Самым ярким заявлением кандидата в президенты от Демократической партии сенатора Барака Обамы (Barack Obama), прозвучавшим во время его только что завершившегося зарубежного турне, стала данное им во время остановки в Берлине самому себе определение 'гражданина мира'.

Если говорить в общем, то это вполне безобидное выражение солидарности с обожающими Обаму европейскими хозяевами, преодолевшими свой националистический синдром. Вместе с тем, такая декларация на самом деле является еще одним свидетельством того, что отношение Обамы к собственной стране и ее роли в мире должно вызывать растущее беспокойство у граждан Америки.

У обращения 'гражданин' неоднозначное прошлое. Французские революционеры первыми воспользовались этим словом, чтобы провести различие между простым человеком и поруганной аристократией, а затем - чтобы править и теми, и другими в своем царстве террора. Орсон Уэллс (Orson Welles) назвал свой классический фильм, созданный по мотивам биографии газетного магната Уильяма Рэндольфа Херста (William Randolph Hearst) 'Гражданин Кейн'. В нем показан беспринципный демагог, который, несмотря на свое привилегированное прошлое, едва не получил высокую выборную должность, воспользовавшись популистской платформой.

Теперь же гражданин Обама использует эту фразу с не менее тревожным подтекстом. Понятие 'гражданин мира' превратилось в штамп, обозначающий транснационалистов, стремящихся подчинить национальный суверенитет и конституционные механизмы высшей власти. Они пытаются, например, подменить наших напрямую избираемых представителей, которые действуют в рамках тщательно отрегулированной системы сдержек и противовесов, неподотчетной избирателям элитой в виде международной бюрократии, судебных органов и даже так называемых 'норм'.

Граждане мира могут быть ограничены в своих правах и даже лишены таких прав безо всякого на то согласия с их стороны. Например, в марте Организация Исламская конференция (ОИК), являющаяся ни чем иным, как организацией мусульманской мафии, потребовала от Совета ООН по правам человека (где преобладают члены ОИК) внести поправки во Всеобщую декларацию прав человека. Цель заключалась в изменении определения фундаментальной свободы выражения таким образом, чтобы оказались под запретом те речи, которые обижают приверженцев ислама.

Граждане мира поддерживают идею о том, что Организация Объединенных Наций и другие международные организации наделены такими моральными полномочиями, каких нет у национальных государств, подобных нашему. Будучи лидером Демократической партии, сенатор Джон Керри (John Kerry) произнес получившие известность слова о внешней и военной политике США, которая становится легитимной только после сдачи 'глобального экзамена' - иными словами, после ее одобрения международным сообществом.

Сегодня же начинающий номинант от демократов разделяет высказанное им в Берлине мнение о том, что 'ноша глобального гражданства по-прежнему связывает нас воедино'. Глобальное гражданство это такой эвфемизм, обозначающий подчинение американских интересов мнимым обязанностям нашей страны как члена мирового сообщества. И интересы свои мы можем отстаивать и преследовать только в той мере, насколько это нам позволят наши сограждане по миру - точнее, их никем не избранные и никому не подотчетные представители из роскошного Черепашьего залива, Женевы, Гааги и прочих мест, где проживает 'мировое правительство'.

Чтобы еще больше подчинить себе американскую мощь, транснационалисты давно уже пытаются поймать Соединенные Штаты в сети договоров и различных институтов. К таковым относятся: Всемирная торговая организация (которая сегодня обычно выносит решения против компаний и экономических интересов США, одновременно предоставляя свободу действий коммунистическому Китаю); Международный уголовный суд (который только что создал зловещий прецедент для американских руководителей, выдвинув обвинение против действующего - хотя и позорящего свое звание - президента Судана); а также Конвенция ООН по морскому праву (ее поклонники называют данный документ 'конституцией океанов', поскольку она предоставляет беспрецедентные права и полномочия по контролю над океанскими просторами и даже над прибрежной деятельностью международным органам).

Безусловно, уверенность в существовании такого понятия как 'международное сообщество' это плод самонадеянности транснационалистов. На практике же решения принимаются большинством, среди которого господствуют авторитарные режимы мира - Россия, Китай, так называемые 'неприсоединившиеся' из развивающегося мира и все чаще исламистские государства. Подчинить свободу действий США, не говоря уже о национальной безопасности страны, такому сообществу 'граждан мира' - значит навлечь катастрофу на собственную голову.

Увлекательное проникновение в такую действительность предложил несколько месяцев назад Уэйн Ляпьер (Wayne LaPierre) из Национальной стрелковой ассоциации. Выступая на собрании в Новом Орлеане, где после урагана 'Катрина' были в принудительном порядке разоружены законопослушные граждане США, Ляпьер показал видеофильм с пугающим заявлением, прозвучавшим из уст высокопоставленной представительницы ООН. Суть его сводится к тому, что хотя она понимает американцев, не желающих расставаться со своим огнестрельным оружием, им все же лучше свыкнуться с мыслью о том, что они обычные 'граждане мира' - как и все остальные.

Для многих слушателей Обамы его слова о 'мировом гражданстве', наверное, звучат так же приятно, как и заклинания кандидата от демократов о продвижении 'перемен, в которые мы можем верить'. Во всем этом присутствует какой-то налет увещеваний Родни Кинга (Rodney King), выступившего со словами: 'Неужели все мы не можем поладить?'

На самом деле, терминология Обамы демонстрирует его привязанность к радикальным изменениям не только в нашей внешней политике, но и в характере страны. Те 'перемены', которые он имеет в виду, могут оказаться смертельными для нашего суверенитета и конституционной формы государственного правления.

Вопрос о надлежащей роли Америки в мире и о том, как она строит свои взаимоотношения с иностранными державами, конечно же, важен для любой президентской кампании. Это особенно верно в момент, когда Соединенные Штаты ведут глобальную войну с тоталитарной идеологией исламофашизма, закрепившейся во многих союзнических странах, и пользующейся мощной поддержкой со стороны большинства наших врагов.

Сенатор Джон Маккейн (John McCain) должен незамедлительно пролить свет на радикальные ответы гражданина Обамы на такие вопросы, и дать возможность американским избирателям решить, кто им нужен: гражданин мира в Белом Доме или президент народа Америки, избранный им и действующий в его интересах.

Фрэнк Гаффни-младший - президент Центра политики безопасности (Center for Security Policy) и обозреватель The Washington Times.

____________________________________________

Мэтью Камински: Обама и 'германский вопрос' ("The Wall Street Journal", США)

Поддержите Обаму в качестве верховного главнокомандующего ("The Financial Times", Великобритания)

Михаил Сергеевич Обама ("The Wall Street Journal", США)

Мировые проблемы для Белого Дома ("The Times", Великобритания)

Барак Простодушный ("Los Angeles Times", США)