Sunday, August 3, 2008; B07

В тоталитарном государстве все сферы жизни политизированы - даже спорт, культура и бизнес. И президенту Бушу, а также другим мировым лидерам, которые будут на этой неделе присутствовать на церемонии открытия Пекинской Олимпиады, пора перестать делать вид, будто это не так - особенно перед самим китайским народом.

'Я принял решение не политизировать Игры, - высокопарно заявил Буш в беседе с журналистами из стран Азии на прошлой неделе (его слова цитирует пекинская газета 'Жэньминь Жибао') - Здесь речь идет о спорте'.

Однако Буш, французский президент Николя Саркози (Nicolas Sarkozy), премьер-министр Австралии Кевин Радд (Kevin Rudd) и их коллеги из других стран приедут на Олимпиаду именно потому, что они - политические лидеры, а не спринтеры или метатели копья. Поэтому, говоря, что в данном случае спорт не следует смешивать с политикой, они по сути 'отрицают собственную идентичность'.

Вместо этого им следует превратить свой визит в Пекин в публичное политическое мероприятие. Они должны в открытую заявить о нарушениях прав человека в Китае и напомнить об обещанном Пекином послаблении в сфере личных свобод граждан во время Олимпиады. Эти обещания постоянно нарушаются: китайские органы госбезопасности используют Игры как предлог, чтобы бросать диссидентов за решетку и лишать их доступа к мировым СМИ.

Для китайского руководства нынешняя Олимпиада - событие чисто политическое, а точнее внутриполитическое. Как я отмечал в прошлом году, побывав в Пекине, цель властей - не вывести свою страну на мировую арену, а заставить весь мир плясать под их дудку на китайской арене. ЦК правящей коммунистической партии хочет продемонстрировать народу свою компетентность в организации престижного мероприятия, и признание, которое он завоевал в мире за 19 лет, что прошли после бойни на площади Тяньаньмэнь, превратившей Китай в международного изгоя.

И Саркози, и Буш получили списки видных китайских политзаключенных с просьбой напрямую поднять вопрос об их судьбе в Пекине - в ходе контактов с Председателем Ху Цзиньтао (Hu Jintao) и китайскими СМИ. Если они поступят именно так, это во многом оправдает решение двух лидеров присутствовать на открытии Игр.

На прошлой неделе Буш сделал первый - пусть и символический - шаг в этом направлении, приняв в Белом доме небольшую группу китайских диссидентов, в томи числе одного из основателей демократического движения Вэй Цзиншена (Wei Jingsheng), Гарри У (Harry Wu), сделавшего достоянием гласности информацию о китайском ГУЛАГе, а также представителей подпольного христианского движения, уйгурского меньшинства и тибетского иммигрантского сообщества.

С точки зрения Пекина это настоящий скандал, примерно такой же демонстративный акт, как если бы Ху перед визитом в Вашингтон и встречей с Бушем пригласил в официальную пекинскую резиденцию Чжунаньхай Усаму бен Ладена (Osama bin Laden), иранского президента Махмуда Ахмадинежада (Mahmoud Ahmadinejad) и лидера ХАМАС Исмаила Ханию (Ismail Haniyeh). Если американская пресса уделила встрече президента с диссидентами относительно мало внимания, то со стороны Пекина она спровоцировала резкие пропагандистские выпады.

Белый дом не предпринял никаких попыток помешать участникам распространять по электронной почте полную запись беседы, включая обещания Буша 'лицом к лицу' поговорить с Ху о 'проблеме прав человека'. Причем речь идет не о простой халатности, а о просчитанном шаге: два года назад, когда активисты китайского христианского движения встречались с Бушем и передали мне свои записи, на основе которых я 'по горячим следам' написал статью об этом событии, возражений из Белого дома тоже не прозвучало.

Тогда активисты предложили Бушу в ходе следующего визита в Китай помолиться вместе с христианами-'подпольщиками', - они собираются в неофициальной обстановке, без санкции властей - и президент, похоже, был не против. На этой неделе ему следует выполнить обещание - это стало бы элементом усилий международного сообщества, призванных донести до официального Пекина важность таких вопросов, как свобода вероисповедания, слова и доступа к информации.

На прошлой неделе правозащитная организация "Международная амнистия" (Amnesty International) - по ее оценке, примерно полмиллиона китайцев находится за решеткой без предъявления каких-либо обвинений - распространила доклад, в котором Пекин обвиняется в стремлении использовать Олимпиаду в качестве предлога для 'усиления' политических репрессий.

Решение Саркози отправиться на Олимпиаду вызвало особенно неоднозначную реакцию у него на родине. Даниэль Кон-Бендит (Daniel Cohn-Bendit) - в прошлом политический 'бунтарь', а ныне влиятельный депутат Европарламента - призвал французского лидера попросить об освобождении семерых политических заключенных: в этом списке - Хуан Ци (Huang Qi), арестованный в июне в Чэнду за попытки 'сорганизовать' пострадавших от сычуаньского землетрясения, чтобы направить властям коллективные требования о помощи.

Международный Олимпийский Комитет дал понять, что не станет решительно требовать от Китая выполнения обещаний, которые он дал, участвуя в конкурсе за право проведения Игр. Вряд ли стоит этому удивляться: ведь речь идет об организации, чей выбор слишком часто определялся нереальными обещаниями или коррупционными 'услугами', оказанными ее членам. Таким образом, задача спасения политической репутации Олимпиады 2008 г. ложится на плечи политических лидеров, отправляющихся в Пекин.

Чтобы выполнить эту задачу, понадобится решимость и координация действий между лидерами-единомышленниками вроде Буша и Саркози. Им следует брать пример с таких видных деятелей, как чех Вацлав Гавел (Vaclav Havel) и южноафриканец Десмонд Туту (Desmond Tutu), отметивших в своем обращении: при освещении этого международного праздника человеческого духа правам человека необходимо уделять не меньше внимания, чем подсчету олимпийских медалей.

_________________________________

Олимпиада как кошмар для Китая ("Foreign Affairs", США)

Освещая олимпийские события ("The Wall Street Journal", США)

Запретная Олимпиада ("The Wall Street Journal", США)

Китайские запреты для гостей Олимпиады ("The New York Times", США)

Олимпийская одиссея Китая: жертва или победитель? ("The New York Times", США)