Арест Радована Караджича (Radovan Karadzic), лидера боснийских сербов во времена войны на Балканах - это триумф законности, правосудия и реального мирного процесса в истерзанных конфликтом государствах бывшей Югославии.

К сожалению, до того момента, как человек, обвиняемый в совершении самых страшных зверств на территории Европы за весь послевоенный период, был задержан для передачи международному трибуналу по военным преступлениям, прошло слишком много времени. Но теперь, когда, через 13 лет после предъявления обвинений в военных преступлениях, геноциде и преступлениях против человечности, он все же оказался под арестом, вся Европа может вздохнуть с облегчением.

Пока он был в бегах, семьи многочисленных жертв спровоцированной им гражданской войны и геноцида в Боснии не могли спать спокойно. Теперь, когда Караджич сидит за решеткой, им, возможно, будет легче оставить позади прошлое и думать о будущем.

Его задержание - это долгожданное воплощение принципа неотвратимости правосудия для людей, обвиняемых в военных преступлениях. Сербы обвиняют Трибунал в том, что он охотится только за их соотечественниками, а к преследованию обвиняемых хорватов, боснийских мусульман и косовских албанцев относится спустя рукава. Но все же в Гааге вершится правосудие: из 161 подозреваемого, которым были предъявлены обвинения, 56 осуждены. Теперь главная задача - арестовать генерала Ратко Младича (Ratko Mladic), командовавшего военными формированиями боснийских сербов; его, наряду с Караджичем, обвиняют в жестокой осаде Сараева и массовых убийствах в Сребренице. Оба отвергают все эти обвинения.

Задержание Караджича - большой успех ориентированного на ЕС президента Сербии Бориса Тадича (Boris Tadic) и либерального кабинета, сменившего возглавляемую националистами правительственную коалицию после недавних парламентских выборов. Недостаточно активное сотрудничество Белграда в расследовании военных преступлений блокировало интеграцию Сербии с Европейским Союзом. Теперь Брюссель должен ввести в действие заключенное с Сербией 'соглашение об ассоциации' и рассмотреть вопрос о присвоении ей статуса кандидата на вступление в Союз. Все это поможет Сербии примириться с потерей Косово. Однако если говорить о долгосрочной перспективе, только после ареста генерала Младича страна сможет приблизиться к членству в ЕС.

С тех пор, как Караджич распоряжался в Боснии, прошло много лет. Но его наследие сохраняется до сих пор - оно проявляется в недееспособности боснийского государства и враждебных отношениях между живущими там сербами и их соотечественниками-мусульманами и хорватами. Его арест, возможно, улучшит политическую атмосферу в республике: даже некоторые лидеры боснийских сербов приветствовали задержание Караджича. Брюссель должен ухватиться за эти настроения, подкрепив немедленными действиями недавно подписанное с Боснией соглашение об ассоциации.

В целом же лидеры Евросоюза должны использовать арест Караджича для ускорения интеграции с бывшей Югославией. Великодушие по отношению к соседям, попавшим в беду - не благотворительность. Этого требует здравый смысл.

___________________________________________

Караджич и уроки войны ("The International Herald Tribune", США)

Ричард Холбрук: Лицо зла ("The Washington Post", США)

Экстрадиция Караджича в Гаагу - это не правосудие, это бартерная сделка ("The Guardian", Великобритания)