From The Economist print edition

'Да будут народы говорить мирно к народам'. Эти слова в качестве девиза выбрали государственные вещательные компании Британии восемьдесят лет назад. Они как бы хотели сказать, что надеются, что современные коммуникационные технологии помогут установить новые дружеские связи между людьми, которых разделяют культурные барьеры, государственные границы и физические расстояния.

Для тех, кто до сих пор верит в эти идеалы, последние тенденции интернет-общения должны представляться тревожными. Конечно, нет ничего удивительного в том, что правительства на своих сайтах обычно только хвастаются достижениями, демонстрируют разные символы и доказывают (обычно довольно неумело) свои позиции в территориальных и исторических спорах.

Куда большую тревогу вселяет тот факт, что молодые пользователи интернета, то есть те, кого интернет, по идее, освободил от оков государственной идеологии, пользуются чудесами электронных технологий для разжигания ненависти между представителями разных стран, рас и религиозных конфессий. Иногда эти кибертеррористы действуют по заданию своих правительств, но чаще - сами по себе, только и мечтая о том, чтобы превзойти своих господ-политиков в искусстве разжигать ненависть к какому-нибудь очередному злобному врагу. Взгляните на то, как Россия отреагировала на латышский документальный фильм 'Советская история', в которой коммунизм сранивается с фашизмом. Если бы фильм вышел лет пять назад, Кремль ответил бы гневным пресс-релизом, а потом какие-нибудь хулиганы с его одобрения устроили очередное нападение на латышское посольство. Еще какие-нибудь политики славянофильской ориентации разразились бы потоком безумных угроз. Вот, пожалуй, и все.

Теперь радикальные российские националисты научились действовать более хитро. С помощью блогов они собирают деньги на съемки альтернативного документального фильма, в котором поведение советских коммунистов показывалось бы в положительном свете. Малоимущие доброхоты тоже могут поучаствовать, например, помогая с переводами на балтийские языки или с балтийских языков.

Между тем, для бравых парней с американского Юга в интернете тоже найдется масса поводов подогреть предрассудки и ненависть. Широкое распространение получили игры про 'террористов-самоубийц', где против игрока выступает обычный бородатый мусульманин. Протесты против таких игр раздаются и из Израиля (израильтянам кажется, что нельзя так упрощенно относиться к терроризму), и со стороны исламских группировок, заявляющих, что нельзя уравнивать их веру с насилием. Есть и еще одна очаровательная игра, Border Patrol ('Пограничный патруль'), в ней предлагается отстреливать перебегающих через границу нелегальных мигрантов из Мексики.

С первых дней существования интернета в нем появились националисты и тут же стали устраивать разборки, которые, впрочем, по нынешним временам зачастую могут показаться детской забавой. Спорили, был ли Фредди Меркьюри (Freddy Mercury) персом, парсом или азербайджанцем; спорили, как называть Японское море - Восточным морем или Корейским Восточным морем; спорили, вправе ли Израиль считать хумус блюдом израильской кухни. Иногда эти споры продолжались в 'Википедии' (так в тексте! - прим. пер.), энциклопедии со свободным наполнением, где, впрочем, благодаря продуманным правилам модерирования удается сдерживать пыл спорщиков на приемлемом уровне.

Но споры в виртуальном пространстве нередко переходят в хакерские войны. Никто уже не удивляется, когда китайские хакеры атакуют сайты американцев, выступающих в защиту Тибета. Никого не удивляют и войны сербских хакеров с албанскими, или турецких - с армянскими. Еще хуже, когда в войнах начинают злоупотреблять возможностями блогов, социальных сетей, электронных карт и сайтов видеохостинга, где легко опубликовать взрывоопасный контент и мгновенно набрать банду сторонников. По данным, опубликованным в мае еврейским правозащитным центром имени Симона Визенталя (Simon Wiesenthal), за последний год на 30 процентов увеличилось число сайтов, специально созданных для разжигания ненависти. Всего их насчитали около восьми тысяч.

