В декабре 1998 г., вооружившись 'евангелием' социалистической революции, остававшимся невостребованным целых десять лет после падения Берлинской стены, Уго Чавес (Hugo Chavez) одержал триумфальную победу на президентских выборах в Венесуэле. В то время представлялось, что его философская доктрина, нареченная 'чавизмом' ("Chávismo"), представляет собой не более чем историческую и географическую аномалию - временное отклонение от нормы в регионе, казалось бы, окончательно отвергнувшем марксистские постулаты.

С тех пор прошло еще почти десять лет. За период пребывания у власти Чавес терпел отдельные неудачи, например, временное отстранение от должности в ходе переворота 2002 г., или провал инициированного им референдума в прошлом году; в случае успеха Чавес стал бы фактически пожизненным диктатором. Склонность президента к экстравагантной риторике и волюнтаризму - например, в декабре 2007 г. он своим указом создал новый часовой пояс, переведя стрелки по всей Венесуэле на полчаса назад, чтобы соотечественники не опаздывали на назначенные встречи - вызывает вопросы относительно его эмоциональной и психической устойчивости. Это также облегчает западным политикам задачу преуменьшения серьезности его часто декларируемых намерений способствовать насильственной смене государственного строя по всей Латинской Америке.

Однако изображать Чавеса безумцем - значит принимать желаемое за действительное и игнорировать его несомненное политическое дарование. Он безусловно представляет собой внушительную фигуру - и к тому же по воле географии может распоряжаться настолько мощными нефтяными ресурсами, что это не может не вызывать тревоги. Утверждается, что его режим контролирует доказанные запасы 'черного золота' объемом до 100 миллиардов баррелей; ни одна другая страна Западного полушария по этому показателю не может сравниться с Венесуэлой. Хотя оценки на этот счет различаются, при нынешнем уровне добычи доходы Венесуэлы от экспорта нефти, возможно, превышают 250 миллионов долларов в сутки.

В отличие от Фиделя Кастро, который, будучи 'клиентом' СССР, должен был обращаться к покровителю за финансированием, Чавес имеет достаточно средств, чтобы осуществлять свои самые далекоидущие амбиции. 'За геополитическим столом у нас, у Венесуэлы, есть сильная нефтяная карта', - заметил он в интервью аргентинской газете Clarín в 2005 г. 'С помощью этой карты, - добавил Чавес, - мы сможем делать сильные ходы против самой зловредной страны мира: Соединенных Штатов'.

В этих целях Чавес поддерживает FARC, наркотеррористическую группировку, неустанно пытающуюся свергнуть законно избранное демократическое правительство Колумбии, самой близкой союзницы Вашингтона в Латинской Америке. Не меньшую тревогу вызывает и тот факт, что президент Венесуэлы создает альянсы с режимами и террористическими группировками, которые, по идее, не должны представлять особого интереса для испаноязычной страны на северном побережье южноамериканского континента. В их числе - Ливия, наградившая Чавеса Международной премией в области прав человека, носящей имя ливийского диктатора Муаммаром Каддафи (Moammar Gadhafi), а также Сирия, "Хезболла", и покровитель этой организации Иран. Чавес - буквально единственный из мировых лидеров, кто страстно отстаивает право Тегерана на развитие ядерных технологий и даже намекает, что готов финансировать эти работы.

Как видно из вышеизложенного, в своей внешней политике Чавес руководствуется не только элементарным антиамериканизмом. Он и его сторонники находятся в плену другой вековечной идеи-фикс, пусть и с некоторым 'местным колоритом': навязчивой идеи о чрезмерном влиянии мирового еврейства, и в частности немногочисленного зажиточного еврейского населения Венесуэлы, подвергающегося сегодня все большей опасности.

* * *

Еврейская община Венесуэлы (ее численность составляет менее 1% от 26-миллионного населения страны) - одна из самых 'старых' в Южной Америке: она существует с начала 19 века. В ходе борьбы за независимость против Испании гонимый революционер Симон Боливар (Simón Bolívar) нашел убежище у венесуэльских евреев; позднее некоторые из них сражались в рядах его освободительной армии. Сегодня большинство евреев, живущих в стране - это потомки иммигрантов из Европы и Северной Африки, приехавших в Венесуэлу накануне или сразу после Второй мировой войны. Большинство из них проживает в столице Венесуэлы Каракасе, образуя тесно спаянную общину, примерно поровну состоящую из ашкенази и сефардов.

