Радован Караджич (Radovan Karadzic) был арестован через семь лет - почти день в день - после того, как Слободан Милошевич (Slobodan Milosevic) впервые предстал перед Международным трибуналом по бывшей Югославии (МТБЮ) в Гааге 3 июля 2001 г. Передача Милошевича трибуналу, как и в случае с Караджичем, стала непосредственным результатом смены режима в Белграде: Караджич был задержан вскоре после того, как 8 июля было сформировано проеэсовское и прозападное правительство Сербии, а арест Милошевича в августе 2001 г. стал следствием победы Демократической партии (чей лидер сегодня занимает пост президента Сербии) на парламентских выборах в декабре 2000 г.

Нынешний арест показывает - когда речь идет об уголовном преследовании, очень многое зависит от политической власти: как и в случае с Милошевичем, причиной задержания Караджича стал тот факт, что его друзья лишились власти в Белграде. Но эта истина относится и к самому МТБЮ. В конце июня Трибунал освободил Насера Орича (Nasir Oric), командира боснийских мусульманских формирований в Сребренице, чьи боевики, пользуясь тем, что город находился под защитой миротворцев ООН, каждую ночь совершали налеты на соседние сербские деревни, совершая многочисленные зверства против мирных жителей. Перед освобождением Орича, в апреле этого года, МТБЮ оправдал бывшего премьера Косово и лидера АОК Рамуша Харадиная (Ramush Haradinaj), даже несмотря на то, что, как отмечалось в постановлении Трибунала, несколько свидетелей со стороны обвинения погибли при загадочных обстоятельствах, не успев прибыть в Гаагу и дать показания.

У многих граждан Сербии, таким образом, возникнет уверенность в наличии у МТБЮ явного антисербского уклона. Однако при этом большинство сербов, очевидно, настолько измотаны пятнадцатью годами враждебности со стороны Запада, что, надо полагать, пришли к выводу: если мы не можем их одолеть, надо к ним присоединиться. Именно поэтому в феврале они проголосовали за проеэсовски настроенного президента, а в мае - за проеэсовское правительство. Сербы, или по крайней мере их лидеры, решили, что Караджича следует принести в жертву ради блага страны, которое, по их мнению, состоит в присоединении к ЕС и НАТО. Включение Сербии в эти структуры - теперь неизбежное - станет завершающим этапом геополитического проекта Запада на Балканах.

Таким образом, хотя МТБЮ, вполне возможно, действительно настроен антисербски, это отнюдь не главное в политической программе Трибунала - его цель состоит в том, чтобы оправдать новую западную доктрину военно-политического интервенционизма. В соответствии с этой доктриной, если государство нарушает права человека, против него можно применить военную силу. Сербы просто стали народом, на котором эту политику опробовали в действии.

На первый взгляд эта доктрина выглядит весьма привлекательно, - в ходе Балканских войн несомненно совершались зверства - но ее лицемерие связано с тем, что ни НАТО, ни западные державы никогда не пытались по-настоящему заручиться международной поддержкой подобной политики, например, путем заключения соответствующего международного договора или реформирования Устава ООН, в его нынешнем виде запрещающего такие интервенции. Об этой политике было просто объявлено в одностороннем порядке.

Ни один уголовный процесс над политическим лидером не закончился оправданием обвиняемого, хотя подобная практика имеет долгую историю - начало ей положил суд над английским королем Карлом I в 1649 г. Это связано с тем, что уголовное преследование бывшего главы государства призвано продемонстрировать, что в стране утвердилась новая власть, а старый режим вообще не обладал легитимностью. С Караджичем все будет обстоять точно так же. Добиваясь обвинительных приговоров, МТБЮ допускает многочисленные нарушения важнейших процессуальных принципов; в частности, он выработал концепцию ответственности, построенную на 'презумпции виновности', в результате чего подсудимым, по сути, приходится доказывать собственную невиновность.

Даже если каких-либо приказов Караджича, предписывающих его подчиненным совершать военные преступления, не будет обнаружено, его все равно осудят на том основании, что он мог и должен был о них знать. МТБЮ поступит именно так, поскольку 'политический заказ', лежащий в основе процесса над Караджичем, заключается в том, чтобы продемонстрировать: президент сербской республики в Боснии с самого начала был преступником, возглавляемое им государство было нелегитимно, и интервенция НАТО против боснийских сербов в 1995 г. представляла собой не акт агрессии (каковым она является в соответствии с международным правом), а вполне оправданный шаг.

Концепция, опробованная в бывшей Югославии в 1995 и 1999 гг. (когда НАТО напала на Югославию из-за Косово) была с куда более драматическими последствиями реализована еще раз, когда Соединенные Штаты и Британия объявили: только они имеют право обеспечивать выполнение резолюций Совета Безопасности ООН по Ираку. Эта война - для подтверждения ее легитимности также был организован политический процесс - уже обернулась почти миллионом жертв, и ввергла весь регион в нескончаемый хаос. Пора всему миру серьезно поразмыслить над опасностью, которой чревато распространение уголовного права на сферу международных отношений.

Джон Лафлэнд - британский политолог, заместитель директора по научным исследованиям парижского Института демократии и сотрудничества. Его книга 'Фарс' ('Travesty') о процессе над Милошевичем опубликована лондонским издательством Pluto Press в 2007 г.

________________________________________

Лидер, ставший призраком ("The International Herald Tribune", США)

Караджич: психиатр, ставший маньяком ("The Independent", Великобритания)