Празднование 1020-летия крещения Руси стало темой очередного обсуждения в рамках совместного проекта 'Украина - Россия: диалог культур' газеты 'День' и российского интернет-портала ИноСМИ.ru.

Предыдущая дискуссия, с участием экспертов нашей газеты и ИноСМИ, была посвящена Голодомору и шире - теме ответственности и памяти. На этот раз российские коллеги предложили для обсуждения девять вопросов, на которые сегодня отвечают эксперты 'Дня'. Итак:

1. Как вы оцениваете итоги визита Константинопольского патриарха Варфоломея в Киев на празднование 1020-летия крещения Руси?

2. Каковы перспективы создания единой Украинской православной церкви?

3. Какие препятствия стоят на этом пути, в частности, оказывает ли РПЦ прямое или косвенное противодействие этому процессу?

4. Является ли создание единой Украинской церкви сверхзадачей для руководства страны? Если да, то к каким положительным или негативным последствиям это могло бы привести? Например, это, по вашему мнению, сгладило бы идеологические разногласия между населением Восточной и Западной Украины или, наоборот, - усилило бы противоречия между регионами Украины?

5. Можно ли согласиться с мнением, что, стремясь к созданию единой, признанной другими поместными православными церквями и независимой от РПЦ Церкви, Ющенко преследует политические цели, набирая дополнительные очки к грядущим президентским выборам?

6. Чем вызван 'прохладный прием', как его охарактеризовало большинство мировых СМИ, патриарха всея Руси Алексия руководством Украины?

7. Какие требования мог выставить патриарх Варфоломей украинским церквям (УПЦ КП и УАПЦ) для их вхождения под 'юрисдикцию' Константинопольского патриархата?

8. Согласны ли вы с мнением, что в Украине религиозный вопрос даже в большей степени, чем вопрос языка, отражает проблемы, связанные с национальной идентичностью?

9. Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл заявил, что религиозный вопрос в Украине 'очень политизирован. Как был создан раскол под влиянием политических сил, так он и продолжает оставаться оружием, некой дубинкой в руках политических сил'. Как вы прокомментируете это утверждение?

* * * * * * *

Леонид Кравчук, первый президент Украины, председатель Оргкомитета по празднованию 1020-летия крещения Руси:

1. Я считаю, что этот визит нужно рассматривать как знаковый для Украины - и не только Украины, но и для всего современного мирового православия. Потому, что в таком контексте, так широко, масштабно за все столетие Крещения Руси в Украине не отмечалось. Второе - это дало возможность Украине возвратиться к истокам Крещения. Это этап, который показал роль современного православия и христианства вообще в цивилизованной миссии все эти 1020 лет. Православие сыграло очень важную роль в письменности, образовании и во многих других сферах, которые потом развивались у восточных славян, в частности, у украинцев. Это можно понять из того, как Украина сегодня чтит веру, серьезно относится к канонам веры. Это дало нам право сегодня сказать, что Украина - современное, демократическое государство, где прошло празднование всех церквей канонических и неканонических без каких-либо конфликтов.

2. Я сошлюсь на официальные заявления патриарха Вселенского Варфоломея I. Он, фактически, во всех своих заявлениях повторял одно и то же, что церковь-мать - Константинопольская церковь, озабочена тем состоянием православия, одного из крупнейших православных государств, в котором оно сегодня находится. Он говорил, что Константинопольская церковь, Вселенский патриархат, сам патриарх будут стремиться оказать самую активную помощь в том, чтобы объединить все православные церкви, которые находятся в Украине, в единую православную, каноническую церковь. Поэтому перспектива, с точки зрения Вселенской православной церкви есть, то есть патриарх не закрыл границы, а, наоборот, подчеркнул важность разрешения данной проблемы. Когда это будет? Это уже другой вопрос. Какие способы, формы и методы решения? Тоже вопрос, который надо изучать. Но мое мнение состоит в том, что такое состояние, как сегодня, с православными церквями в Украине не может оставаться долго. Потому, что почти половина верующих (Киевский патриархат) не могут находиться вне общения с мировым православием. Они не относятся к тем, кто входят в каноническую церковь. И я, как человек, не могу им ответить, почему верующие, которые посещают Владимирский собор, не вписываются или на порядок ниже тех верующих, которые ходят в Киево-Печерскую лавру? Все перед Богом равны, поэтому мое мнение, объединение должно произойти, это неизбежно. А власть и церковь должны действовать в рамках Конституции Украины и канонов церкви во имя интересов Украины, верующих, православных в нашем государстве.

