Моралистически-историческое отступление

Возможно, часть читателей поспешит высказать возмущение автором, который обсуждает, с точки зрения политической борьбы, состояние здоровья Виктора Ющенко.

Другая часть, надо полагать, усомнится в том, что сам Ющенко, как человек высокоморальный, даст разрешение Балоге спекулировать на его здоровье.

Я хотел бы напомнить, что первым, кто начал спекулировать темой ухудшения здоровья и, более того, умышленного отравления кандидата на пост президента, был сам Ющенко.

Именно он, не имея ни малейших доказательств даже факта отравления, тем более - умышленного отравления, заявил Верховной Раде, что убийца - власть.

Еще тогда люди, даже сочувствующие Ющенко, недоуменно задавали неуместный вопрос: если речь идет о политическом убийстве, то где же труп?

Ведь, как правило, если политического деятеля хотят убить, его убивают, о чем свидетельствует, например, судьба Кеннеди.

Вызывал сомнения и пресловутый инцидент с камазом, который приобрел особые краски после того, как изумленная общественность узнала об удивительной способности президента мужественно хлопнуть "фронтовые 100 грамм" и тут же усесться за руль машины (с последующим разгоном ГАИ).

Справедливости ради отмечу, что мне самому осенью 2004 года пришлось проехаться по херсонской трассе, и если бы я был кандидатом на пост президента, то, пожалуй, тоже заявил бы о попытке покушения - уж очень некомфортно перемещаться на легковушке между снующими камазами...

Сама же тема ухудшения здоровья Ющенко, трактуемого только и исключительно как умышленное отравление народного кандидата властью, была в 2004 году использована на 100%.

Можно сколько угодно рассуждать на тему объективных предпосылок Майдана, но нет сомнения, что наглядный пример преступности власти сыграл значительную роль в мобилизации "оранжевых" избирателей. Если бы отравления не было, его имело бы смысл придумать.

Независимо от объективных обстоятельств - было ли отравление, кто и зачем его осуществил, эта тема играет важную роль в политических технологиях.

Историческая справка

В 2005 году многие пессимисты полагали, что "диоксиновое дело" и дело Гонгадзе будут использованы революционерами для того, чтобы уничтожить своих политических оппонентов - Кучму, Медведчука, Януковича и других.

Логика этих людей была очевидна - если уж Ющенко без всякого расследования указал, что его отравили и отравители сидят во власти, то назначить виновных уже особого труда не представляло.

Тем не менее, пессимисты были неправы. Расследование дел шло со скоростью беспечного ежика и дальше грозных деклараций гаранта, с трогательной непосредственностью раскрывающего тайны следствия и обещающего пересажать оппозицию, дело не пошло.

Тем временем, часть потенциальных "отравителей" постепенно начали сотрудничать с новой властью. Ющенко, пусть со скрипом, но согласился на премьерство Януковича, а потом приглашал на пост главы СНБОУ Медведчука.

Только в 2007 году появились попытки вновь использовать "диоксиновое дело" в политике - Ющенко начал намекать на связь отравителей с Россией.

"Прорыв", однако, случился только после начала преследования Давида Жвания.

Инициатором выступал, очевидно, СП и началась акция по травле "виноватого". Но главное было не то, что виновен именно Жвания, а то, что он один из лидеров "Народной самообороны", чрезмерно сблизившейся с Юлией Тимошенко.

При этом то, что Жвания начал говорить о такой неудобной теме как отравление, было для Банковой неприятным сюрпризом - до сих пор, все информированные по этому делу предпочитали помалкивать.

Жвания, кстати, тоже сначала только угрожал, но его угрозы не воспринимались всерьез.

Когда же он заговорил, пришлось принимать экстренные меры, вроде привлечения для опровержения измышлений Жвании профессора Сора.

Однако, стало еще хуже.

УП и газета "2000" начали публикацию собственных расследований обстоятельств отравления. Причем "2000" публиковала, в основном, документы из архивов Верховной Рады и даже СБУ (!), а вот УП публиковала интервью у непосредственных очевидцев тех событий.

В результате выяснилось поразительное несовпадение версий событий у разных людей (даже врачей).

Очевидно, в СП поняли, что лучшая защита - это нападение, и, примерно с середины июля, основным источником новых тем стало именно нынешнее окружение президента.

Промежуточным результатом стало обвинение Жвания в участии в отравлении Ющенко.

Предварительная версия

На настоящий момент основная версия сводится к тому, что Ющенко был отравлен диоксином с целью убийства на ужине с руководителями СБУ 5 сентября 2004 года.

Непосредственные исполнители - Владимир Сацюк и Тарас Залесский. Правда, обвинение им не предъявлено.

Диоксин имеет российское происхождение, возможно, он получен по согласованию с российским руководством - раз уж основные фигуранты дела скрылись в России.

