Comment is free...

Предостережения лорда Эшдауна (Ashdown) о грозящей Боснии и Герцеговине опасности нарушили сладкий сон европейских столиц и несколько притушили оптимизм, вызванный на прошлой неделе арестом Радована Караджича (Radovan Karadzic).

Однако, возлагая ответственность за стоящие перед Боснией и Герцеговиной проблемы на боснийских сербов, лорд Эшдаун - намеренно или нет - не стал уделять внимание некоторым более широким вопросам, которые продолжают негативно сказываться на жизнеспособности страны. Трудно было бы обвинить местных сербов в последствиях многочисленных структурных слабостей Боснии и Герцеговины - от финансовой неустойчивости одной из двух ее частей - Федерации Боснии и Герцеговины до постоянных волнений среди боснийских хорватов. Неэффективность действий международного сообщества связана совсем не с его отношением ко второй части страны - Республике Сербской, как намекает лорд Эшдаун. На самом деле она проистекает из неспособности справиться с нестабильностью Федерации и обуздать призывы к ликвидации Республики Сербской, что нарушило бы Дейтонские мирные соглашения не меньше, чем любая сецессия.

Хотя лорд Эшдаун утверждает, что премьер-министр Республики Сербской Милорад Додик (Milorad Dodik) 'агрессивно разрушает плоды десяти лет реформ', в действительности как раз сейчас в Республике проходит целый ряд социально-экономических преобразований, направленных на улучшение делового климата путем сокращения бюрократии и уменьшения налогов. В результате удачной приватизации и поощрения крупных прямых инвестиций из-за рубежа Республике сейчас удается поддерживать здоровый профицит бюджета.

С другой стороны, чрезмерно щедрые выплаты ветеранам войны поставили Федерацию Боснии и Герцеговины на грань банкротства. К концу мая в ее казначействе осталось 221 евро. Состояние, которое Международный валютный фонд называет 'дефицитом ликвидности' значительно снизило поступления в бюджет, по сравнению с ожидаемым. Финансовая нестабильность Федерации серьезно вредит экономическим перспективам Боснии и Герцеговины в целом, отпугивая инвесторов от и без того проблемного региона.

Фискальные и политические проблемы Федерации сказываются и на положении боснийских хорватов. Премьер-министр Хорватии Иво Санадер (Ivo Sanader) недавно назвал происходящее в этой сфере главной проблемой Боснии и Герцеговины. Многие боснийские хорваты стремятся к выделению 'третьей административной единицы', чтобы обеспечить себе равноправие в рамках страны. В связи со спорами о конституционной реформе, которые должны вновь разгореться этой осенью, хорватский вопрос может опять всплыть на поверхность.

Арест Караджича вызвал очередной всплеск риторики, укрепивший чувство разделенности, которое определенно витает в воздухе последние два года, с тех пор как Партия за Боснию и Герцеговину, возглавляемая Харисом Силайджичем (Haris Silajdzic), отвергла предложенную США конституционную реформу. Силайджич - действующий глава Президиума Боснии и Герцеговины - вновь поставил под сомнение необходимость Республики Сербской, а глава Партии демократических действий Сулейман Тихич (Sulejman Tihic) выразил надежду на то, что данные, которые будут получены в ходе процесса над Караджичем, позволят пересмотреть вопрос о существовании Республики.

Утверждая, что Додик 'воспользовался предоставленной Дейтонскими соглашениями автономией, чтобы подорвать зафиксированную в Дейтоне целостность Боснии', лорд Эшдаун опять несколько лукавит. Дейтонские соглашения закрепляют существование автономий и права этнических групп, а вовсе не централизацию и создание унитарной системы. Как пишет Сумантра Боуз (Sumantra Bose), 'при обсуждении интеграции в послевоенной Боснии и Герцеговине идеи 'мультиэнтичности' и 'гражданских прав' используются в основном как ширма мелкими босняцкими политическими группками, желающими выглядеть 'либералами' в глазах Запада'. Хотя Босния и Герцеговина безусловно нуждается в реформах, в первую очередь в экономической и административной сферах, богатый опыт Европы свидетельствует, что централизация права на принятие решений не является необходимой и более того, далеко не всегда осуществима. Обычный для Европы принцип приоритета местного самоуправления следовало бы применять и к Боснии и Герцеговине.

В чем лорд Эшдаун прав, так это в том, что и в самом деле 'всегда, а особенно на Балканах, трудно защищать сохранение мультиэтнических образований и препятствовать созданию моноэтнических'. Однако одностороннее провозглашение независимости Косово - признанной затем рядом стран-членов ЕС - подорвало доверие к идее сохранения мультиэтнических государств. Взгляд международного сообщества на Косово как на уникальный случай, не создающий прецедента, критики избирательного и непоследовательного применения в регионе права на самоопределение не разделяют.

Надежное и процветающее будущее можно обеспечить, если вместо страшилок лорда Эшдауна про Республику Сербскую обращать внимание на реальные структурные изъяны. Пока Республику не начнут признавать, пусть даже неохотно, неотъемлемой частью Боснии и Герцеговины, центробежные силы будут преобладать над стремлением к компромиссу, соглашению и реинтеграции. Только после этого, и при условии проведения в Федерации необходимых реформ, Босния и Герцеговина сможет надеяться достичь своей цели - членства в ЕС.

_____________________________________________

Без аплодисментов Москвы ("Politika", Сербия)

Материальные блага ЕС притупляют влечение к былому сербскому национализму ("The Times", Великобритания)