3. Препятствие одно. Для того, чтобы начать объединение всех православных церквей, нужно, чтобы УПЦ КП и УАПЦ стали каноническими, то есть были признаны в рамках канонов церкви, чтобы они не считались раскольниками. Если они станут каноническими, тогда можно говорить об объединении УПЦ КП, УАПЦ и УПЦ МП. Сегодня митрополит Владимир (глава УПЦ МП), которого я очень уважаю, не может ставить вопрос об объединении потому, что если руководствоваться дословно, то нельзя объединяться канонической церкви с неканонической. Поэтому многие люди, представляющие УПЦ МП, такое состояние событий хотели бы продлить. В данном случае, с их точки зрения, в Украине есть одна православная церковь - МП, а остальных как бы и нет. Если говорить откровенно, то Московскому патриархату не выгодно, чтобы в Украине была единая православная поместная церковь потому, что неизбежно возникнет вопрос, а какая церковь исторически более древняя на территории бывшего Советского Союза? И тогда все придут к выводу, что по факту исторического Крещения - это украинская православная поместная церковь. Тут возникнет второй вопрос: а сколько тогда верующих будет у МП и сколько у КП? Думаю, что это будет не в пользу Московского патриархата. Вот вам простой ответ, есть желание, есть слова, а есть реальные интересы, они в церкви такие же реальные, как и в обществе. Потому, что в церковь ходят люди. Дальше, это второе, когда будут созданы уже две канонические православные церкви (УПЦ КП и УАПЦ), станет вопрос о переговорном процессе между каноническими церквями об объединении. Тогда, естественно, надо будет консультироваться и вести переговоры с Московским патриархатом, а Вселенский патриарх, в силу своей исторической роли, будет уже принимать решение.

4. Думаю, это не является самоцелью. Есть миллионы верующих, которые как граждане Украины равны перед законами и Конституцией, но не равны перед канонами церкви. И когда начинается какая-то политическая кампания или выборы, мы очень четко ощущаем, как это различие используют политические силы. Кроме политических целей, есть более глубокие вопросы - это неравенство верующих, а это неравенство перед законом, перед канонами, это вообще не может быть допустимо для верующих. Другое дело - для иерархов, которые, как и политики, могут делать что-то там в своих интересах, а в интересах верующих молиться Богу. Я вам приведу пример, я родился в Ровенской области, церковь в моем селе, в Западной Украине, принадлежала МП, и когда я стал президентом, многие национал-возбужденные люди подходили ко мне и говорили: как же так, вы украинский Президент, а у вас в селе церковь МП. Я говорю, люди добрые, это не я решаю, это решают верующие моего села, они хотят иметь такую церковь, это их право. Но есть и другое, они не проводят различие сегодня между церковью КП или МП, их сами делят патриархи, они этого не ощущают, поэтому нельзя рассматривать какие-то идеологические различия. Идеологические различия в политике, но по православным канонам служба, обряд проводятся, как в нашем селе, также и в соседнем, где церковь Киевского патриархата, в обоих селах на украинском языке. Чем же они отличаются? Абсолютно ничем. Противоречия сгладятся тогда, когда будет одна православная церковь и она будет строго соблюдать православные каноны и законы Украины, и Конституцию Украины. Противоречия возникают там, где кто-то отступает от канонов или от законов, там устраиваются конфликты, есть люди, которым это импонирует. Этого не должно быть.