Венесуэльцы гордятся тем, что их страна в этническом и религиозном плане представляет собой настоящий 'плавильный котел'. В отличие от соседних стран - Аргентины, Парагвая и Чили - Венесуэла не давала приюта беглым нацистам. До прихода Чавеса к власти представители еврейской общины в этой стране не сообщали о враждебном отношении со стороны властей и населения; резкая антисемитская риторика была здесь редким явлением. Пятнадцать действующих в Венесуэле синагог (все они, кроме одной, принадлежат ортодоксальным евреям) также почти не подвергались актам антисемитского вандализма, распространенным в других латиноамериканских странах с небольшим еврейским населением. Деятельности центра Hebraica - его здание выполняет функции арены для светских мероприятий, начальной школы, клуба, спортивного сооружения и места встречи для каракасских евреев - никто не чинил серьезных препятствий.

Теперь это уже в прошлом. С тех пор, как Чавес в начале 1999 г. принес президентскую присягу, в Венесуэле наблюдается беспрецедентный рост антисемитизма. Государственные СМИ все чаще публикуют материалы антисемитского характера. Прочавесовские организации публично распространяют экземпляры пресловутых 'Протоколов сионских мудрецов' - фальшивки, изготовленной в царской России в начале 20 века, где описывается якобы существующий заговор международного еврейства с целью захвата власти над миром. Видные деятели еврейской общины подвергаются публичной критике за недостаточную преданность 'боливарианскому' делу, а 'семитские банки' обвиняются в подготовке заговора против правящего режима. Ссылаясь на подозрения относительно подобных 'заговоров', правительство Чавеса даже устраивает обыски в еврейских начальных школах и других общественных центрах. Антисионистский курс правительства приводит к росту бытового антисемитизма; акты вандализма против синагог приобрели невиданные в Венесуэле масштабы и грубость.

Факты весьма красноречивы.

#-# На стенах синагог и других зданий, принадлежащих еврейской общине, появляются надписи (зачастую сопровождающиеся эмблемой Компартии Венесуэлы и ее молодежной организации): "mata niños" ('детоубицйы'), "judios afuera" ('Евреи - вон!'), "judios perros" ('Евреи- собаки!'), и изображения свастики и Звезды Давида, соединенные знаком равенства.

#-# Сэмми Эппель (Sammy Eppel), обозреватель независимой каракасской газеты El Universal, собрал сотни фактов, связанных с проявлениями антисемитизма в государственных СМИ. Приведем один, особенно вопиющий пример - в сентябре 2006 г. El Diario de Caracas, до недавних пор одна из самых солидных венесуэльских газет, опубликовала передовую статью со следующим подстрекательским призывом: 'Следует обратить внимание на поведение израильско-сионистских ассоциаций, союзов и федераций, плетущих в Венесуэле заговоры, чтобы захватить контроль над нашими финансами, промышленностью, торговлей, строительной отраслью; их представители проникают в наш госаппарат и политическую жизнь. Возможно нам придется изгнать их из страны, . . . как уже поступили другие государства'.

#-# На телевидении Марио Сильва (Mario Silva), ведущий популярной прочавесовской передачи "La Hojilla" ('Лезвие бритвы'), неоднократно обвинял видных представителей еврейской общины Венесуэлы в подготовке антиправительственного заговора, и призывал других евреев осудить этих людей. 'Рабби Хакобо Бенсакен (Jacobo Benzaquén) и рабби Пинхас Бренер (Pynchas Brener) - активные участники заговора с использованием СМИ', - утверждал Сильва. 'Чтобы меня не сочли антисемитом, - добавил он, - повторю: бизнесмены-евреи, не причастные к заговору, должны назвать вещи своими именами'.

