Что же будет, если Америка и вправду выведет своих солдат из-за границы? Военный бюджет США - 420 миллиардов долларов - это в 36 раз больше, чем российский. Он в 30 раз больше совокупного бюджета всех потенциальных врагов США - Кубы, Ирана, Ливии, Северной Кореи, Судана и Сирии. И даже если слить их бюджеты с китайским и российским, эти восемь стран вместе взятые все равно тратят лишь около трети военного бюджета США.

Но будет ли это правильно? И что скажут другие страны? Что будет с ними? Каким будет МИР БЕЗ НАС?

Документальный фильм Митча Андерсона и Джейсона Д. Томарича. ЧАСТЬ 1: КТО, ЕСЛИ НЕ АМЕРИКА? Смотрите ИноTV

* * *

Моя одержимость Америкой началась, когда мне было, наверное, лет девять. Все мое детство прошло в рассказах о мистере Трумэне и мистере Эйзенхайуре, которые придут и освободят Восточную Европу от русских. Но этого так и не произошло.

Даже не знаю, в какой момент своей жизни я понял, что все, чего я хочу - это быть свободным человеком. И я действительно хотел в Америку. В первый раз я бежал через границу в Югославию, когда мне было 20 лет. . . . Выйдя из тюрьмы, я бежал снова и снова. Год спустя я получил в американском посольстве в Вене политическое убежище - и наконец исполнилась мечта моего детства. Но сегодня я спрашиваю себя: а правы ли были мои родные, ждавшие американцев-освободителей? Сегодня уже кажется, что множество людей ждет - не дождется, когда американцы уйдут. Сделали мы мир лучше - или хуже? И более того - что случилось бы в мире, если бы Америка просто ушла восвояси и стала бы нормальной страной? Республикой, а не империей?

* * *

Найал Фергюсон, историк: 'Когда слышишь, как кто-то - особенно европейцы - проклинает Соединенные Штаты, будто это империя зла, это вызывает лишь улыбку, потому что совсем недавно империя зла действительно угрожала Западной Европе'.

Читайте также:

Найал Фергюсон: Неопределенное будущее мира ("Washington ProFile", США)

Возрождение в России 'империи зла': именно на такой исход указывает аналогия с Веймарской республикой ("Los Angeles Times", США)

Китай и Америка - химера? Не торопитесь с выводами ("The Wall Street Journal", США)

* * *

В начале 90-х годов страна Югославия распадалась на части. Одной из шести провинций, когда-то составлявших Югославию, была Босния. В отличие от Хорватии и Словении, Босния была этнически смешанной: в ней жили и православные сербы, и мусульмане, и хорваты. Большинство боснийских мусульман хотело независимости - но сербы хотели остаться в Югославии. Гражданская война длилась четыре года. . . чем же в это время занимались мои любимые европейцы? В течение первого года войны не делалось практически ничего.

А что касается нас, американцев, то мы в этот момент 'наконец-то' тоже ничего не сделали. Мы ведь сорок лет защищали Европу от Советов - может быть, теперь, в Боснии, пусть Европа сама встанет во главе? Это ведь не бороться с Гитлером или Сталиным - это всего-навсего гражданская война в маленькой стране!

* * *

К 1995 году злодеяния становились все более и более жестокими. Летом того года сербы мобилизовали сотни солдат, чтобы окружить небольшой город Сребреницу и убить его мирных жителей. За несколько часов до прихода сербов мужчины попытались убежать и спрятаться в лесу, а женщины и дети остались в городе.

Лагерь был в здании аккумуляторного завода. Также там была штаб-квартира голландских солдат, посланных туда в качестве миротворцев. Боснийские беженцы думали, что идут в безопасное место - но они не знали, что сербы уже приказывают голландским солдатам отойти в сторону. Некоторые сербские солдаты даже надели голландскую форму, заманивая боснийцев и усыпляя их бдительность.

Из убежища аккумуляторный завод превратился в камеру смертников. Прямо на глазах у голландских миротворцев сербы убили 8 тысяч боснийцев.

. . . и Соединенные Штаты вмешались. После бомбежек, сменившихся мирными переговорами, мир в Боснии был восстановлен - под присмотром тысяч американских солдат.

* * *

Н. Фергюсон: Один из уроков, преподанных нам историей двадцатого века, заключается в том, что многоэтнические общества имеют свойство взрываться. Собственно, у Европы тоже есть свойство обращаться с этническими меньшинствами как с меньшинствами, и сегодня уже нельзя сказать, что это - проблема одних только Балкан, во многом это уже - общеевропейская проблема, и она становится все более серьезной по мере того, как в Европу иммигрирует все больше мусульман. Приехав, они фактически оказываются в гетто. Так что мне кажется, что Босния - это вовсе не пережиток европейского прошлого, напротив, она вполне может оказаться предвестником будущего всей Европы - предвестником этнического и даже религиозного конфликта, и это, честно говоря, ужасная перспектива.

Когда НАТО развязала войну против остатков Югославии, я был против. Я считал, что это радикальное нарушение послевоенного миропорядка, установленного Уставом ООН, потому что это было вмешательство во внутренние дела суверенного государства, ведь Косово - это его провинция. И все же я и другие, кто критиковал президента Клинтона и премьер-министра Блэра, оказались неправы: было сделано правое дело. Империализм прав человека - это во многом самый лучший вид империализма.

Если в Боснии снова начнется война - и если взорвется Косово, - то, думаю, для того, чтобы это прекратилось, ЕС не сможет сделать практически ничего. Ведь за последние десять лет ничего, в общем, не изменилось: в военном отношении Европа - все тот же пигмей. Я вижу огромное сопротивление идее о формировании коллективных европейских оборонительных структур. Наиболее ярко это выражено в Великобритании, но даже немцы с французами, хотя и пошли по этому пути дальше других, пока что сделали какие-то чисто символические силы, не способные ни на какие серьезные военные действия. Проблема в том, что Европейский Союз - это не 'Соединенные Штаты Европы'. Это экономический союз, который даже в таком, весьма ограниченном, виде ущемляет суверенитет весьма сильных национальных государств с долгой историей.

* * *

Том Кини, профессор стратегии: Понятие 'гуманитарной интервенции' появилось в конце 20-го века, после окончания 'холодной войны'. До окончания 'холодной войны' любые действия США где-либо в мире были чреваты эскалацией и войной - или каким-либо конфликтом - с Советским Союзом. И вот Советского Союза не стало, Соединенные Штаты остаются однополярной военной державой. Теперь у них есть не только возможность военного вмешательства: кое-кто начал говорить, что они обязаны вмешиваться.

* * *

Джеймс Лилли, бывший посол США, бывший офицер ЦРУ: Когда та или иная страна становится угрожающей, тоталитарной, жестокой, мы видим, что с ней надо что-то делать. Из-за нашей пассивности перед лицом Пол Пота в Камбодже погибло миллиона два ни в чем не повинных людей. Из-за нашей пассивности в Руанде погибло около 800 тысяч человек. Если бы мы как-то вмешались, эти цифры, возможно, были бы меньше. Но мы не вмешались. Не вмешались.

__________________________________________________