Президент, очевидно имеющий смутное представление о правах человека вообще и никакого представления о презумпции невиновности в частности, уже заявил, что к отравлению причастен Жвания.

До сих пор единственной версией этой причастности было то, что Жвания несмертельно отравил Ющенко по поручению своего компаньона Березовского с тем, чтобы обеспечить ему победу на выборах.

Для этого же, к слову, была предпринята попытка взрыва штаба Ющенко (организаторы которого тесно связаны с Березовским).

Однако, роль Березовского в организации "оранжевой революции" и его имидж таковы, что лучше его фамилию всуе не поминать, опять же, что делать с "российским следом"?

Поэтому от этой многообещающей версии пока отказались. Жвания обвиняют (через Пукшина) в том, что он вынудил Ющенко поехать на пресловутый ужин. При этом пока неясно то ли его использовали втемную, то ли он знал об отравлении и вез Ющенко сознательно, то ли он даже сам привез диоксин.

Версия следствия будет зависеть от поведения подозреваемого.

Пукшин назвал и еще две существенно важные фамилии: Тимошенко и Медведчук. Пока что их обвиняют только в осуществлении информационно-аналитической поддержки Жвания.

Однако, как и в случае с самим Жвания, тут возможны варианты. Мало ли что выяснится по ходу следствия?

Важный момент: Ющенко навязывает мнение, что все подозреваемые в покушении со временем окажутся в России. Это значит, что он вовсе не стремится проводить открытый соревновательный судебный процесс.

С другой стороны, оппонентам президента делается намек - президент не кровожаден, сажать он никого не будет, и удовлетворится, если неустраивающие его политики просто покинут страну.

Цели проекта

Как представляется, сейчас "диоксиновое дело" превратилось в чисто политический проект, преследующий три основные цели.

Во-первых, это морально-политическая легитимация Ющенко и всего нынешнего политического режима - в той мере, в которой он замкнут на Ющенко.

Президенту необходимо возродить имидж жертвы "антинародного режима" и указать обществу, что раньше было еще хуже.

Помимо тактических задач тут есть и стратегическая, касающаяся формирования имиджа украинцев как нации неудачников, которая всегда терпела поражения от россиян. Тут отравление предстает виде некоего "минигеноцида".

Во-вторых, речь идет о выведении из предвыборной игры 2009-2010 годов "Народной самообороны". Очевидно, Луценко собирался вести самостоятельную игру, возможно даже выдвигать свою кандидатуру.

Опыт 2006-2007 годов показал, что он может наскрести под виртуальный проект 3-4% голосов. Это весомая прибавка к рейтингу любого "оранжевого" кандидата, борющегося за выход во второй тур.

Сейчас лидер НС находится в неопределенном состоянии, о чем наглядно свидетельствует его нежелание вмешиваться в конфликт Ющенко и Жвании.

А ведь это не межличностный конфликт. Тут разговорами о том, что ему, дескать, "неприятно слышать", не отделаешься.

В-третьих, и это, пожалуй, главное, нанести удар по Юлии Тимошенко. По возможности такой, после которого она уже не сможет выдвинуть свою кандидатуру на президентских выборах.

Наиболее эффектно было бы обвинить ее в соучастии в организации покушении или, как минимум, в том, что она, через Медведчука и Шуфрича, знала о нем, но никому не сказала (рассчитывая, например, стать после смерти Ющенко лидером демократических сил). Выглядит такая версия довольно нелепо, но...

Благом является то, что дело не было "расследовано" в 2005-2006 годах. Тогда бы притянуть к нему Тимошенко было бы невозможно, а сейчас уже очевидны противоречия между Ющенко и Тимошенко и часть избирателей поверит, что так было всегда. Поверили же советские граждане в троцкистско-бухаринский заговор.

Дело настолько политизировано, что результат расследования, убедительный для хотя бы половины населения, изначально исключался. Так что тут излишняя достоверность, в общем-то, и ни к чему.

Если такой вариант не получится, можно нанести ущерб каким-либо еще образом. Например - обвинить в причастности к покушению Медведчука, которого Ющенко прямо называет доверенным советником Тимошенко.

При достаточной кампании в СМИ (а они, как показали киевские выборы, сейчас не менее уязвимы для административного ресурса Банковой, чем это было при Кучме) ущерб нанесенный с этого направления также может оказаться невосполнимым.

Таким образом, "диоксиновое дело" является сейчас одной из основных технологий Банковой, позволяющей "демократическим" путем (без, например, убийства Тимошенко, которое бы ударило, в первую очередь, по Ющенко) переформатировать политическое поле так, чтобы исключить участие оппозиционных к Ющенко кандидатов на президентских выборах.

Василий Стоякин, директор Центра политического маркетинга

__________________________________

Н.Полуденный: Искать диоксин в организме Ющенко начали по совету американцев ("Украинская правда", Украина)

Выборы на Украине ("The Washington Times", США)

Шпионы и яды ("Christian Science Monitor", США)