5. Если любой президент, Ющенко или не Ющенко, будет ставить задачу уравнять всех верующих перед законом и перед Богом, обязательно политические последствия будут. У нас даже незначительные вещи (например, строят дорогу не там, где надо) имеет политические последствия. А здесь решается огромная, колоссальная задача для верующих, для миллионов людей, для Украины. Ведь мы ставим задачу уравнения верующих, а не отделения от мирового православия, это благородная задача, а политические последствия могут быть. Конечно, будем говорить откровенно, если идет речь о выборах президента, тогда если не Ющенко, то кто-то другой из кандидатов будет это использовать. Но это же не означает, что мы должны прекратить процесс объединения православия или создания равных условий для всех верующих.

6. Это искусственно создают напряжение определенные политические, духовные силы, некоторые СМИ. Вот я - председатель организационного комитета, я каждый день встречался с представителями разных церквей, с министрами. Я следил за тем, как готовится визит Алексия в Украину, могу сказать, что никаких препятствий ни я, ни Президент, ни оргкомитет, ни кто-либо другой не чинили. Этот визит Алексия полезный для Украины. И в конце концов, два патриарха (Вселенский и Московский) встретятся на украинской земле и смогут поговорить и решить многие, в том числе конфликтные, вопросы. Мы, наоборот, считали, что украинская земля поможет как-то смягчить напряжение, которое возникло. Может быть, да, с такими почестями, как был встречен Вселенский патриарх, не встречали патриарха Московского. Потому, что во всем мире существует протокол, если Вселенский патриарх первый патриарх в мировой православной церкви, то Московский не первый. Тогда почему не встречать с такой же помпой, например, Румынского или Болгарского, они же равны, каждый занимает свое место, поэтому нельзя было встречать Московского патриарха, как Вселенского, на каком основании, нас бы никто не понял. Поэтому, я считаю, никакого прохладного приема не было, он был везде приглашен, везде отмечен, мы его встретили с честью и достоинством, все как положено.

7. Чтобы они стали каноническими, они по канонам в православном мире, должны обратиться к патриарху Вселенскому с просьбой о рассмотрении вопроса о их каноничности. Когда это будет сделано, тогда надо рассматривать второй вопрос. Под юрисдикцию кого эти канонические церкви могли бы относится, или к Московскому патриарху, или к Константинопольскому. Я например, считаю, что до 1687 г. украинская церковь была под юрисдикцией Константинопольского патриарха, Петр I силой передал ee, не обращая внимание ни на какие каноны, Московской патриархии. Такая была история. Когда это все будет решено, тогда можно решать следующий вопрос, объединительный. Вселенский патриарх говорил, что все будет делаться в рамках существующих канонов и установленными столетиями порядками, каких-то особых требований не будет.

8. Если брать православие в общем, то с никакой национальной идентичностью оно не связано. Это разделение произошло не по национальному признаку. Как в восточных, центральных областях живут украинцы, так и в западных, где больше, где меньше. Церковь разделилась в начале 90-х гг. по каноничности, а не по национальному признаку. Даже язык не отражает проблемы. Например, многие украинцы назвали родным русский язык, некоторые русские назвали родным украинский язык, хотя язык в большей мере отражает проблемы, связанные с идентичностью, но не церковь, тем более православная.

