Мы сильны задним умом. Двести двадцать пять лет думали, а потом трах-бах - и поставили памятник Екатерине. Теперь еще двести двадцать пять лет будем думать: сносить или не сносить? И обязательно снесем... памятник Владимиру Ильичу. Потому что к тому времени все начисто забудут, кто это. Одни историки станут доказывать - князь Владимир-Красное Солнышко, а другие - Владимир Мономах. А самые начитанные из них придут к умозаключению, что это Гришка Потемкин. Мол, не случайно же чуть ниже предки соорудили памятник его матушке-государыне.

Если памятники обычно ставят - для памяти, то этот - назло! Потому что особых причин открывать его просто не было. Подумаешь, "двести двадцать пять лет"! Ну, и что? С таким же успехом можно было объявить "юбилейными" и 223-й, и 224 годы. Как, впрочем, нет повода не выпить и за 226 лет! Было бы желание, а подходящий "юбилей" всегда найдется...

У меня сильное подозрение, что чем ближе мы будем приближаться к 2017 году, то тем больше "праздничных" дат, высосанных из пальца, станут выдавать на-гора российские политики. А дат пруд пруди: и день первого захода русских кораблей в Ахтиарскую бухту, и день первого увольнения на берег. И день первой драки пьяных русских моряков с местными жителями на дискотеке... Да мало ли еще что можно России придумать, дабы подчеркнуть свое право первооткрывателя. И обязательно - памятник "по случаю"! И обязательно - премьер-министр РФ или хотя бы 'вице'! Комментарии Лужкова и вопли Жириновского. Салют и танцы на площади Нахимова, по мере возможности.

А если уж совсем захотят мир посмешить, то можно на дне Южной бухты титановый триколор, как на Северном полюсе, установить.

И все равно - "225" никак не выходит!

Предписание Екатерины II князю Григорию Потемкину построить на месте Ахтирской гавани большую крепость с адмиралтейством для кораблей первого ранга, а также порт и военное поселение было дано 10 февраля 1784 года. То есть, в нынешнем году аккурат 224 года, а не 225 получается!

Конечно, можно вспомнить знаменитого лейтенанта Сенявина, который в 1783 году стал в здешних краях сооружать небольшие домики и казармы из плетня, которые потом обмазывались глиной... Но причем тут Екатерина?

А еще обратите внимание: она повелела построить крепость, а не город. Город - нечто иное. Кто-кто, а императрица отлично знала истинное положение дел на Гераклейском полуострове. Там уже жили люди, и жили давно!

Не случайно во всех своих отчетах Ф. Мекензи в Петербург доносил о помощи вольнонаемных местных жителей, которые со своими лошадьми и повозками доставляли строительные материалы. Камни добывали на руинах древнего Херсонеса.

А вот если кому это неизвестно - основан Херсонес в V (!) веке до нашей эры выходцами из Гераклеи Понтийской на месте... более древнего таврского поселения.

Вот и получается, что Севастополь - один из древнейших городов Европы, стоящий в одном ряду с Римом и Афинами. Во всем мире такими гордятся. Более того, найдут ученые древнюю дощечку - и сразу ее на экспертизу. А вдруг анализ докажет, что Рим на десять или сто лет старше? И если такое обнаруживается, вся нация ликует. И без разницы, что в те давние времена жили тут не латиняне, а этруски или варвары... В Севастополе все иначе... Любимый город может спать спокойно. Никто и ничего доказывать не собирается. Все предельно ясно. Велено считать, что ему 225, - и баста! Хоть трава не расти. Я еще удивляюсь, что Херсонес бульдозерами не снесли. Вы думаете, преувеличиваю? Никоим образом! Отлично помню, как во времена Советов, когда в город впервые пришла французская эскадра, партийное руководство Севастополя распорядилось ночью уничтожить старое французское воинское кладбище. Им, мол, было стыдно перед иностранными гостями за его "неухоженность". А так "не сохранилось"... А на нет и ответа нет! Это потом кто-то умный сообразил, что лучше его восстановить - во славу добрых международных отношений. И восстановили. Только копия всегда хуже оригинала. И еще одна мысль терзает меня: а куда делись кости французских солдат и матросов, которые раньше хранились в полуразрушенных склепах, куда они пропали, будто и не было их никогда? А я мальчишкой видел их собственными глазами. Ни перепутать, ни забыть не мог. Причиной - одна деталь... Дело в том, что французы своих национальных героев, павших на поле брани, хоронили по старому воинскому обычаю. Черепа хранились в особом склепе... И в памяти моей осталась серая горка, смотрящая в мир пустыми глазницами. И заросли одичавшей сирени среди древних могил.

Севастополь сегодня искусственно омолаживают, как царствующую Екатерину на пьедестале, в угоду недостойной политической игре российских политиков!

А тогда вообще непонятно, что же отмечали в нынешнем году в Севастополе? Если 225 лет закладки русских казарм, то он в своей истории уже знавал и римские и византийские казармы. Да и воины князя Владимира во время осады Херсонеса не под открытым небом ночевали.