#-# За последние пять лет вооруженные сотрудники силовых структур дважды проводили обыски в клубе Hebraica. Первый раз это случилось утром 29 ноября 2004 г.: два десятка людей в масках ворвались в помещение начальной школы в тот момент, когда ученики собирались на занятия. Второй раз, сразу после полуночи 2 декабря 2007 г., сотрудники силовых ведомств вломились через главный вход, помешав сотням людей, праздновавшим свадьбу в близлежащей синагоге. В обоих случаях агенты, по официальной версии, искали оружие и другие атрибуты 'подрывной деятельности'.

#-# в последние годы в Венесуэле действует террористическая группировка, называющая себя 'Хезболлой в Латинской Америке'. Она уже взяла на себя ответственность за размещение двух небольших взрывных устройств возле американского посольства в Каракасе в октябре 2006 г. - одно из них, как считается, первоначально предназначалось для посольства Израиля. Хотя ни одна из бомб не взорвалась, на интернет-сайте группировки, человека, заложившего их, назвали 'братом-моджахеддином'; там был также размещен призыв к проведению других спонтанных терактов на территории Венесуэлы в знак солидарности с ливанской "Хезболлой".

Хотя никаких данных о прямой связи Чавеса с 'Хезболлой в Латинской Америке' не существует, на упомянутом сайте публикуются хвалебные отзывы о его деятельности, и это дружелюбие, возможно, взаимно. Чавес не только неоднократно высказывался в поддержку ближневосточной "Хезболлы", но и (как сообщают венесуэльские газеты) заплатил миллион долларов за изготовление плакатов, изображающих его самого вместе с генеральным секретарем организации Хасаном Насраллой (Hassan Nasrallah) для демонстрации на митинге "Хезболлы" в Бейруте.

* * *

Если во всем этом можно найти какую-то логику, то речь идет, очевидно, об одном из элементов общего мировоззрения Чавеса. А оно сводится к следующему: Соединенные Штаты включили Европу и Израиль в состав 'транснациональной корпорации' для эксплуатации и разграбления менее развитых, но богатых сырьевыми ресурсами стран мира. Евреи, прежде всего Государство Израиль, но не только - неотъемлемое звено этого 'проекта'. В июле 2006 г. в интервью арабскому телеканалу "Аль-Джазира" Чавес уделил немало внимания отношениям между США и Израилем: 'Величайшая угроза будущему человечества исходит от Соединенных Штатов, и один из инструментов американской агрессии в вашем регионе - это Государство Израиль. . . Госсекретарь говорит, что [США] изменят карту Ближнего Востока. Этот план заранее во всех деталях разработал Пентагон, но его выполнение поручено Израилю. . . Они хотят изменить политическую карту Ближнего Востока, чтобы гарантировать себе контроль над крупнейшими в мире запасами нефти и других энергоносителей'.

Впрочем, и самому Израилю - якобы угнетающему палестинских арабов - в мировоззрении Чавеса отведено особое, и отнюдь не почетное место. Эта тема сослужила ему особенно полезную службу в рамках усилий президента по мобилизации в свою поддержку избирателей из сельских районов страны. Так, в 2005 г., выступая по поводу очередной годовщины открытия Америки Колумбом, Чавес сравнил судьбу венесуэльских индейцев с печальной участью палестинцев. Напоминая слушателям о том, как их предков 'истребляли на собственной земле . . . правительства, экономические структуры и латифундисты', он прогремел: 'Вас изгнали из собственного дома, как героический народ Палестины'.

Все эти постулаты, похоже, напрямую заимствованы из марксистско-ленинской теории с сильной примесью антиколониализма в духе Франца Фанона и Фиделя Кастро. Однако Чавес - не просто очередной латиноамериканский 'левак' и последователь Кастро. Если в политическом плане кубинский диктатор, возможно, и оказал на него наибольшее влияние, то в плане идейном он больше всего в долгу у аргентинского публициста и мыслителя Норберто Сересоле (Norberto Ceresole): человека, принадлежавшего отнюдь не к левым кругам, а к правым популистам, отрицавшего Холокост, ярого врага Израиля и евреев.