9. То, что вопрос политизирован, я согласен, но то, что очень - это преувеличение. В разных селах, в разных областях - по разному, все зависит от того какая там общая ситуация. Поэтому церковь используется, а многие иерархи позволяют себя использовать, потому что им, говоря откровенно, это выгодно: их поддерживают, им помогают, не только морально, но и материально. Но сказать, что церковь сегодня находится вне политики, я бы не осмелился. Но насчет 'дубинки' - это преувеличение. Давайте говорить откровенно, пусть бы МП сегодня выступил и признал ту церковь, которая сейчас неканоническая, канонической, вместе с Вселенским патриархом. Тогда никакой политизации бы не было. Те церкви, которые сегодня под крылом Филарета, они постоянно ощущают неполноценность, скажем, их не пригласили на празднование. Как я объясню верующим - почему? Если, как это понимает митрополит Смоленский и Калининградский, ставя вопрос, пусть они прейдут к нам, покаются (я имею в виду, церковь Филарета) и самораспустятся, тогда мы будем удовлетворены. То есть они их толкают, хотят они этого или нет, на конфликт. Я думаю, что так могут говорить только люди, которые не понимают, что происходит сегодня в Украине. Где вы сегодня найдете верующих в любой из областей, которые ходят в церковь КП, которые должны покаяться и самораспуститься. За что? За то, что они молятся в другой церкви, на другой территории. Но церковь эта православная. Нерешение этого вопроса толкает их к неудовлетворению и это создает, в том числе, определенную политическую ситуацию. Эту ситуацию продолжает поддерживать МП, не принимая каноничность церквей, которые фактически существуют в Украине.

Юрий Щербак, писатель, посол Украины:

1. Визит патриарха Варфоломeя в Киев стал не завершением процесса создания единой украинской православной церкви, как надеялись некоторые политики, а только его началом. Впереди еще очень долгий и нелегкий путь.

2. В историческом плане нет никаких сомнений в том, что единая УПЦ будет создана. Время неумолимо работает на Украину. Этот процесс должен вызреть, стать фактом массового сознания. Искусственное ускорение этого процесса будет напоминать искусственно стимулированные преждевременные роды. Известно, какие дети из этого рождаются.

3. РПЦ, за которой прямо стоит Кремль со всеми дипломатическими, силовыми и пропагандистскими структурами, оказывает сумасшедшее сопротивление процессу вызревания и создания единой Украинской православной церкви. Это сопротивление того же самого порядка, что и попытка отрицать законное право Украины вступить в НАТО.

Это попытка (безнадежная с исторической точки зрения) законсервировать советский статус Украины как несамостоятельной, несуверенной провинции Российской империи.

После исторического визита патриарха Варфоломeя в Киев сопротивление РПЦ только усилится. Для этого будут использованы не только религиозные, но и, в первую очередь, политические факторы - такие, как откровенное служение Партии регионов московским, а не украинским национальным интересам.

4. Создание единой УПЦ - это объективная реальность истории, а не прихоть того или иного украинского правительства. Идеологические противоречия между восточной и западной Украиной не будут заострены в случае, если:

a) будет найден компромисс между православными иерархами и

б) будет проявлена необходимая гибкость в языковом вопросе (русский язык службы в русскоязычных регионах).

Положительным последствием создания единой УПЦ будет преодоление религиозной шизофрении (раздвоения) сознания украинцев, возвращение исторического достоинства христианскому Киеву, независимость от тех, кто коварством и силой вывел православие Руси-Украины из религиозно-правового поля Византии и продолжает свою завоевательско-оккупационную политику сегодня.

5. Процесс объединения УПЦ, тяжелый и длительный, вряд ли принесет электоральные выгоды. Это вопрос великой государственно-созидательной цели, а не мелкой предвыборной политики.

6. Думаю, что патриарх Алексий II сожалеет, что посетил Киев. Стоя на вечных склонах Днепра, в тени великого Владимира и повторяя заклинание последнего российского царя 'Оставьте беспочвенные мечтания', сказанные накануне распада империи, он не мог не почувствовать своего бессилия и тщетности неправедных усилий. И, конечно, Алексий II почувствовал дуновение холодных киевских ветров, потому что приехал на чужую каноническую территорию, в страну, которая не хочет быть марионеткой Москвы.

7. Я не знаю деталей переговоров. Варфоломeй поразил меня своей речью, своеобразным шедевром юридическо-исторической религиозной казуистики, где все формулы взвешенные и осторожные: думаю, к такому сложному утонченному стилю мышления не привыкли в Украине. Варфоломeй сделал только первый, но решающий шаг, поставив вне сомнения факт российской аннексии украинского православия. Слово теперь за украинским духовенством, которое должно предпринять соответствующие юридическо-религиозные шаги для возвращения первичного ('византийского') статуса УПЦ.

