July 29, 2008; Page A17

Берлин это идеальное место для американского президента, пусть и предполагаемого, чтобы поговорить с миром о свободе и общих ценностях. Недавний визит Барака Обамы (Barack Obama) вызвал в памяти воспоминания о знаменитых выступлениях Джона Ф. Кеннеди (John F. Kennedy) и Рональда Рейгана (Ronald Reagan), которые отстаивали позиции США, выступая против Советского Союза и тирании в Восточной Европе. Сейчас нет ни Берлинской стены, ни Советского Союза, но опасные диктатуры с ядерным оружием остаются. К сожалению, господин Обама решил не упоминать об этом в Берлине.

Декорации для такого вызывающего разочарование выступления были подготовлены еще несколько недель тому назад, когда сенатор от Иллинойса отверг предложение Джона Маккейна (John McCain) исключить из 'большой восьмерки' Россию и не допускать туда Китай. Тот ответ, который господин Обама дал 13 июля в интервью CNN - 'мы должны с ними сотрудничать и взаимодействовать' - предполагает, что невозможно сотрудничать с Россией и Китаем в вопросах экономики и нераспространения ядерного оружия и одновременно с этим выступать за демократию и права человека.

Однако практика показывает, что делается все как раз наоборот.

Соединенные Штаты не оказывают давления на авторитарные режимы, выступая против их преступлений. Нет, они просто без разбора стараются усиливать свое влияние и авторитет как среди друзей, так и среди врагов. Но задабривая режимы, действующие сегодня в России и Китае, они лишь способствуют укреплению там враждебных антидемократических сил.

Коммерческие соглашения, контроль вооружений и прочие взаимовыгодные проекты можно осуществлять и без одобрения диктатуры. Во время своего интервью сенатор Обама говорил о том, что надо привлекать Китай к составлению 'международных правил поведения на дороге'. Та же самая логика привела к тому, что ООН включила Китай, Кубу, Россию и Саудовскую Аравию в нынешний состав своего Совета по правам человека. Неужели мы действительно хотим жить по правилам, составляемым с одобрения таких режимов?

В то время, как господин Обама подчеркивал важность помощи со стороны России в сдерживании иранских ядерных амбиций, агентство Reuters сообщило, что Тегеран договорился с Кремлем о покупке усовершенствованных зенитно-ракетных комплексов С-300. Вот такое сотрудничество получил Вашингтон в результате включения России в состав 'большой восьмерки'.

В Берлине господин Обама неоднократно упоминал 'берлинский воздушный мост' 1948 года. Он заявил CNN, что хотел бы 'вернуть ту внешнюю политику, которая была характерна для администрации Трумэна с Маршаллом, Ачесоном и Кеннаном в ее составе'. Странное заявление, ведь президент Гарри Трумэн (Harry Truman) вел напряженную борьбу с коммунистами на всех фронтах в мире, не отступая ни на шаг. Трумэн спас не только Западный Берлин. Ему за многое должны быть благодарны Южная Корея, Тайвань и Западная Европа. Более того, в своей статье в Los Angeles Times от 9 июля советники Обамы Мадлен Олбрайт (Madeleine Albright) и Уильям Перри (William Perry), работавшие при Билле Клинтоне (Bill Clinton) госсекретарем и министром обороны, подвергли критике предложение сенатора Маккейна отвечать на нарушения крупными державами прав человека чем-то большим, нежели неискренними словоизлияниями.

Господин Обама также задал вопрос, встанет ли Запад на защиту 'прав диссидента в Бирме, блоггера в Иране и избирателя в Зимбабве'. Похвально, но как насчет политического заключенного в Китае или осужденного недавно блоггера в России? Президент Зимбабве Роберт Мугабе (Robert Mugabe) и президент России Дмитрий Медведев пришли к власти в результате явно сфальсифицированных выборов. То лицемерие, с которым Америка и Европа осуждают одних и обнимаются с другими, подрывает все их претензии на мировое лидерство. Те из нас, кто в свое время жили за 'железным занавесом', были благодарны Рональду Рейгану за то, что он, приехав в 1987 году в Берлин, стал говорить не об отсутствии свободы, скажем, в Анголе.

Короче говоря, 'кандидат перемен' говорит так, будто он намерен увековечить губительные двойные стандарты нынешней администрации. А тем временем, у якобы ограниченного и узколобого Маккейна хватает воображения, чтобы заявить о необходимости починить то, что оказалось сломанным. Но предоставление России и Китаю свободы действий в области прав человека, лишь бы они не ушли из-за стола переговоров, привели к новым поставкам оружия и ядерных технологий Ирану и обладающей атомной бомбой Северной Корее. Кроме того, обе эти державы чинят препятствия на пути урегулирования приведших к трагедии проблем в Дарфуре и Зимбабве.

Могло ли все это произойти, если бы США и Европа пригрозили применением более действенных средств? Маккейн хочет, по крайней мере, выяснить это.

Выступление Рейгана в Берлине запомнилось из-за его команды: 'Господин Горбачев, снесите эту стену!' Но в нем также следует отметить еще один важный момент. Речь идет о ведении переговоров с позиции силы, что явно упускает из виду господин Обама. Рейган знал, что если бы Соединенные Штаты отступились от программы Стратегической оборонной инициативы (СОИ), его речь превратилась бы просто в красивые и пустые слова, которые Советы могли легко проигнорировать.

Рейган не допустил той ошибки, которую сделал Джон Кеннеди, встречаясь в 1961 году с Никитой Хрущевым. После катастрофы в Заливе Свиней Кеннеди был слаб в глазах Хрущева и стремился к заключению сделки. И советский премьер безжалостно издевался над ним в Вене. А вскоре после этого возникла Берлинская стена и начался Кубинский ракетный кризис.

Сегодня Кремлем и Всекитайским собранием народных представителей вместо капиталистов управляют стремящиеся к заключению сделок капиталисты. Они, а также разные хвастуны, подобные Уго Чавесу (Hugo Chavez), вряд ли могут представлять серьезную угрозу, с какой сталкивались Трумэн, Кеннеди и Рейган. Однако господин Обама не торопится выступить против них. Он говорит в Берлине, что 'мы должны отказаться от былых умонастроений времен 'холодной войны' и начать взаимодействовать с Россией там, где мы можем, и выступать в защиту наших ценностей там, где мы должны это делать'. Но 'холодная война' закончилась, а демократия стала всеобщей нормой не потому, что западные лидеры просто защищали свои ценности, а потому что они активно их пропагандировали.

150 лет тому назад, 11 сентября другой политик из Иллинойса - Авраам Линкольн (Abraham Lincoln), выставивший свою кандидатуру на президентских выборах, говорил так: 'Наша защита заключается в сохранении того духа, который превыше всего ставит свободу как наследие всех людей во всех краях, повсюду'. Но не там, где это удобно и выгодно. И не только в тех странах, где нет запасов энергоресурсов. Повсюду, господин Обама, повсюду.

Гарри Каспаров - лидер коалиции 'Другая Россия', обозреватель The Wall Street Journal

_____________________________________

Лесть Запада игнорирует мрачную реальность России ("The Financial Times", Великобритания)

Европа должна объединиться, чтобы дать сдачи России ("Newsweek", США)

Генри Киссинджер: Неортодоксальный взгляд на Россию ("The International Herald Tribune", США)