Сересоле - он родился в 1943 г. - был одним из главных 'рупоров' радикально-популистского режима аргентинского президента Хуана Перона (Juan Perón). Позднее, обрядившись в тогу политолога-теоретика, он утверждал, что единственные лидеры, подходящие для Латинской Америки - это 'каудильо': националисты, милитаристы, харизматические диктаторы, способные положить начало 'постдемократической' эпохе, в ходе которой народы региона единодушно пойдут за генералами, руководящими всеми аспектами жизни общества. После этого конфедерация фашистских государств Латинской Америки под началом группы таких 'каудильо' сможет успешно бороться с мировой гегемонией США.

Сообщается, что в ходе первой избирательной кампании Чавеса Сересоле сопровождал его в поездках по стране. После победы на выборах 1998 г. Сересоле опубликовал апологетическую книгу 'Каудильо, армия, народ: Венесуэла президента Чавеса'. Ее вторая глава носит название 'Еврейский вопрос и Государство Израиль'. В этом разделе Сересоле высказался в поддержку течения 'нового ревизионизма', объявившего Холокост 'мифом', а Израиль - угрозой всему миру: 'Существование этого политического предприятия - Израиля, где власть основана на монотеистской монополии и осуществляется с помощью армии, полиции, тюрем, пыток, убийств и др. - поддерживается за счет различных идеологических манипуляций под эгидой гегемонии Соединенных Штатов, стремящихся обеспечить себе власть над миром любыми средствами, вплоть до массового террора, запугивания и ложных посулов'.

Именно по этой причине, утверждал Сересоле, одна из главных опасностей для режима Чавеса исходит от 'еврейской финансовой мафии' Венесуэлы. Более того, он обвинял всю венесуэльскую еврейскую общину в расовой ненависти по отношению к 'спасительному' националистическому движению президента.

* * *

Изобретательность доктрины Сересоле, 'отфильтрованной' восприимчивым умом Уго Чавеса, связана с тем, что марксистская интерпретация экономических проблем сочетается в ней с двумя традиционными антисемитскими концепциями. Первая - по-прежнему пользующаяся влиянием в Латинской Америке - связана с католическим учением об исторической ответственности евреев за смерть Христа. Вторая - ее наиболее концентрированным воплощением стали пресловутые 'Протоколы сионских мудрецов' - в своих правых и левых вариациях цвела пышным цветом на протяжении всей новой и новейшей истории Европы, и вновь всплыла в наши дни, воплотившись в инвективах экстремистского антисионизма. В своем выступлении на Рождество 2004 г. Чавес воспользовался обеими этими традициями. Его речь содержала зловещие намеки на некие 'меньшинства, потомков тех, кто распял Христа' и 'завладел богатствами всего мира'.

Но в этом пассаже есть и другой элемент: чтобы оценить его должным образом, приведем отрывок из выступления Чавеса полностью: 'Мир принадлежит всем, однако меньшинства, потомки тех, кто распял Христа, потомки тех, кто изгнал отсюда Боливара, по-своему распяв его в колумбийском городе Санта-Марта, завладели богатствами всего мира. Меньшинство завладело золотом планеты, серебром, минералами, водой, плодородными землями, нефтью, сосредоточив все богатства в руках немногих'.

Подобно большинству своих латиноамериканских соседей Венесуэла - страна острых экономических контрастов. Там существует небольшая прослойка чрезвычайно зажиточных семей - 'белых олигархов', а громадное большинство населения, в чьих жилах полностью или частично течет кровь коренных американцев, живет в крайней нищете, и почти не имеет возможности улучшить свое материальное положение. После прихода к власти Чавес проводит политику принудительного перераспределения богатств, национализируя промышленные предприятия и крупные фермерские хозяйства и направляя их доходы на социальные программы, якобы призванные облегчить положение бедняков.

Однако, как это чаще всего случается с попытками национализации и перераспределения 'сверху', его проект увенчался оглушительным провалом. Страна, получающая как минимум 1,75 миллиарда долларов в неделю от экспорта нефти, страдает от хронического дефицита продовольствия, в том числе таких продуктов первой необходимости, как кофе и сахар. Даже нефтяной сектор, которым теперь управляют не профессионалы, а приспешники Чавеса, дает куда меньше прибыли, чем мог бы. В результате неравенство в стране сохраняется, а с ним и необходимость искать 'козлов отпущения', чтобы отвлечь внимание от некомпетентности Чавеса и позволить ему и дальше править 'железной рукой'.