8. И религиозный, и языковой вопрос одинаково важны для Украины.

9. Московским попам, прежде чем обвинять Киев в 'политизации' религиозного вопроса, нужно взглянуть на самих себя: сегодня РПЦ превращена на своеобразный отдел ЦК КПСС по идеологии, обслуживающий политические цели Кремля, вмешиваясь во внутренние дела независимых государств. Политика срастания церкви с государством не приведет ни к чему хорошему - только к отторжению от православия миллионов верующих.

Клара Гудзик, 'День':

1. Итоги визита Константинопольского патриарха в Украину по- разному оцениваются разными категориями нашего общества. Оценки эти зависят от ожиданий, которые связывались с визитом. Очень вероятно, например, что Президент Украины весьма разочарован - он, безусловно ожидал, как ребенок, более решительных шагов Патриарха Варфоломея в сторону объединения и автокефалии Украинской церкви.

Но если смотреть более реалистично, то визит Вселенского патриарха оказался, безусловно, весьма выгоден для нас и невыгоден для Московской патриархии и Московского правительства. Самое главное состоит в том, что создан прецедент - с этого времени связи между Киевом и Фанаром станут, безусловно, более тесными, а архимудрые стратеги Московской патриархии - более осторожными.

Важным результатом есть и то, что на поверхность вышло невероятное - Московский патриарх в православной мире оказался совсем не таким могущественным, как это многим казалось. Даже если за ним стоит Кремль.

2. Ответ на вопрос, какие у нас перспективы создания единой и независимой УПЦ, зависит, главным образом от того, что понимать под 'единой'. Если речь идет о Православных церквях Киевского патриархата и УАПЦ, то ничто не мешает им составить одну Церковь прямо сегодня. Однако объединяться друг с другом они категорически не хотят (кто бы ни просил). Но даже гипотетическое объединение двух этих церквей фактически не изменило бы общей православной картины в стране - потому что есть еще УПЦ МП. Тот факт, что уже сегодня определенная часть УПЦ МП настроена на создание независимой Украинской церкви, решает далеко не все - другая часть УПЦ МП составит на нашей земле филиал Российской православной церкви (они имеют для этого все права). Но даже отделившаяся украинская часть Московского патриархата ни при каких обстоятельствах не будет соединяться с представителями Киевского патриархата и УАПЦ - они для них не 'канонические'.

3. РПЦ препятствует возрождению автокефалии в Украине всеми своими силами и грубо вмешивается в православные дела Украины (так же, как в дела других православных церквей мира). Но дело не только в этом. Православная церковь, как и многие другие церкви мира, имеет свои законы, живет по канонам тысячелетней давности. Поэтому ожидать, что в ближайшем будущем в Украине будет монолитная единая Православная церковь - невозможно. Но чего можно и нужно добиваться, так это лояльности церквей (всех церквей - как православных, так и неправославных) к стране, в которой они живут, хлеб которой едят. Как это делают некоторые другие церкви (украинские греко-католики, например).

4. Ни один из украинских президентов не обделял вниманием церковные проблемы и каждый, что очевидно, считал их 'сверхзадачей' своего правления. Но безрезультатно - смена президентов никак не отражалась на православии, на православных 'гордиевых' узлах. И это вопреки постоянному президентскому вниманию, подаркам, посещениям храмов, а главное - вопреки претензиям на миротворчество. Может, пора менять стратегию и действовать, наконец, согласно букве Закона, а в случае необходимости обращаться в суд? И оказывать меньше внимания внутренней церковной жизни. Стоит также помнить, что некоторые православные церкви добивались автокефалии столетиями, а также многократно теряли ее.