Так называемая социальная сеть - особенно удобный инструмент для самоорганизованных националистических группировок, для которых характерна децентрализованность и отсутствие четкой структуры. Только на пространстве Facebook присутствуют такие группы, как 'Бельгии не существует', 'Абхазия - это не Грузия', 'Ненавижу Пакистан'. Есть, конечно, и приятные моменты, например, существуют сообщества греко-турецкой и даже израильско-палестинской дружбы. Но на противоположном краю шкалы расположились иные ниши, куда менее известные, чем Facebook; в них находят убежище такие экстремисты, деятельность которых запрещена многими правительствами, но крайне трудноуправляема на глобальном уровне. На ресурсе Podblanc, составляющем своеобразную альтернативу YouTube'у, любой расист найдет для себя массу интересного материала и сможет позабавиться на славу.

Маленькие, но очень ядовитые

Небольшие размеры подобных сообществ никоим образом не умаляют их значения. Ведь разрушительная сила националистического постинга может многократно усиливаться при повторении в блогах, на электронных картах, через SMS-сообщения. Зараза распространяется с ресурса на ресурс, обрастает новыми слоями лжи. Например, когда в начале этого года Кению охватил кризис, зачастую сигналом к новым атакам служили именно постинги в блогах и SMS-сообщения. Участников недавних антиамериканских демонстраций в Южной Корее собирали с помощью онлайн-воззваний и сообщений на форумах и в блогах. В некоторых таких сообщениях делалось, например, такое безумное утверждение, что корейцы якобы генетически предрасположены к заболеванию коровьим бешенством.

В России один блоггер-националист опубликовал имена и контакты нескольких кавказцев, обучающихся в лучших вузах России, вместе с видеосъемкой избиения русских темнокожими подростками. Прочие блоги националистической направленности скопировали этот сюжет к себе, превратив жизнь тех студентов в кошмар.

С тех пор, как резко понизилась стоимость создания, хранения и распространения веб-контента, стало проще заниматься и разжиганием ненависти в интернете. Раньше для изготовления качественного пропагандистского материала требовалась работа профессиональных аниматоров; теперь же создавать и распространять провокационные изображения может практически каждый. В одном венгерском сообществе провели конкурс на лучший антицыганский плакат. Российское движение против иммиграции опубликовало данные о месте проживания представителей меньшинств. Словацкие националисты нарисовали карту Европы, на которой нет Венгрии. Так виртуальные технологии способствуют распространению страха и ненависти.

Ситуация усугубляется еще и простотой технологий накрутки (накопление ссылок на существующие источники, статьи и видеоматериалы). Рассмотрим для примера сайт anti-cnn.com, созданный китайским предпринимателем менее тридцати лет от роду. На сайте собраны материалы, якобы подтверждающие антикитайскую направленность западных средств массовой информации. Стоило хозяину сайта попросить помощи, как тут же отозвались и прислали материалы более тысячи пользователей. Вскоре сайт стал локомотивом китайского национализма в виртуальном пространстве, из-за чего начались кампании по бойкотированию брендов и уличные демонстрации протеста.

Не забудем и об истории. Десять лет тому назад фанатику, пожелавшему выступить с абсурдным заявлением вроде отрицания холокоста или украинского голодомора, пришлось бы днями напролет сидеть в библиотеках, выискивая всеми забытые пропагандистские материалы. Теперь же, хотя материалы эти давным-давно не печатаются, их цифровые копии имеются во многих онлайновых библиотеках. Попросту говоря, пропаганда и ложь никогда не распространялись с такой легкостью, как сейчас. Так что людям доброй воли давно пора задуматься о том, какую пользу в интернете могут принести они.

_________________________________________________

Гэбешники в Рунете? ("The New York Times", США)

'Команда 'Г' [как 'вычислить' агентов влияния силовиков] ("Expertiza", Россия)

Слежка за пользователями Интернета ("The International Herald Tribune", США)

Царь московских блогов ("Business Week", США)