Александр Суворов "хвастался", что из Ахтирской бухты "вытеснил" турецкую флотилию из 170 кораблей... Неужели они на берегу не имели базы поддержки? Не надо думать, что турки были "дурнее". Тоже, наверняка, что-то здесь сооружали. Хорошо, их казармы не в счет.

Но когда в 1782 году сюда на зимовку пришли первые русские корабли-фрегаты "Храбрый" и "Осторожный", то первым делом моряки построили на берегу жилую казарму. Вероятно, она и была действительно первой русской казармой... Почему не с нее начинать отсчет российского присутствия на этой земле? Что-то не сходится у доморощенных великодержавных историков, создающих свою летопись колонизации новых русских земель...

Мне непонятны слезы у памятника почившей в бозе русской царицы немецкого происхождения. Ну, не вчера же это произошло? Пора бы и привыкнуть к свершившемуся факту. Да и не к лицу это новым русским "монархистам" - детям и внукам большевистских комиссаров, в свое время сведших к ногтю всю царскую семью. Наивного Николая II, которого Ленин объявил "кровавым". Ленин, упивавшийся кровью русского народа.

И у него в роду были немецкие корни. В Германии сегодня мода такая - искать его предков. Недавно выяснили : одну прапрапрабабку Ленина в средние века объявили ведьмой и сожгли на костре. Как будто знали, кем станет внук.

Вина Николая была в том, что он родился монархом. А царь из него получился никудышный, или, как сейчас говорят, плохой менеджер. Так ведь это не преступление. За это не расстреливают. Зато на официальных приемах, как Брежнев, в штаны не наделывал, войск в Афганистан не вводил, заводы и фабрики "братским" странам не раздаривал.

Он любил свою большую семью. Увлекался фотографией. Страдал из-за болезни сына...

А его сыночка большевистские изверги на части разорвали, над дочками надругались. На глазах у поверженных "сатрапов". А останки этих людей, которые к несчастью своему были "непролетарского" происхождения, бросили в болото под бревна утлой дороги...

А еще Николай II любил... Севастополь. Ему нравился этот светлый южный город у синего моря. И в шутку ли, всерьез он предлагал именно здесь разместить столицу своей необъятной империи.

Так было суждено, что именно из Севастополя уходили в 20-м последние ее защитники: боевые генералы и адмиралы, закаленные в брусиловских прорывах офицеры, старшины и ефрейторы, солдаты Белой армии. А те, кто остался, был подло казнен... Сколько их тогда было, сказать трудно. Говорят, тысячи, десятки тысяч! Их бы - выпускников прославленных юнкерских и кадетских училищ, академии Генерального штаба - на защиту Родины в 41-м. Думаю, та страшная война протекала бы совершенно иначе. Не было бы тех многомиллионных жертв. Не понадобились бы каннибальские обороны Одессы, Ленинграда, Севастополя...

И если уж в этом городе так любят памятники, почему бы не вспомнить, что самые первые жертвы той войны покоятся на Старом кладбище, без внимания местных властей. Без показных слез и надуманных "юбилеев"... Простые севастопольцы, которые жили на улице Щербака!

Глупость людская не знает границ! Много, много лет назад я был на открытии памятника на улице Ленина, на котором сохранилась идиотская надпись "Мужеству, стойкости, верности комсомольской"! Нас, тогдашних школьников, согнали к нему почему-то с факелами. Комсомольские функционеры были неисправимыми "романтиками", и обожали факелы, слеты, речевки и рапорты. Естественно, вышестоящим партийным товарищам. У подножья памятника замуровали "послание комсомольцам будущего". Наверно, оно и сейчас там - дикий коммунистический вздор, по которому предлагалось судить о годах нашей молодости. К счастью, все было совершенно иначе. И к ужасу комсомольских лидеров, мы чуть не сорвали торжество. Из факелов соорудили несанкционированный костер. И устроили танцы... Которые превосходящими силами правопорядка и были успешно разогнаны. Во славу абстрактных "мужества, стойкости и верности".

Так вот, автором того самого памятника, как и нынешнего памятника Екатерине, был Станислав Чиж. Я знаю, что он недавно скончался, поэтому эту тему развивать не буду. Отмечу только, что человек он был действительно талантливый. И памятник Екатерине удался... На его открытии экзальтированные женщины кричали "Ура!" и в воздух чепчики бросали. Выступали патриоты. Естественно, России... И охраняли самозванные казаки.

Я думаю, что их предки в тот момент в гробу переворачивались, ибо в веках осталась взаимная "нелюбовь". Екатерины - к казакам и казаков - к Екатерине. Государыню раздражало в них многое. А самое главное - нежелание, как она считала, заводить семьи. Тема для государыни была архиважной. Личная жизнь как-то не клеилась. С мужиками "не везло". А их было много, мужиков этих самых... Может быть, было бы и больше, да Сечь на поклон к разгульной императрице не спешила.