5. Еще не было в мире политика, который не преследовал бы политических целей во всех сферах своей деятельности, в том числе в сфере церкви, а особенно - собираясь баллотироваться на следующий срок (или желая оставить после себя очень хорошую память)

6. 'Прохладный прием' патриарха Всея Руси Алексия II Президентом Украины Ющенко ошеломил всех. Что тут можно предположить? Возможно, это было 'наказание' за какие-то унижения со стороны Патриарха, полученные Президентом Украины в Москве. Например, отказ Алексия расширить полномочия УПЦ МП и подобное. Но факт остается фактом: Константинопольского патриарха встречали на самом высшем уровне, а Московского - нет. Такого Московская церковь не забывает столетиями. Недаром Патриарх Алексий не хотел ехать в Украину - после того, как выяснилось, что это будет не праздник 'трех братских народов', а 'всего только' Киева, Украины.

7. Патриарх Варфоломей прекрасно знает церковную 'родословную' всех украинских владык Киевского патриархата и УАПЦ. Некоторая их часть не имеет 'законного' канонического посвящения в епископы. Для Церкви это очень-очень важно. Как будет решаться эта проблема - трудно сказать. Именно поэтому такими туманными были обещания отбывающего в Турцию Патриарха Варфоломея.

8. Я не думаю, что Украина - очень религиозная страна. Большинство украинцев вспоминает о Церкви несколько раз в год; особенно в центре, на юге и на востоке страны. Об этом строго свидетельствует статистика. Уверена, что если бы в дела Церкви и ее прихожан не вмешивались политики, там все было бы тихо и очень благопристойно. И, возможно, все уже давно примирились бы друг с другом.

Владимир Лесной, Симферополь:

1-9. Итоги визита Вселенского патриарха Варфоломея в Киев считаю положительными, так как этот визит в определенной мере уравновесил и сгладил возможные негативные последствия визита патриарха РПЦ Алексия. Напомним, что проект празднования этого странного 1020 летнего юбилея зародился именно в РПЦ и имел явно политический антиукраинский подтекст. Украинское политическое и церковное руководство сумело перехватить инициативу и придало этому празднеству полезный для Украины характер. Так следует действовать и в будущем.

Перспективы создания единой православной Церкви в Украине в ближайшие годы весьма призрачны. На этом пути стоят несколько препятствий. Главное из них - это настойчивое стремление нынешнего российского руководства удержать Украину в сфере своего влияния. Российские власти имеют огромные рычаги влияния как на Русскую православную церковь в России, так и на значительную часть УПЦ МП. Русская православная церковь оказывает прямое вмешательство в политические и церковные дела украинцев. Например, некоторые крайне агрессивные и злобные украинофобские издания (вроде газеты 'Русичи') указывают, что издаются по благословению московского патриарха Алексия. Значительным препятствием на пути к объединению и автокефалии украинских православных является так называемая 'восточно-христианская идентичность' части украинского населения.

Однако украинское руководство должно стремиться к созданию единой автокефальной украинской православной церкви. В большинстве стран, где поместные церкви приобретали ту или иную степень самостоятельности, политики играли в этом не последнюю роль. Но в условиях Украины это должна быть не кратковременная победная кaмпания, а длительная целенаправленная и системная работа - стимулирование, посредничество, оказание помощи, разъяснение своей позиции. Тогда не будет никаких искусственных противоречий между западом и востоком Украины. Во всех трех украинских православных церквях много мудрых людей, способных решать важные проблемы.

Следует учесть, что достижение автокефалии православными церквями новых независимых государств никогда не проходило безболезненно. Греческая церковь объявила свою автокефалию в 1833 году, а была признана в этом качестве Вселенским престолом лишь в 1850 году.

Болгарской православной церкви Вселенский патриарх Кирилл VII отказал в автокефалии в 1866 году, и лишь вмешательство турецкого султана дало болгарам автокефальную церковь де-факто. Константинопольским патриархатом болгары были обвинены в схизме, а официально автокефалию болгарского православия Константинополь признал лишь в 1945 году. Тернистым был путь к автокефалии также сербского и румынского православия, причем на территории Румынии некоторое время существовало несколько православных церквей. И, наконец, Грузинская православная церковь отделилась от Российской и вновь стала автокефальной в 1918 году, а московский патриархат признал эту автокефалию лишь после Второй мировой войны - и явно при содействии кремлевских политиков.

