Когда-то Леннарт Мери в книге "Мост в белое безмолвие" написал: "Эстонцы живут на своей земле уже 3000 лет. Если не больше. Мы ощущаем свою землю иначе, чем англичане или венгры. Нет, наверное, на земном шаре другого такого уголка, где каждый родник и каждый поворот проселочной дороги, каждый валун и каждое дерево были описаны с такой заботой и с таким старанием, так воспеты на все лады и стали бы всенародной собственностью, не только в конституционном, но и в поэтическом смысле этого слова". Красивые слова, но они соответствовали действительности лишь прежде.

В 70-80-е годы мне довелось работать экскурсоводом по Таллинну и Эстонии. Территория Эстонии была настолько ухоженной, что буквально всех приводила в восторг. Можно было попросить остановить автобус на любом участке дороги, и сразу, с первых шагов, открывались полянки, усеянные цветами и ягодами. Бросалось в глаза идеальное состояние лесов - без буреломов и зарослей. А если вдоль дороги тянулись поля, то они были засеяны или стояли чистыми после уборки урожая. А еще лучше они смотрелось, когда на них паслись наши прекрасные черно-белые коровы эстонской породы.

Но так было только в советское время. Государство не жалело денег на лесничих, именно поэтому и были ухожены леса. И именно лес впоследствии стал залогом эстонской кроны.

Казалось, эстонцы, так мечтавшие о своей независимости, будут беречь и лелеять свою землю. Действительность оказалась иной. Возвращение прежним хозяевам или их потомкам сельхозугодий и лесов привело к тому, что поля после ликвидации колхозов и совхозов не возделывались, а зарастали сорняками. А леса вначале вырубались бездумно - владельцы жаждали получить прибыль как можно быстрее. До середины 90-х годов масса леса вывозилась в Финляндию и Швецию.

Ну и, конечно, у теперешнего правительства нет денег на сохранение государственных лесов. Лесничих и лесных рабочих не видно. Очевидно, поэтому и завалены леса мусором и автопокрышками.

Когда в середине 90-х годов впервые обнаружили гигантскую свалку на территории Национального парка, вначале было высказано предположение, что в этом виноваты финны. Конечно, от этого абсурдного предположения отказались быстро.

Свалки стали появляться на всей территории страны, особенно там, где возводились виллы и дворцы наших нуворишей. Дорвавшись до денег и обеспечив себя домашним комфортом, наши миллионеры не хотят тратиться на вывоз мусора и захламляют леса.

Но мусор - это еще не главное зло нашего времени. Значительно хуже, что все 17 лет полным ходом идет бездумная распродажа и раздача эстонской земли.

И один в поле воин

Разбазаривание эстонской земли началось в годы премьерства Марта Лаара. Неоднократные возвраты домов бывшим владельцам, выбрасывание на улицу тех, кто в этих домах жил десятки лет, заботился о них, ремонтировал - все это стало уже обычным явлением. На горизонте очередной возврат еще 200 домов, на этот раз по настоянию министра юстиции.

Неужели наши деятели настолько тупы, что не понимают, какой вред они наносят эстонскому народу, отбирая у будущих поколений эстонскую землю, отдавая ее иностранцам?

В законодательстве многих государств существует закон: продажа земли осуществляется на 99 лет. Это дает право государству вернуть со временем землю своему народу.

Наша крошечная Эстония, которую можно за несколько часов пересечь на автомобиле, настолько щедра к "любимым завоевателям", что возвращает земли и дома потомкам тех, кто восемь веков назад завоевал эту землю и обратил в рабство эстонский народ. Но это не обижает эстонцев - завоеватели ведь были европейцами. Им можно все отдать.

За все 17 лет независимости произошел только один случай возврата проданной земли Таллинну. Этот подвиг совершил бывший мэр столицы Юри Ратас. Подвиг - иначе не назовешь. Молодой экс-мэр посчитал необходимым вернуть в собственность города территорию горки Харью, т. к. иностранцы, владевшие этой землей, намеревались возвести там дома для себя.