Чавес любит говорить, что он, как и его предшественник Боливар, воплощает в жизнь программу Христа - которого он называет первым в истории социалистом. Тем самым он обыгрывает еще один латиноамериканский стереотип - на сей раз не столь давнего происхождения. 'Освободительная теология', родившаяся в католических кругах Бразилии в 1960-е гг., дает богословское обоснование радикальных социальных перемен; сторонники этой 'квазиленинской' доктрины употребляют выражение 'погубители Христа' в отношении капиталистов, якобы препятствующих воплощению их революционной программы. В этом смысле рождественское обращение Чавеса в 2004 г., в котором искусно сочетаются мотивы 'освободительной теологии', ссылки на политическую историю страны, апелляции к глубокому недовольству людей своим экономическим положением (которое он сам же чрезвычайно усугубил), и подстрекательское обращение к самым древним в мире предрассудкам, можно назвать образцом демагогической риторики.

* * *

Все это полезно иметь в виду, оценивая реакцию венесуэльских евреев на оскорбления, - словом и действием - которым подвергается их община. Наглядной иллюстрацией в этом смысле стали отклики на рождественское обращение Чавеса.

Случилось так, что единственное резкое письмо протеста пришло от Центра Симона Визенталя в далекой Аргентине. 'В ваших словах, - гласило заявление, адресованное президенту Венесуэлы, - содержится два главных аргумента антисемитов: 'утка' насчет богоубийства и стереотип о 'богатстве' евреев. . . Наш центр осуждает ваши антисемитские высказывания. Подобное оскорбление общечеловеческих ценностей требует немедленного публичного извинения'.

Но этот протест, в свою очередь, вызвал заявление протеста - и автором стал не от кого-нибудь, а глава Конфедерации еврейских организаций Венесуэлы. 'Мы считаем, что президент [в своем выступлении] говорил не о евреях', - отмечал Фред Пресснер (Fred Pressner) в письме, адресованном Центру Визенталя. Воспользовавшись хитроумной двусмысленностью высказываний Чавеса, Пресснер утверждал: он имел в виду 'белую олигархию'. Хуже того, Центр Визенталя, по его словам, 'не посоветовавшись с нами' высказал суждения 'по вопросам, в которых вы не разбираетесь', и тем самым нанес 'ущерб политическому статусу, безопасности и благосостоянию нашей общины'.

Несомненно, еврейское сообщество Венесуэлы оказалось в очень трудной ситуации. Еще в 2004 г., после первого обыска в клубе Hebraica, в его рядах наметился раскол. Некоторые инстинктивно пытались преуменьшить значение этого налета, но главный раввин венесуэльских ашкенази Пинхас Бренер выразил несогласие, назвав произошедшие 'прямым актом агрессии' со стороны государства, знаменующим собой 'серьезный сдвиг' в отношениях властей с еврейской общиной. 'Случившееся затронуло каждую еврейскую семью в Каракасе', - отметил он.

Недвусмысленно высказался рабби Бренер и о втором налете на клуб Hebraica в декабре 2007 г. Особенно зловещий характер, по его словам, ему придает выбранное для обыска время: на следующий день венесуэльцы должны были голосовать на референдуме о поправках к конституции, которые, в случае принятия, позволили бы Чавесу оставаться у власти на неопределенный срок. В свете хорошо известного стремления правящей партии списывать свои политические затруднения на 'еврейские махинации', обыск, возможно, представлял собой попытку раздобыть 'доказательства', с помощью которых, в случае чего, можно было бы возложить вину за провал референдума на 'заговорщиков' из числа ведущих еврейских деятелей страны.