Ибо была Катерина не только Великой императрицей, но и Великой грешницей. Живой иллюстрацией к известной пословице "Береги честь с молоду". В том смысле, что не берегла. Редкостная умница - общалась с самим Вольтером, который, кстати, считал, что казаки - это татары, ассимилированные с жителями Приднепровья. Писательница - ее труды изучались раньше в гимназии наряду с произведениями Пушкина и Гоголя. Великолепный историк - это она назвала Херсон - Херсоном, Евпаторию - Евпаторией. А Севастополь - Севастополем... И при всех этих достоинствах осталась в памяти народа просто "Катькой", ибо была, как говорили персонажи фильма "Ширли-мырли", "слаба на передок". И хотя английский писатель Битлер считал, что Бог не может изменить историю, но историки могут. Здесь - как раз тот случай, когда из песни слова не выкинешь.

Что было, то было... И даже в наш просвещенный век, когда малые дети за столом говорят такое, что раньше и в медицинских журналах не всегда можно было прочитать, рассказывать о ее похождениях не рекомендуется - могут не так понять.

Раскрывая тему сегодняшней "гласности", отмечу: недавно в одной из киевских газет прочитал о работе простого слесаря-ремонтника столичного метро. Он рассказал многое журналисту о своем непростом житье-бытье. Вспомнил массу курьезов, которые наблюдал. В том числе, как вызволял падшую (в прямом смысле этого слова) на эскалаторе женщину. Она была сильно подшофе. Но когда слесарь-ремонтник попытался вызволить ее юбку, застрявшую в так называемой гребенке, она вдруг открыла глаза и решительно заявила: "Здесь не дам!".

И эта малая подробность показывает, насколько эта роковая женщина механика Гаврилова в нравственном смысле стоит выше той же российской Катьки. Которая не была столь щепетильна. Выше... Но ей памятника на станции метро "Вокзальная" никто так и не открыл.

Я не стараюсь осудить ее поведение. Вместе с ней в одной коммунальной квартире не жил. Тут, как говорится, Бог ей судья! А по большому счету, я и не знаю, грех ли то был. Читая в российских газетах о поведении тамошних поп-див и всяких "звезд" и "звездочек", уже по-другому смотрю на любовные похождения стареющей Екатерины.

И ее знаменитый поход на юг мне кажется блистательным образцом постановки шоу в тогдашних российских условиях. Сегодня она с таким же успехом ставила бы выступления "поющего ректора" Поплавского и клипы Верки Сердючки. Там было все: шикарные декорации новых городов и сел - знаменитые "потемкинские деревни", клоуны, шуты гороховые и ряженые... Они в "Кривом зеркале" вековых русских представлений об окружающем мире изображали "диких" аборигенов, наконец-то озаренных светом грядущей цивилизации в виде могущественной Российской империи и ее блистательной, хотя и не молодой, государыни. В Севастополе ее встретил отряд конных "амазонок", которых тогда в здешних краях расплодилось видимо-невидимо. Как сегодня барышень возле окружной дороги...

Она вспомнила молодость и расчувствовалась. В Севастополе Екатерина вышла на берег бухты и впервые увидела молодой Черноморский флот. На кораблях в тот миг взвились паруса и грянули орудия: Россия утверждала себя на новых землях!

Но, черт побери, я для себя так и не решил: а нужен ли по этому случаю какой-то особый памятник. Хотя мне импонирует взгляд на эти вещи знаменитого американского писателя Марка Твена. Не всякий знает, что после Крымской войны он побывал в Севастополе. Посетил и Малахов курган... А потом рассказывал, как его товарищ в каюте разламывал какую-то кость. По-видимому, коровью, ехидно отметил Марк Твен. И на одном куске написал "Кость русского генерала". А на другом - "Кость французского генерала".

Звучит цинично, но что-то в том есть. То есть я советую не обращать внимания. Ведь те, кто дал деньги на этот монумент, такой же скандальный, как и его героиня, только и ждут ответной реакции. Вдруг нервы не выдержат?!

А то, что горсовет соорудил памятник безо всякой разрешительной документации и вопреки запрету Хозяйственного суда, так и вовсе не удивляет...

Когда-то Центральный городской холм Севастополя, у подножья которого теперь стоит памятник Екатерине, в народе называли "Хребтом беззакония". Строились там кто хотел и как хотел - безо всяких документов и разрешений. Похожая ситуация? Спасибо адмиралу Федору Ушакову... Человек военный, в суды обращаться не стал, как и не стал спорить с владельцами самостроев. Приказал своим матросам снести все к такой-то матери, подчистую. Что те с удовольствием и исполнили...

____________________

Казанова и Екатерина II ("Исторический вестник", Россия)

Августейшая потаскуха как символ имперского величия ("Украинская правда", Украина)

Третья оборона Севастополя ("Киевский ТелеграфЪ", Украина)