Но как воспротивились возврату этой земли некоторые парламентарии! Дошло даже до обращения в суд. У депутатов вызвало возмущение, что слишком дорого запросили владельцы за этот участок - 150 млн. крон. Юри Ратас выдержал все нападки - земля была возвращена городу.

Интересно, что почти одновременно с этим был продан большой участок земли напротив гостиницы "Олимпия" предпринимателю Леваде за 600 млн. крон. Это известие не взволновало господ рийгикогусцев. Продавать свою землю им, как видно, нравится.

Деньги национальности не имеют

Наше правительство очень не любит Россию. Оно заявляет об этом всюду и везде. Многие чиновники и журналисты так и стараются придраться к чему-нибудь, тявкнуть лишний раз в сторону России. Но когда дело доходит до продажи эстонской земли россиянам, никого это не волнует.

Каким-то образом был продан один из островов даже сыну губернатора Санкт-Петербурга Матвиенко. Другое дело, что тот сам отказался от покупки, выяснив, что остров не подходит для его планов. Но сама продажа никого не взволновала.

Постоянно, то тут, то там выявляются русские (не из Эстонии, а из России) владельцы эстонских объектов. Например, Владимир Лисин, один из крупнейших магнатов России, оказался владельцем Северного порта Палдиски. Значит, русский с деньгами - хороший русский?

Но как эстонцы умудрились продать японскому бизнесмену Йошитеру Акияма землю в центре Эстонии и прошляпить его деятельность? Японец почти закончил строить подземное ядерное убежище, и никто об этом не знал. Так ведь можно и террористический центр построить! Помогло банкротство японца, только тогда открылась его деятельность.

Второе нашествие датчан?

Интересно, взволновал ли кого-нибудь, кроме меня, такой заголовок в Postimees: "Датчане ищут средства для обустройства Девичьей башни"? Почему датчане ищут средства, а не наш город, не наше правительство?

Девичья башня, сад датского короля и значительный участок крепостной стены со смотровой площадкой - это такая жемчужина Верхнего города, лучше которой нет ничего. Участок интересен и сам по себе, но дополнительную ценность ему придает то, что он как бы нависает над Нижним городом, открывая для обзора широкую панораму.

Датский институт культуры очень заинтересовался Девичьей башней и всем этим участком и захотел получить его для презентации Датского королевства. По их замыслу, в башне мог бы разместиться главный корпус института, офис, галерея и кафе.

В советское время, в 70-е годы, башня была реставрирована, обставлена дорогой мебелью. Тогда таллиннцы получили прекрасное кафе и смотровую площадку. Почему же сейчас нельзя этого сделать самим? Если согласиться на предложение датчан, то Таллинн лишится этого участка, потеряет над ним контроль. Вспомните хозяев площади Виру - финскую фирму. Что хотят - то и творят!

То, что на языке иностранцев называется инвестицией, фактически означает продажу данного участка, а выгода потом идет не в пользу города, а новому хозяину. Так неужели нельзя избежать этого в случае с Девичьей башней?

В прессе пишут, что на приведение башни в порядок потребуется более 30 млн. крон. Неужели у "бедного" государства, которое мечтает войти в пятерку самых богатых стран Европы, нет такой маленькой суммы, чтобы отреставрировать уникальный участок оборонной системы Старого города? А куда же тогда уходят миллиарды, поступающие из Евросоюза?

Только на одно проектирование злосчастного Калевипоэга выделяется 10 млн. крон. Во сколько же раз дороже обойдется его изготовление, исследование морского дна и установка? И это все за то, чтобы потешать впоследствии таким памятником весь мир. Можете поверить моему слову, я туристов знаю - они обязательно окрестят его Годзиллой.

А сколько десятков миллионов крон пойдет на памятник, сооружаемый на площади Вабадузе? Мы как будто вернулись назад лет на двести. Кто, где, в какой стране додумался бы в XXI веке до установки памятника в виде креста?

