Каждый ребенок знает сказку о зайце и еже: как бы быстро не бегал заяц, а еж уже поджидает его на финише и выигрывает забег. Сейчас у Европы не много целей, по которым царит такое единодушие, как в признании необходимости 'диверсифицировать' источники получения энергии, чтобы сократить свою зависимость от России. Следовательно, европейцы ищут новые источники, прежде всего, на Кавказе и в Северной Африке. Но что они слышат? 'А я уже здесь', - только что 'Газпром' заключил соглашение с Азербайджаном и Ливией о покупке их газа по европейским рыночным ценам. В Алжире российский гигант ведет бизнес уже с 2006 года.

А что делает Европа? В самом настоящем смысле слова: 'уставилась в трубу'. Эта труба носит название Nordstream который в Германии больше известен как трубопровод по дну Балтийского моря. И этот проект увеличит, а не уменьшит нашу зависимость от природного газа и от России. Вместо того чтобы сделать ставку на сжиженный газ, чтобы мы могли получать топливо также из Нигерии, Венесуэлы или Персидского залива, мы еще теснее привязываем себя к Москве.

Nordstream является результатом чисто национальной энергетической политики в том виде, в котором ее проводят многочисленные страны Евросоюза. Другой пример - 'Южный поток', с помощью которого Россия собирается играть доминирующую роль на южных маршрутах и хочет подорвать авторитет европейского трубопровода Nabucco. Впрочем, на переговорах по 'Южному потоку' европейцы вели себя не как европейцы, а как венгры, болгары или итальянцы. Каждый по отдельности едет в Москву, ощущает свою важность и считает, что он чего-то добился. Национальные СМИ ликуют, и никто не замечает, что Россия успешно следует старой стратегии "divide et impera", разделяй и властвуй. В то время как в Москве высокопоставленные лица из Будапешта и Софии, Рима и Берлина слушают льстивые речи, 'Газпром' в Баку и Триполи 'обходит' европейскую диверсификацию, с помощью 'Южного потока' делает ненужным Nabucco и вносит раскол между Германией и Польшей.

Это очевидно, что сделать что-либо в подобной ситуации может только единая европейская энергетическая политика, но против этого решительно сопротивляются национальные правительства, в том числе и немецкое. При этом на примере переговоров в Женеве в рамках ВТО заметно, какое влияние имеет ЕС, когда он говорит одним голосом. Комиссар ЕС по торговле представляет 500 миллионов человек, Европа - мировая торговая держава. Если в будущем от всех нас будет вести переговоры комиссар ЕС по энергетике, Европа навсегда распрощается с ролью зайца. Нам необходима европейская энергетическая политика. Не потому что у Европы все получается лучше, а потому что действовать в одиночку рискованно, и обходится это слишком дорого.

Граф Александр Ламбсдорфф (Alexander Graf Lambsdorff) - немецкий политик, член Свободной демократической партии (СвДП), член Европейского парламента

_________________________________________________

Европа должна объединиться, чтобы дать сдачи России ("Newsweek", США)

Расширенная Европа Медведева ("The Washington Times", США)

Сближение с Россией выгодно всей Европе ("The Financial Times", Великобритания)