Вскоре после этого второго налета даже организация, возглавляемая Пресснером, отказалась от призывов к сдержанности. 'Мы осуждаем этот новый ничем не оправданный акт против венесуэльской еврейской общины, - заявила она в пресс-релизе, составленном в весьма резких формулировках, - и выражаем свое глубокое возмущение этими отвратительными действиями'. Рабби Бренер, в свою очередь, заявил: цель налета состояла в том, 'чтобы просто напугать до смерти еврейскую общину, убедить нас не участвовать в голосовании и вообще держаться тише воды ниже травы'. Однако, с вызовом добавил он, 'после Холокоста нас трудно чем-либо запугать'.

Запугать венесуэльского президента, конечно, тоже нелегко. Хотя власти признали, что поиски доказательств 'подрывной деятельности' в Hebraica ни к чему не привели, и хотя на референдуме избиратели незначительным большинством голосов проголосовали против предлагаемых поправок, Чавес обещал все же осуществить конституционную реформу - т.е. установить личную диктатуру - другими средствами.

* * *

На сегодняшний день треть венесуэльских евреев покинула страну, а из оставшихся кто-то чувствует себя неуютно, кто-то испытывает тревогу, а кто-то охвачен страхом. На вопрос, почему они не уезжают, некоторые богатые евреи приводят объяснения экономического порядка. 'Проблема в том, что жить так, как здесь, мы нигде не сможем, - рассказал корреспонденту Еврейского телеграфного агентства владелец текстильной фабрики в Каракасе. - Никто здесь по-настоящему не хочет перебираться в Израиль. Чтобы поддерживать нынешний образ жизни где-то еще, нужно в 10 раз больше денег'. Другие, менее зажиточные, тоже не рвутся уезжать, и предложением правительства Израиля принять их по облегченной процедуре пока воспользовались немногие.

Причины приводятся самые разные. Даже несмотря на все нынешние неприятности, указывают некоторые, у венесуэльских евреев сохраняются рабочие взаимоотношения с администрацией Чавеса. Евреи-журналисты по-прежнему могут откровенно высказывать свою точку зрения. Принадлежащие евреям компании также не становятся объектами экспроприации в рамках чавесовской кампании перераспределения богатств. Евреи, как и раньше, пользуются полной свободой передвижения, а насильственные проявления антисемитизма многих из них лично не затрагивают. Поэтому они остаются в стране, стоически перенося бремя экономического и политического шантажа и надеясь на перемены к лучшему.

Правильно ли они поступают? История учит нас: когда антисемитизм становится инструментом государственной политики, возможность того, что дело закончится насилием, нельзя сбрасывать со счетов. Более того, на протяжении многих столетий антисемитизм то усиливался, то шел на спад параллельно колебаниям экономической конъюнктуры. В условиях неблагополучия в экономике и почти полной зависимости социальных программ Чавеса от нефтяных доходов снижение цен на 'черное золото' способно спровоцировать в народе враждебность по отношению к 'семитским банкам', которые представители чавесовской партии постоянно обвиняют во всех бедах. Важное событие за рубежом - например, военная акция США или Израиля против Ирана - также может послужить властям предлогом для экспроприации собственности венесуэльских евреев. Тем временем, по мере того, как численность общины сокращается, и многие ее богатые представители покидают страну, становится все труднее оказывать помощь евреям-беднякам, составляющим до 25% еврейского населения страны.

Разрываясь между вполне реальным страхом и возможно иллюзорной надеждой, одно из самых трудолюбивых и мирных этнических меньшинств Южной Америки с тревогой ожидает дальнейшего развития событий.

Трэвис Пантин - молодой публицист, живущий в Нью-Йорке. Данная статья публикуется в выпуске Commentary за июль-август этого года

* * *

* Франц Фанон (Franz Fanon) (1925-1961)- уроженец Мартиники, известный психиатр и теоретик-обществовед, революционер. Считался одним из главных идеологов Фронта национального освобождения Алжира. (Вернуться к тексту статьи)

_____________________

Повесть о двух правителях ("The New York Times", США)

Демонтаж демократии ("The Washington Times", США)

Венесуэла: 'Cоциализм 21 века' ("La Nacion", Аргентина)

Чавес, Путин и Тегеран ("The Washington Times", США)

Габриель Гарсиа Маркес: Загадка двух Чавесов ("Revista Cambio", Мексика)