Поэтому для достижения автокефалии, признанной Константинопольским или Московским патриархатами, украинским церковным и светским руководителям придется проявить большую мудрость, терпение и упорство. От власти и влияния с легкостью не отказывается никто, в том числе и церковные иерархи.

Многие действия Виктора Ющенко, несомненно, продиктованы борьбой за очки в новой президентской гонке. Но так бывает и в развитых демократических странах. К сожалению, Ющенко переувлекается малоэффективными кампаниями и акциями, которые не приносят пользы Украине и более уместны в странах с авторитарной ментальностью населения типа России (личное управление вертолетом, подъем на Говерлу вместе с губернаторами, полуторачасовые назидательные речи и т.п.). У большинства украинцев такое времяпровождение высоких должностных лиц вызывает лишь скептическое молчание или издевки.

Явно предвыборный характер носит кампания команды Ющенко по немедленной подготовке вывода российского Черноморского флота после 2017 года, как и некоторые другие акции. Ющенко стремится вернуть себе западноукраинских избирателей, склоняющихся к Юлии Тимошенко, а также антироссийски настроенных избирателей в других регионах.

Религиозные вопросы в Украине действительно связаны в значительной мере с национальной идентичностью. Но так было и у других народов. Это не является трагедией. При умном системном подходе эта проблема является решаемой.

Митрополит Смоленский и Калининградский заявил справедливо, что религиозный вопрос на Украине очень политизирован и является 'некоей дубинкой' в руках политических сил. Однако уважаемый нами митрополит Кирилл предпочел умолчать о том, что этот же самый религиозный вопрос является дубинкой и в руках российских властей. С помощью этой дубинки, как и с помощью иных болевых средств принуждения, кремлевские власти пытаются отогнать Украину подальше от остальных свободных европейских народов, к которым она старается прорваться.

Если бы Россия не вмешивалась в украинские церковные дела, то объединение украинских православных и их каноническая автокефалия стали бы возможными в пределах 5-10 лет.

Владимир Панченко, профессор НауКМА:

1. Визит Вселенского патриарха в Киев - событие не рядовое, если не сказать - уникальное. Ведь предшественники Варфоломея I последний раз посещали город князя Владимира, крестившего Русь, очень-очень давно. Конечно, хотелось, во-первых, восстановить историческую справедливость. 1020 лет - не совсем круглая дата, но организаторы празднеств не могли не подразумевать и другую дату - 1000-летие крещения Руси, которое 'почему-то' отмечалось в Москве. Во-вторых - и это главное - визит Вселенского патриарха должен был послужить импульсом к объединению православия в Украине. Вряд ли кто-то рассчитывал на 'максимум' - важно уже то, что идея единой Украинской поместной церкви получила новый заряд энергии. Причем на разных уровнях.

Я бы еще отметил и то, что празднование 1020-летия крещения Руси способствовало более четкому осознанию украинцами своей идентичности (что очень важно для современной Украины). 'Украина - преемница Киевской Руси', - так считают очень многие в стране, где главным 'великим украинцем' оказался Ярослав Мудрый.

2. Создание единой поместной Украинской православной церкви - дело времени. Рано или поздно так будет. Конечно, хотелось бы, чтобы это произошло как можно быстрее, так как речь идет не только о духовном единении православных Украины, но и о сплоченности общества как такового, о целостности и силе государства. Конфессиональная ситуация, сложившаяся в Украине после распада СРСР, неестественна; моя убежденность в том, что единая Украинская православная церковь возможна, базируется на представлении, что это будет естественное состояние.

