сами дома тоже реконструируются, превращаясь в фешенебельные рестораны и гостиницы класса boutique.

Недвижимость внутри стен старого города стала выгодным капиталовложением не только для предприимчивых сирийцев, но и для иностранцев, в том числе западных европейцев. Традиционный дом периода Османской империи с внутренним двориком, оборудованным фонтаном, и обязательной террасой на крыше стремительно растет в цене. Среднее по величине жилище (это примерно 300 кв. м) пока идет по цене примерно 500 тыс. долларов. Но уже сейчас некоторые продавцы требуют и до 3 млн. долларов за свою недвижимость. Даже если она находится в почти аварийном состоянии.

На данный момент в старом городе работают только три гостиницы, но их число будет только расти, говорят инвесторы. А вот на численность ресторанов уже введено ограничение: город перестал выдавать соответствующие лицензии. В действительности предприятий общественного питания разного уровня полно по всему Дамаску - выбор огромный. А вот с гостиницами дела обстоят куда хуже. В черте столицы качественный ночлег могут предложить лишь около полудюжины отелей. Остальные рассчитаны либо на непридирчивых туристов-дикарей, либо на отрешенных паломников. Об организованном туризме пока говорить сложно.

Аналогичная ситуация складывается и по всей стране. В том числе и на побережье Средиземного моря, трасса к которому также серьезно обновляется. Сирия возлагает большие надежды на туриндустрию, особенно, что касается экскурсионных и паломнических направлений. 'У нас только известных историко-культурных объектов около 5 тыс., а, сколько еще не открытых или не приведенных в должный вид, - с гордостью констатирует предприниматель из Тартуса Хамуд, - не говоря уже о многочисленных мусульманских, христианских и иудейских святынях'.

Объем туристической индустрии Сирии в течение следующего года удвоится, утверждают эксперты Международного совета по туризму (МСТ). В недавно опубликованном докладе организации говориться, что согласно прогнозам, эта отрасль составит почти 17% от ВВП государства в 2009 году или около 9,6 млрд. долларов. Для сравнение в 2008 году этот показатель не превысит 4,9 млрд. долларов. Ежегодный рост отрасли составляет 15,2% (по данным МСТ), что существенно больше, чем у Египта (11,1%) или Иордании (10,8).

Однако инфраструктура пока отстает. 'На всем побережье пятизвездочные гостиницы есть только в Латакии, - говорит Хамуд, занятый в строительном бизнесе. - Но и у нас в Тартусе уже строится 'Шератон'. По его словам инвестиций, особенно из западных стран, мало. 'Вот видите набережную, - указывает он на широкую пешеходную зону вдоль моря. - Раньше тут пройти даже нельзя было, а теперь какая красота. Только в основном это за счет арабских капиталовложении, и лишь малую часть профинансировали англичане'.

Несмотря на политическую конъюнктуру, ЕС все еще остается главным торгово-экономическим партнером Сирии. Но постепенно теряет свои позиции, уступая их 'восточным' контрагентам Дамаска. Так импорт из Евросоюза сократился с 34% от общего объема в 2003 году до 22% в 2006 году, и в последствии продолжил падать. В тоже время, торговля с Индией и Россией в 2007 году выросли на 79% и 59% соответственно. Активно развиваются отношения сирийцев также с Китаем и другими государствами. Влияние же Ирана на экономику, так же как и на политику, сильно преувеличиваются СМИ.

Некоторые наблюдатели отмечают увеличение количества автомобилей иранской сборки на улицах сирийских городов. Но, на деле, совсем не меньше машин российского производства, прежде всего ВАЗов, включая последние модели 'Калина'. Достаточно часто встречаются южнокорейские и респектабельные европейские марки. Для наглядности достаточно сказать, что общий объем иранских инвестиций составляет всего около 400 млн. долларов.

На побережье Средиземного моря о влиянии Тегерана на современную жизнь Сирии даже не задумываются. 'Мы тут все баасисты-социалисты, - подмигивая говорит Раид, племянник упомянутого предпринимателя Хамуда, садясь в свой новенький Мерседес. - Тут мало кто разделяет ценности Исламской Революции'. По его словам, сейчас в стратегическом плане Иран, конечно, является основным союзником Сирии, но это не означает, что иранцы свободно вмешиваются во внутренние дела страны, ни в политическом, ни в экономическом, ни в культурном плане.

Сидя в красивом кафе с видом на Средиземное море, приятно наблюдать за красивыми девушками и молодыми людьми, гуляющими по набережной в одежде по последней европейской моде. Веселые и раскрепощены, они вряд ли задумываются о столкновении цивилизаций. Да, каждый из них без колебаний ответит, что нынешняя политика США и Израиля в отношении Сирии несет враждебный характер. Но общество, выросшее на землях, через которые прошло такое количество культур, генетически не способно существовать в изоляции. Поэтому ждать всестороннего 'открытия' Сирии осталось недолго.

Дамаск-Тартус-Москва

_______________________________________________________

Нестройные записки о Дамаске ("ИноСМИ", Россия)

Персидские мотивы или открывая для себя страну с отрицательным имиджем ("ИноСМИ", Россия)

Рамадан - событие с частотою раз в год ("ИноСМИ", Россия)