А впереди еще маячит чья-то мечта установить памятник в виде расколотой стеклянной стены. И сколько это будет стоить? Было бы лучше сконцентрировать силы и средства на реставрацию объектов Старого города. Ведь Таллинн попал в список ЮНЕСКО, как один из лучших городов, сохранивший именно архитектуру и крепостные сооружения Средневековья. А современные стекляшки вряд ли приведут в восторг ценителей старины.

Лакомые кусочки президентов

История, которую так не любит г-н Ильвес, гласит, что президент Первой республики Константин Пятс в награду за свою деятельность получил в подарок от правительства бывшее имение Елисеева в Тойла. Надо признать, подарок был заслуженным.

В теперешней республике наш первый президент Леннарт Мери не стал ждать милостей от правительства. Он сам себя одарил шикарным подарком, отхватив солидную территорию на полуострове Виймси. Позднее, когда дело было сделано, он признался, что "влюбился" в этот мыс еще в советское время. Огромная территория с береговой линией досталась ему за гроши. Кстати, захват береговой линии в личное пользование противоречит всем юридическим нормам во все времена - начиная с Древней Греции. Поправ все нормы, проигнорировав недовольство жителей Виймси, он построил особняк под названием Малая или Новая Голландия. Как у Петра I.

Но на этом феодальная эпопея не закончилась. Президент, тяжело больной, предчувствуя смерть, ухитрился под прикрытием закона разделить участок на несколько частей и закрепить за родственниками. Родовое гнездо готово!

Второй наш президент, г-н Рюйтель, - бывший коммунист. А может, не бывший? У него ведь не хватило мужества, как у Ельцина, у всех на глазах отказаться от партбилета, когда его перед Верховным Советом отчитывал Горбачев. Но, бог с ним, с этим партбилетом, не в этом дело. Дело в том, что у бывшего коммуниста до президентства не было земель. А теперь г-н Рюйтель очень солидный землевладелец. Недавно в одной из газет перечислялись его владения в разных уездах. Настоящий феодал!

Но аппетит приходит во время еды. Рюйтеля, как и Мери, потянуло к морю. Г-н Рюйтель заявил, что резиденция в Нымме ему не нравится. Он возжелал получить в собственность "пустующий" участок земли площадью 2425 квадратных метров в Кадриорге. И как это удалось разыскать пустующий участок в лакомом местечке?

Что ждет страну дальше?

Наш действующий президент г-н Ильвес в накладе не останется, это уж точно.

За океан обычно едут на заработки. И если наши парни едут на Запад, то г-н Ильвес к нам пожаловал "встречным маршрутом". И хоть он и англоязычный и с бабочками, но жить ему негде, гол как сокол. Но земля предков отнеслась к нему благосклонно. Квартиру он получил безо всякой волокиты и "почти бесплатно". Затем приватизация, хоть и не было у него "желтой карты", он ведь не работал в Эстонии. А затем продажа приватизированной квартиры. Легко и просто нажит первый капитал.

А потом, как в телевизионном сериале, началась карусель с хутором Эрма. Нет смысла перечислять все перипетии, газеты освещали их исправно, читать было интересно.

Но, наверно, со временем будет и новый поворот. У каждого президента оказались "любимые местечки" - на Виймси, в Кадриорге... О г-не Ильвесе известно, что ему приглянулся замок в Кейла-Йоа. Под канцелярию его реставрировать правительство отказалось. А в собственность? Время покажет.

Хотелось бы напомнить одну из великих мыслей г-на Ильвеса: "Эстонское государство будет сильным в том случае, если все мы осознаем, что Эстония - это наша земля, и у всех общее будущее". Хочу добавить. Чтобы было общее будущее, надо сохранить эстонскую землю. Это должно осознать правительство и прекратить продажу и раздачу земли, иначе правнукам наших сегодняшних правителей будет негде жить.

______________________________________________________

Март Лаар: Эхо 30-х годов и стремительная российская аннексия ("The Financial Times", Великобритания)

Эстонская независимость крупным планом ("The Boston Globe", США)

Эстонский тигр потерял зубы ("Gazeta Wyborcza", Польша)