3. Препятствий на этом пути много. И носят они не столько исторический характер, сколько политический. Конечно, РПЦ ни в какую не захочет терять такой большой и важный кусок 'канонической территории' (странное, кстати, это сочетание, затрагивающее деликатный вопрос о территории другой страны!). Ведь многие 'дела небесные' вершатся на земле. И речь идет прежде всего о влиянии, о финансах, о человеческом 'ресурсе'. В сохранении влияния РПЦ на УПЦ (т.е. на украинских граждан!) заинтересовано, конечно, и Российское государство. Недаром же МЗС РФ так ревниво наблюдало за тем, как принимают в Киеве Московского патриарха! В России еще со времен Петра I и Феофана Прокоповича церковь всегда была важной опорой государства, так что все связано. К сожалению, порой УПЦ МП в лице части своего духовенства позволяет себе вмешиваться в политику: особенно это чувствовалось в 2004 году, во время президентской кампании в Украине. Хочется верить, что это время уже ушло в прошлое.

На мой взгляд, РПЦ будет сопротивляться процессу объединения православия в Украине и созданию автокефальной церкви очень решительно. Для нее 'потерять' Киев - это очень многое значит. И не только в том, что касается количества приходов, но и в духовно-исторической аргументации своего статуса.

4. Что касается руководства страны, то, по большому счету, дело даже не в личностях. Каждый правитель хочет иметь сильную страну, консолидированное общество. Просто Президент В.Ющенко, может, острее, чем его предшественник, чувствует, насколько важным для Украины является духовное единение ее граждан. В этом смысле можно говорить о том, что единая поместная Украинская церковь - это сверхзадача нынешнего руководства страны. Ее создание - позитивный процесс. Ведь регионы страны не так сильно разобщены, как это представляют некоторые политики в Украине и за ее пределами. Крайне важно, чтобы было взаимопонимание на уровне высшего духовенства. Если, грубо говоря, сумеют 'поделить портфели' иерархи, то и в 'низах' все будет спокойно. Политикам же, которые привыкли разыгрывать конфессионную карту в партийных целях, стоит поубавить пыл: общенациональные интересы поважнее партийных.

5. Не думаю, что празднование 1020-летия крещения Руси стоит рассматривать в контексте грядущих президентских выборов. Это все-таки слишком мелко. Речь идет о более важных, стратегических целях: Украине нужна независимая от РПЦ православная церковь. Представьте себе на минуту 'зеркальную' ситуацию: РПЦ подчинена Киевскому патриарху. Как бы к этому отнеслись в Москве?

6. Не могу судить, насколько 'прохладным' был прием Алексия II в Киеве. Программа согласовывалась до мельчайших деталей, поэтому все остальное - это сфера субъективных настроений и оценок. По крайней мере, лично у В.Ющенко, как мне кажется, не было особых - сугубо человеческих - оснований для 'радостно- пылкой' встречи Московского патриарха. Мне приходилось читать издания УПЦ МП 2004 года, в которых тогдашний кандидат в Президенты В.Ющенко изображался как посланец сатаны. От такого трудно абстрагироваться.

7. Объективно, без политической примеси, религиозный вопрос, как и язык, не является чем- то фатальным для национальной идентичности украинцев. Социологические опросы показывают, что среди русскоязычной части населения уровень патриотизма ничуть не ниже, чем в украиноязычной ее части. Русский язык - не помеха для того, чтобы чувствовать себя украинцем. То же самое можно сказать и о конфессионной принадлежности: в этой сфере толерантности, пожалуй, даже побольше, чем в языковой. Вся беда в политиках, которые в корыстных партийных целях раздувают те или иные вопросы, забывая, что играют с огнем.

8. Кто-кто, а митрополит Кирилл хорошо знает, что такое политика. В политической плоскости, при желании, можно рассматривать что угодно. Если религиозный вопрос в Украине и политизируется, то не стоит думать, что Россия здесь ни при чем. В обеих странах есть силы, которым выгодно политизирование. Но главное все же в том, что есть объективные процессы: Украина - государство, и церковь вряд ли сможет абстрагироваться от этого факта.

N136, субота, 2 серпня 2008

____________________________________

Клара Гудзик: Первое ли Крещение Руси мы празднуем? ("День", Украина)

Россия - смертельный враг Украины? ("ИноСМИ", Россия)