July 25, 2008; Page A13

Вчера в Берлине Бараку Обаме (Barack Obama) был оказан самый теплый прием. Этот город - самая подходящая 'декорация' для его европейского турне - не только из-за насыщенности исторической символикой и массы возможностей выстроить красивую телевизионную картинку, но и по другой причине, которую мало кто осознает. Если кандидат от Демократической партии станет президентом, и будет проводить политику сближения с Европой, именно от Германии будет зависеть успех его усилий.

Сегодня часто приходится слышать о необходимости улучшить имидж Америки в Старом Свете. Впрочем, на деле эти разговоры, пожалуй, уже года два как утратили актуальность. Возможно, президент Буш не пользуется популярностью ни на родине, ни в Европе, но Америка для Континента снова стала союзницей номер один. Будь то отношения с Ираном, Россией, Китаем, или Ближним Востоком - по всем этим вопросом крупнейшие игроки Евросоюза с готовностью и вполне прагматично ориентируются на американское лидерство; пожалуй, самым большим сюрпризом нового столетия следует признать тот факт, что в авангарде этого процесса встала Франция.

Исключение составляет Берлин. Его внешняя политика, мягко говоря, отличается непоследовательностью и сумбурностью - и явным налетом антиамериканизма, который сегодня уже нехарактерен для правящих элит других европейских государств.

Отчасти проблема связана с существованием так называемой 'большой' правительственной коалиции. После выборов 2005 г., не выявивших безоговорочного победителя, канцлер Ангела Меркель вынуждена делить власть с левой оппозицией. Ее министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier) возглавлял аппарат предшественника Меркель Герхарда Шредера (Gerhard Schroeder); на выборах в будущем году именно он, вероятно, поведет социал-демократов в бой против нынешнего канцлера и ее Христианско-демократической партии.

Подобно своему бывшему боссу (Шредер сегодня состоит на содержании у Кремля, работая в энергетическом гиганте 'Газпром'), Штайнмайер поддерживает дружеские контакты с Москвой и весьма прохладно относится к Вашингтону. Интуиция подталкивает канцлера Меркель в противоположном направлении, но в последнее время она по сути отдает внешнеполитическую сферу на откуп Штайнмайеру, возможно, стремясь избежать потенциально вредного для себя конфликта внутри коалиции накануне выборов.

В апреле Германия блокировала усилия США в рамках НАТО по сближению с Украиной и Грузией. Штайнмайер тогда заявлял, что терпение Москвы 'небеспредельно'. Россия 'отблагодарила' его, немедленно спровоцировав неприятности для Тбилиси в 'отколовшемся' регионе Абхазии, поставив Кавказ на грань новой войны. Ближайшие помощники Меркель были ошеломлены такими действиями - на прошлой неделе в Берлине один из них заметил в разговоре со мной: России 'нельзя уступать ни дюйма'. Поздновато спохватились, надо сказать.

По Афганистану у Меркель никогда не было расхождений со своим министром иностранных дел. Берлин не разрешает многочисленному германскому воинскому контингенту покидать безопасные базы на севере страны и участвовать вместе с американцами и другими союзниками в боевых действиях против талибов на юге. 'Единственный лозунг, который разделяют [входящие в коалицию] партии, это 'Не посылать солдат на юг Афганистана!'', - отмечает Омид Нурипур (Omid Nouripour), депутат бундестага от Партии зеленых, не входящей в правительство.

Таким образом 'обамомания' немцев, которую уместнее охарактеризовать другой формулировкой - 'кто угодно, только не Буш' - скорее всего, имеет свои пределы. Обама - как кстати и Джон Маккейн (John McCain) - хочет заручиться поддержкой Европы в активизации военных операций в Афганистане. Кроме того, кандидат от демократов выступает за дальнейшее расширение НАТО; в этом у него опять же нет расхождений с соперником-республиканцем. Франция и Италия, во главе которых стоят политики, стремящиеся к укреплению трансатлантических связей, ослабляют ограничения, сковывавшие действия их контингентов в Афганистане и не возражают против присоединения новых стран к НАТО. Однако Меркель на этой неделе, накануне визита Обамы, в очередной раз подчеркнула: любые изменения дислокации германских войск в Афганистане исключены. 'Я четко обрисую эти пределы [Обаме], точно так же, как я их обрисовала действующему президенту', - заявила она. Такое вот 'добро пожаловать в Берлин'!

Меркель, выросшая в контролируемой Советским Союзом Восточной Германии - политический 'аутсайдер'; она производит впечатление лидера, способного разрушить традиционные стереотипы германской политики. Достаточно вспомнить, как в прошлом году она спокойно, но решительно заявила Владимиру Путину, что он должен оставить в покое своих гонимых политических оппонентов; российский лидер, похоже, был просто ошеломлен.

Кроме того, она может опереться на некоторые позитивные тенденции, наметившиеся в последние годы. В прошедшем десятилетии Германия не раз направляла войска в зоны конфликтов, - от Косово до Конго - сломав таким образом существовавшее с 1945 г. табу на отправку немецких солдат за рубеж. В Афганистане ее контингент уступает по численности только американскому и британскому.

Однако пацифистские настроения, вбитые за послевоенный период в несколько поколений немцев, связывают страну по рукам и ногам как в политическом, так и в психологическом плане. В глазах ее правящего класса '[послевоенное] покаяние - главный политический капитал Германии, ее уникальный источник 'мягкого влияния', - отмечает Констанц Штельценмюллер (Constanze Stelzenmüller) из Фонда Маршалла "Германия - США" (German Marshall Fund of the United States). - К счастью для Европы, британцы, французы, или шведы с поляками готовы без колебаний использовать весь набор инструментов влияния - от дипломатии и убеждения до военной силы'.

Вчера в своем выступлении, посвященном отношениям между США и Европой, Обама не раз вспоминал о падении Берлинской стены. Однако 'германский вопрос' времен 'холодной войны' никуда не исчез - он просто приобрел новую формулировку. Россия отлично знает: Германия - ключевая страна Европы. Путин стремится привлечь на свою сторону немецких политиков (отсюда и газпромовский контракт Шредера), и использовать Германию для раскола Запада. И любому американскому президенту, стремящемуся развить наметившийся в последние годы успех в строительстве обновленного партнерства с Европой, придется иметь дело с колебаниями Берлина.

Мэтью Камински - член редколлегии Wall Street Journal

____________________________________________

Михаил Сергеевич Обама ("The Wall Street Journal", США)

Мировые проблемы для Белого Дома ("The Times", Великобритания)

Барак Простодушный ("Los Angeles Times", США)

Наконец, ответы cоветника Обамы! ("The New York Times", США)

Обама и Клинтон: два никчемных циника ("The Times", Великобритания)